Григорий Климов. Протоколы Советских Мудрецов

Протокол 14. Стражи порога

Нет книги, написанной без помощи дьявола.

Нобелевский лауреат,
Андре Жид.

– Товарищи, приведу вам несколько любопытных цитат. Известный поэт Некрасов пишет: “Братья-писатели, в нашей судьбине что-то лежит роковое”.

– Американский журнал “Тайм” от 5.10.70 сообщает, что из 6 американских нобелевских лауреатов по литературе 5 были алкоголиками (Юджин О’Нил, Синклер Льюис, Уильям Фолкнер, Хемингуэй и Стейнбек). Там же говорится, что среди известных американских писателей XIX века от 30 до 50% были алкоголиками, что связано с комплексом саморазрушения и маниакально-депрессивным состоянием (сначала большой подъем, а затем упадок).

– “Английский ученый Чарлз Сноу (он же и писатель) совсем недавно заявил, что “девять писателей из десяти — политически порочны” и что, не оказывай писатели такого влияния на политическую жизнь народов, “мир, пожалуй, не знал бы Аушвица”.

– Добавлю, что Чарлз Сноу не только известный писатель, но и крупный ученый-физик, лорд, пэр и член британского парламента, так что источник довольно авторитетный. А цитату эту я взял из толстого журнала “Мосты” №6, Мюнхен, 1961, стр.274. Журнал этот издавался на деньги американской разведки ЦРУ для заброски в Советский Союз, чтобы активизировать у нас эти самые “9 из 10”. Так что, если не верите мне, то поверьте хоть американской разведке.

– Журнал “Русское слово в Канаде” за март-апрель 1976 года пишет: “Надежда Мандельштам в своих “Воспоминаниях” обронила, что большинство современных писателей ведет своего читателя или в бездну, или... в помойную яму”. Это говорит вдова поэта Осипа Мандельштама, который погиб во время Великой Чистки и стихи которого теперь переиздает ЦРУ. Опять-таки для засылки в СССР, чтобы будоражить наших диссидентов.

– Газета “Новое русское слово” в Нью-Йорке (сионисты и троцкисты) иногда хвастается, что ее читают и в Москве. Да, мы ее тоже почитываем — и иногда находим там интересные для нас откровения. Например, в номере от 18.02.1968 там напечатано, что писатель Михаил Зощенко был неврастеником и сам считал свое писательство чем-то вроде болезни. Одному из своих друзей он говорил: “Все-таки, знаешь, это вроде болезни. Вообще, от хорошей жизни писателем не становятся. Надо что-то перетерпеть или вообще быть больным... Где-то я читал, что Фонвизин, уже полупараличный, катался в тележке перед университетом и кричал студентам: “Вот до чего доводит литература! Никогда не будьте писателями! Никогда не занимайтесь литературой!”

– Кстати, хотя Зощенко писал умышленно хамским языком, но по рождению он был дворянин. И хотя он был писателем-юмористом, но в личной жизни этот смехач был тяжелым депрессивным меланхоликом.

– Ну, и маленькое личное наблюдение. Недавно моя жена познакомилась со студенткой из Алжира, которая учится в университете имени Лумумбы. И эта студентка ей говорит, что на медицинском факультете, где она учится, профессора прямо говорят, что большинство писателей — шизофреники. А поскольку я сам немножко пописываю, то при этом жена посмотрела на меня довольно ехидно. Только она не знает, что я пишу...

– Знаем, что он пишет, — шепнул один студент другому. — Он пишет рекомендации, кого из братьев-писателей посадить в дурдом и кого выбросить за границу.

Сверхписатель Борис Руднев, почетный член Союза советских писателей и по совместительству генерал-профессор Научно-исследовательского института НИИ-13, полистал в своих записках:

– Английский специалист по советским вопросам Роберт Конквест в своей толстенной книге “Большой террор”, Лондон, 1968, где он анализирует Великую Чистку, пишет, что из 700 писателей, которые присутствовали на I Съезде советских писателей в 1934 году, только 50 человек пережили Великую Чистку и присутствовали на II съезде писателей в 1954 году. И Солженицын тоже говорит, что за время чистки подчистили более 600 писателей (стр.322).

– Если вы заглянете в 8-томную советскую “Краткую литературную энциклопедию”, Москва, 1962-1975, и просмотрите биографии советских писателей, процветавших до Великой Чистки, то увидите, что большинство этих биографий кончается сакраментальной формулой: незаконно репрессирован — посмертно реабилитирован. То есть ликвидирован во время Великой Чистки.

– Международная организация писателей ПЕН-клуб 3 ноября 1977 года подала официальную жалобу в Организацию Объединенных Наций, утверждая, что писатели подвергаются репрессиям в 55 из 80 обследованных стран. Приложен список с именами 606 писателей, из которых 471 находятся в тюрьме, 22 посажены в психиатрические больницы, 7 находятся в ссылке, 12 под домашним арестом и так далее.

– Вы подумаете, что на первом месте СССР? Нет, на первом месте стоит Аргентина, где военное правительство, в порядке борьбы с дикой анархией и террористами-убийцами, посадило за решетку 119 бумагомарателей, которые раздувают эту анархию. СССР стоит на втором месте: 78 чернильных душ, в основном диссидентов, которых мы сажаем в дурдома или выбрасываем за границу. Но даже и в США, где так много вопят о “правах человека”, подвергаются репрессиям 6 писателей, в основном порнографов, занимающихся растлением человеческих душ.

– Отец философии экзистенциализма, то есть декаденции в философии и литературе, датский философ Сорен Кьеркегор (1813-1855), горбун и гомосексуалист из евреев-выкрестов, говорит, что со времен изобретения печатного пресса дьявол поселился в печатной краске и в результате этого в современном мире, где общественное мнение создается прессой, невозможно проповедовать христианство.

– Но как расшифровать эту философскую загадку? Да, кстати, вторым знаменитым датским гомо был наш общий знакомый — сказочник Андерсен.

– Кьеркегору вторит видный французский писатель и нобелевский лауреат Андре Жид (1869-1951), который прямо говорит, что нет книги, написанной без помощи дьявола. Чтобы понять эту сентенцию, нужно знать, что Жид — такой же педераст, как Кьеркегор. Но на что он намекает? Ведь дьявол — это только псевдоним вырождения. Какая же связь между этим дьяволом и литературой?

– Разберем эту щекотливую проблему более подробно. Неужели литературное творчество действительно столь тесно связано с дьяволом дегенерации? Неужели вырождение — это неизбежная плата за гениальность?

– Нет, необязательно. Величайший гений русской литературы Александр Сергеевич Пушкин был совершенно нормальным человеком. Солнечный гений! Потому и говорят, что высший талант — от Бога. А дьявол ему только подражает. Потому дьявола и называют — обезьяна Господа Бога.

– Н-да, хотя гениальность Пушкина была от Бога, но и дьявол тоже не дремал — и именно он подвел Пушкина под пулю Дантеса. Этот дьявол прятался в душе его жены — красавицы Наталии Гончаровой.

– Сейчас мы разберем ее родословную, и вы сразу увидите, в чем дело. Бабушка Наталии Гончаровой, по отцу графиня Надежда Платоновна Мусина-Пушкина, умерла совершенно сумасшедшей. Ее сын Николай Афанасьевич, отец Наталии Гончаровой, в конце жизни тоже “повредился в уму”, так, что бросался с ножом на жену, от которой у него было 6 детей. По суду он был признан душевнобольным, и дела семьи вел его брат Дмитрий Николаевич. Мать Наталии Гончаровой — Наталия Ивановна — была тоже не лучше: на старости лет она стала алкоголичкой и напропалую сожительствовала с лакеями и кучерами. А это симптомы подавленного гомосекса.

– Сестра Наталии Гончаровой — Александра — была совершенно косая, а сама Наталия была слегка косоглазая. И Пушкин, даже на смертном одре, называл ее “моя косая Мадонна”. Вот и вспомните тут суеверие про “дурной глаз”, который приносит несчастья.

– Хотя Наталия Гончарова за 4 года, с 1832 по 1836, родила Пушкину 4 детей, но в интимной жизни она была фригидной, то есть импотенткой. Пушкин описывает это так:

О, как мучительно тобою счастлив я!
Когда, склонясь на долгие моленья,
Ты предаешься мне нежна, без упоенья,
Стыдливо-холодна, восторгу моему
Едва ответствуешь, не внемлешь ничему,
И разгораешься потом все боле, боле —
И делишь, наконец, мой пламень поневоле.

– Так, с игривостью и легкостью гения, Пушкин описывает свою жену в постели. Потом он любил повторять:

Хочешь быть умен — учись,
Хочешь быть в раю — молись,
Хочешь быть в аду — женись!

– Дальнейшие материалы я беру, в основном, из книги П. Е. Щеголева “Дуэль и смерть Пушкина”, которая вышла в Москве в 1936 году (стр.357-358). Заметьте дату — 1936. Как раз в разгар Великой Чистки. И это совпадение вовсе не случайное.

– Причиной дуэли Пушкина послужило ухаживание Дантеса за его женой, где эта глупая и холодная красавица вела себя очень неразумно. В результате Пушкину прислали анонимный диплом “Ордена рогоносцев”. Но последующие расследования показали, что этот “диплом” был написан рукой князя Петра Владимировича Долгорукова. Это был 20-летний хромоногий педераст, мать которого умерла при его родах и который хвастался, что он из рода Рюриковичей. Он принадлежал к кружку педерастов вокруг голландского посланника Геккерена, который играл в этом деле роль злого гения.

– Богатый барон Геккерен в возрасте 45 лет усыновил 24-летнего нищего барона Дантеса, у которого в то время был еще жив его родной отец. Старый трюк — старый педераст усыновляет молодого педераста. В общем, Пушкина затравила и убила шайка педерастов — Геккерен, Дантес, Долгоруков и Ко.

– Но как же педермот Дантес ухаживал за женой Пушкина? И почему она флиртовала с ним? Судя по всему, Наталия Гончарова принадлежала к тем 47% замужних женщин из статистики д-ра Виттельса, которые более или менее заражены гомосексом. Скажем, что это не настоящие лесбиянки, а виттельянки. И этих виттельянок инстинктивно, подсознательно тянет к таким же мужчинам из статистики д-ра Кинси (37%), к кинсианцам.

– Наш инакомыслящий диссидент Синявский-Терц, которого мы выбросили по израильской визе, но который вместо Израиля присосался в Париже, накатал там похабную книжку “Прогулки с Пушкиным”, где этот идиотик — кстати, такой же косоглазый, как жена Пушкина и ее сестра, — разбирая взаимоотношения Наталии Гончаровой с Дантесом, нахально спрашивает: “Дала или не дала?” Но ведь она была фригидная импотентка. И вопрос здесь надо ставить иначе. И этот вопрос в одинаковой мере относится и к косоглазому Синявскому, в писаниях которого даже некоторые западные специалисты, например, американский профессор русской литературы Эдвард Браун, не видят ничего, кроме импотенции, психических болезней и половых извращений. Подумайте-ка над этим вопросом сами.

– Адвокаты дьявола сейчас же начнут возражать: “Но какой же Дантес педераст, если он женился на сестре жены Пушкина Екатерине?” Очень просто: кинсианец женился на виттельянке. Ведь если одна сестра “такая”, то и другие сестры, как правило, тоже не лучше.

– А какие результаты этого? Позже, когда они жили в Париже, дочь Дантеса и Екатерины Леония-Шарлотта сошла с ума на почве загробной любви к своему дяде Пушкину и умерла душевнобольной. Ее комната была превращена в молельню, где перед аналоем висел большой портрет Пушкина, а на стенах были другие портреты ее мертвого дяди. Дочь Дантеса молилась перед портретом своего дяди, а с отцом она не разговаривала, называя его убийцей Пушкина.

Не мог щадить он нашей славы,
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал.

– Разберем еще некоторые побочные детали. Известно, что Пушкин немножко сожительствовал с сестрой своей жены — косоглазой Александрой, которая как бы утешала его в неудачах его семейной жизни. Но что же получается? Жена Пушкина Наталия флиртовала с педермотом Дантесом. Ее сестра Александра спит с Пушкиным. А затем третья сестра Екатерина выходит замуж за того же Дантеса. Что за странная каша? Как у Достоевского! Но эта каша хорошо знакома психоаналитикам: это означает, что все три сестрички гомосексуальны и их тянет друг к дружке. А общий мужчина служит им как бы психологическим мостом.

– Еще одна маленькая загадка. Раненый Пушкин стрелял по Дантесу с расстояния в 10 шагов, то есть около 8 метров. Пушкин считался хорошим стрелком — и дистанция убийственная. Но Дантес, как это ни странно, отделался только испугом и царапиной. Это объясняли тем, что пуля Пушкина попала в пуговицу мундира Дантеса, и это спасло его.

– Но в 1938 году, вскоре после выхода книги Щеголева, инженер М.З.Комар проделал следующий расчет: зная диаметр пули, начальную скорость и пробивную силу при дистанции в 10 шагов, он пришел к выводу, что пуговица здесь не помогла бы. Из материалов военно-следственной комиссии после дуэли известно, что Дантес не только не представил судьям спасительную пуговицу, но не мог даже толком объяснить, в какую именно пуговицу пуля попала.

– Расчеты М.З.Комара представляют в новом свете и нахальную усмешку Дантеса во время дуэли, и очень странное поведение его приемного отца барона Луи Геккерена перед дуэлью, когда он униженно, чуть не на коленях упрашивал Пушкина отсрочить поединок на две недели. Писатель В.В.Вересаев высказывает предположение, что за это время Геккерен раздобыл для своего миньона нательную кольчугу, которая и была той “пуговицей”, которая спасла Дантесу его подлую жизнь.

– Затем расчеты М.З.Комара повторил судебный медик В.Сафонов. И он тоже пришел к выводу, что, судя по характеру скрытого перелома ребра у Дантеса, его спасла не “пуговица”, а кольчуга под мундиром. Но по уголовным законам того времени это означало не дуэль, а преднамеренное убийство. Теперь же, оглядываясь назад, это может только служить историческим примером хитрости и подлости педерастов Геккерена и Дантеса. И той компашки, включая педермота князя Долгорукова, которая затравила Пушкина.

– Если Пушкин погиб в возрасте 37 лет, то второй лучший поэт России — Михаил Юрьевич Лермонтов — погиб тоже на дуэли, в возрасте 26 лет. Считается, что и Лермонтова тоже погубила окружающая среда. Посмотрим, кто же здесь виноват?

– Муж бабушки Лермонтова, Елизаветы Алексеевны Столыпиной-Арсеньевой, Михаил Арсеньев покончил самоубийством, отравился. А это уже плохой признак. После 17 лет брака у них была только одна дочь Мария Михайловна, мать Лермонтова. Это тоже плохой признак. Отец Лермонтова был ловеласом и женился только ради денег бабушки. Мать Лермонтова была очень нервной и болезненной и умерла в возрасте 21 года.

– Самой сильной влюбленностью Лермонтова была любовь к кузине Варваре Александровне Лопухиной. Второй влюбленностью Лермонтова была Анна Григорьевна Столыпина, двоюродная сестра его матери, которая была на 5 лет старше его. В юношеском возрасте он был также влюблен в Екатерину Сушкову, которая опять-таки была его родственницей и была старше его. Все это плохие признаки: влюбчивость в родственниц, да еще старше его, означает подсознательное влечение к кровосмешению.

– Надо сказать, что физически Лермонтов был довольно некрасив и очень страдал от этого. Ни одна из женщин его при жизни не любила, да и сам он относился к женщинам, в основном, насмешливо или враждебно. Но зато какой блестящий талант! Написать в 26 лет столько замечательных вещей... Нет, это уже не талант, а гениальность!

– Но в душе этого гения сидел бес, которого современные психологи называют комплексом саморазрушения. И это очень заметно в творчестве Лермонтова. Например, герой нашего времени Печорин — ведь это байронизм. А доктор Ланге-Эйхбаум говорит, что лорд Байрон был гомо и сожительствовал со своей сводной сестрой Августой, из-за чего жена Байрона устроила скандальный развод, и Байрону пришлось бежать из Англии. У Байрона отец, мать и дед по матери покончили самоубийством — и у Лермонтова дед по матери покончил самоубийством. Те же симптомы. Не только в их творчестве, но и в их жизни и смерти было много общего. Смерть Лермонтова и смерть Байрона с точки зрения психоанализа — это своего рода подсознательно подстроенные самоубийства.

– В этом же и корни лермонтовского “Демона”. Кстати, художник Врубель, который начал с росписи церквей, а потом, как одержимый, иллюстрировал “Демона”, в возрасте 54 лет кончил прогрессивным параличом, слепотой и умер в сумасшедшем доме. Дьявол не любит, когда его дергают за хвост.

– Я обожаю Лермонтова. Если бы я был царем, я приставил бы к нему двух архангелов, чтобы охранять его — от самого себя, — генерал-профессор советской инквизиции печально покачал головой. — Теперь мы делаем это с некоторыми нашими поэтишками. Только все они Лермонтову и в подметки не годятся.

– А как вы это делаете? — раздалось из аудитории. — Сажаете в дурдома?

– Нет, некоторым нашим поэтам-бунтарям, в душе мазохистам, мы подсовываем соответствующих бабенок из наших можно-герлс КГБ. А дальше обычная история, хорошо известная психиатрам и бандершам. Красотка снимает с поэта-мазохиста штаны, ругает его последними словами и порет его плетью, пока он не кончит. После этого он больше не скулит про мировую скорбь и не бунтует, а пишет о замечательных советских женщинах. Это лучше, чем пуля Мартынова.

– Итак, Лермонтова погубила вовсе не окружающая среда, а дурная наследственность — от деда-самоубийцы. Ведь Лермонтов сделал то же самое, что его байронский герой Печорин — спровоцировал на дуэль своего лучшего друга Мартынова. И на дуэли даже не поднял пистолета. Самоубийство. А сколько изумительных вещей мог бы еще написать этот 26-летний гений, если бы он дожил до 70 лет...

– Итак, и Пушкина, и Лермонтова погубила, одного снаружи, а другого изнутри, одна и та же причина — дьявол вырождения. Тот ангел смерти, которого Лермонтов описал в своем “Демоне”:

Я тот, чей взор надежду губит;
Я тот, кого никто не любит;
Я бич рабов моих земных,
Я царь познанья и свободы,
Я враг небес, я зло природы...

– Да-с, написано с большим знанием дела. Очень точная формулировка.

* * *

– Следующим столпом русской литературы является граф Лев Толстой. О нем мы уже говорили на предыдущей лекции. Напомню только запись в дневнике Толстого от 29 ноября 1851 года: “Я никогда не любил женщину... но я довольно часто влюблялся в мужчин... Я влюбился в мужчину, еще не зная, что такое педерастия”.

– Это ключ к пониманию многих темных и путаных мест в творчестве Толстого. Например, возьмем его повесть “Дьявол”. Там молодой помещик сначала путается с дворовой крестьянкой, потом женится на женщине своего круга. Но он никак не может забыть крестьянку, жена ему противна, и он ломает себе голову, что делать: убить эту крестьянку? или убить жену? или убить самого себя?

– Для нормального читателя эта повесть — сплошное идиотство. Вы поймете все это только тогда, когда будете знать тайный “ключик”: герой этого “Дьявола” — такой же двуполый педермот, как граф Толстой. И путался он сначала не с крестьянкой, а с мужиком. А потом женился, но его по-прежнему тянет к мужчинам. Но зачем же тогда стрелять жену? Или другого педермота? Логический вывод — стреляйся сам! И обратите внимание на характерное название — “Дьявол”.

– Недавно я видел кинофильм по повести Толстого “Казаки”. И опять та же фальшь. Молодой дворянин прощается со своими собутыльниками в столице и уезжает на Кавказ, якобы в поисках каких-то идеалов. Там он встречает настоящих людей — казаков — и даже вроде влюбляется в простую казачку, воплощение здоровья и красоты. Но когда красавица-казачка наконец говорит ему “да”, наш герой почему-то пасует и поспешно смывается.

– Почему? Да потому, что Толстой вкладывает в своих героев свою собственную душу — душу педермота. В общем, Толстой морочит нам голову, выдавая ненормальных людей за нормальных.

– Сейчас на Западе Солженицына сравнивают с Толстым. Да, кое-что общее есть. Например, в рассказе “Случай на станции Кречетовка” пышная красотка соблазняет героя в постель, но он упорно сидит и штудирует Карла Маркса. Тогда красотка встает из горячей постели и стоит перед героем голая, приглашая его вкусить все блага рая. Кто бы из вас здесь не соблазнился? Но герой Солженицына хватает книжку Карла Маркса и убегает на улицу. Какая политическая сознательность! И какая литературная примитивщина!

– Эта навязчивая идея импотенции проходит во многих его вещах — и в “Круге первом”, и в “Раковом корпусе”. Его герои как будто лезут к женщинам, но в последний момент, когда героиня говорит “да”, они почему-то пасуют и убегают. Типичная реакция импотентов.

– Дело в том, что на таких людей полагаться нельзя. Они очень двойственны и двуличны. А потом оказывается, что это шизофреник или параноик. Напомню диагноз знаменитого психиатра Россолимо о Толстом: “Дегенеративная двойная конституция: паранойяльная и истерическая, с преобладанием первой” (Александра Толстая, “Отец”, т. 2, стр.365).

– “Севастопольские рассказы” и “Война и мир” очень патриотические произведения. Казалось бы, что граф Толстой любит свою родину? А вот посмотрите, что он пишет в то же самое время в своих дневниках и в частной переписке:

“Противна Россия, просто ее не люблю”, — это в дневнике от 6 августа 1857 года, после возвращения из Европы. А в письме Александрии Толстой от 18 августа того же года он пишет: “В России скверно, скверно, скверно... Поверите ли, что, приехав в Россию, я долго боролся с чувством отвращения к родине...” (А. Толстая, “Отец”, т. 1, стр.153).

– Приехав домой в Ясную Поляну, он пишет в своем дневнике от 8 августа 1857 года: “...Россия противна, и чувствую, как эта лживая, грубая жизнь со всех сторон обступает меня” (Полн. собр. соч., Госиздат, т. 47, стр.150).

– Побывав в Европе, где ему тоже не понравилось, Толстой пишет в своей записной книжке от 13/25 мая 1857 года, что “все правительства равны по мере зла и добра” и что “лучший идеал — анархия”. (Там же, стр.208). Видите, что ему хочется — анархию! Вот такие-то графья и погубили Россию.

Сидевшие в аудитории члены советского правительства, слушая все это, думали: “Да-а, эти профессора из КГБ свое дело знают — как обеспечивать безопасность государства. Значит, потому они и Солженицына выкинули — чтобы он разводил свою критику и анархию за границей”.

А генерал-профессор Руднев продолжал:

– Чтобы вы не подумали, что я занимаюсь развенчанием великих людей, послушаем теперь и другую сторону — американскую разведку ЦРУ. В их журнале “Мосты”, №6, Мюнхен, 1961, стр.209, в статье “Бес равенства” о Толстом пишется так: “Писатель был близок к сумасшествию, к самоубийству (это психическое потрясение Толстого убедительно разбирал тончайший наш философ-психолог Лев Шестов)...”

– А вот что происходит с дочками графа-педермота Толстого Машей и Таней: “Бог лишил Машу детей. Проносив ребенка 7-8 месяцев, движение в ней прекращалось и ребенок умирал. Первый раз это объяснили случайностью, но то же повторилось и на второй, и на третьей беременности — дети рождались мертвыми, и то же самое при первой же беременности случилось с Таней”.

– Это пишет 13-е чадо Толстого Александра в своей книге “Отец”, т. 2, стр.214. Глядя на все это, Александра Толстая осталась старой девой и вместо мужа завела себе подружку-еврейку Татьяну Шауфус. Обе взяли себе приемных детей. Откровенно говоря, это честнее того, что делал граф Толстой.

– Эта Александра Толстая жила в Америке и, совместно с мадам Шауфус, командовала там “Толстовской фермой”. Но знаете, что было на этой ферме раньше? — Колония для дефективных детей! А сейчас там колония для выживших из ума стариков, где предпочтение отдается бывшим революционерам, вроде княгини Паниной, одной из богатейших женщин России, в доме которой начинал свою карьеру Ленин, и анархистам, вроде махновца Жигулева, который пишет о себе так: “Я был во всех левых партиях и организациях. Левее может быть только сумасшедший дом”. И беглая принцесса Светлана Сталина там тоже гостила. В общем, каждой твари по паре!

– В американских газетах писали, что Александра 13-я продолжала дело Толстого, получая на это пожертвования от таких благотворителей, как американская разведка ЦРУ и... Светлана Сталина. В “Новом русском слове” (в дальнейшем — НРС) от 4.03.1958 сообщается, что Толстой вручен крупный чек от какой-то странной организации под названием “Святые и грешники”. Хм-м, вот и разбери здесь, где святые и где грешники. А Сталин просто гнал их в концлагеря — и святых, и грешников.

– Возьмем следующего гиганта русской литературы — Достоевского. Профессор Ломброзо в своей книге “Гениальность и помешательство” пишет, что Достоевский дал поразительно яркие типы душевнобольных в “Идиоте”, “Подростке” и “Преступлении и наказании”. Толстой говорит о Достоевском так: “Он сам больной, и все его герои тоже больные”. А Достоевский отвечает: “Толстой совсем помешался”. Видите, какой обмен любезностями между гениями!

– В “Психиатрическом трехмесячнике”, издающемся в Нью-Йорке, доктор Г. М. Давидсон, тоже из сионских мудрецов, в 1964 году поместил статью “Достоевский и вечная драма человека”. Там доктор Давидсон анализирует эту драму, понимай — психические болезни, от библейских пророков и евангелистов до Фрейда и затем указывает на некоторые “тенденции гомосексуального порядка в жизни Достоевского и его творчестве”.

– Отец Достоевского происходил из духовного сословия, был помещиком — и садистом. И он так издевался над своими крепостными, что они в конце концов убили его. Но “даже царский суд” оправдал этих крепостных. Из садизма отца происходят и “тенденции” Достоевского, в творчестве которого много садо-мазохизма, то есть смеси садизма и мазохизма, что обычно так или иначе связано с гомосексом. Из 4 детей Достоевского 3 умерли в детском возрасте, по-видимому, как результат дурной наследственности.

– Характерно, что в молодости садо-мазохист Достоевский был членом кружка революционеров-петрашевцев, о которых он позже сам писал в своих “Бесах”, что это было “противоестественное и противогосударственное общество человек в тринадцать”. Заметьте символику — тринадцать! Чертова дюжина! В кружке петрашевцев Достоевский был один из самых левых и стоял за цареубийство. За это он был по суду приговорен к смертной казни. Но царь, которого он хотел убить, помиловал его и заменил ему казнь каторгой.

На каторге в Сибири с Достоевским происходит своего рода трансформация, и из левого он превращается в правого, становится писателем-реакционером. Возможно, что ему помогло “лечение трудом”, которое проповедовал Толстой.

– Сравнивая Толстого и Достоевского, нужно отметить, что эволюция Толстого происходила от Бога к дьяволу, а у Достоевского как раз наоборот — от дьявола к Богу. Соответственно этому Достоевский умер счастливым, просветленным человеком. А жизнь Толстого перед смертью была сущим адом, где он все время носился с мыслью о самоубийстве.

– Достоевского считают великим психологом. Точнее, как говорил Толстой, он сам был психопатом — и все его герои тоже психопаты. Но описывал он их честно, гораздо честнее, чем Толстой. Критики считают, что Достоевский не любил своих героев. Да и как любить этих психов? У меня, например, герои Достоевского возбуждают тревогу. А на Западе по героям Достоевского судят обо всем русском народе.

– Был ли Достоевский психом? Ну вот вам пример. Когда его любимая жена Анна Григорьевна была беременна, лежит она в холодной комнате в постели, а гениальный муженек трясущимися руками снимает у нее обручальное кольцо, хватает единственную теплую юбку, бежит в ломбард и закладывает это, а потом летит в казино и проигрывает все в карты. А любимой женушке нечего есть. Кстати, у Достоевского и его жены была разница в возрасте в 25 лет, а это уже плохой признак.

– Достоевский и его герои — это типичные латентные, или подавленные гомо из 37% д-ра Кинси, а героини из 47% д-ра Виттельса. Напомню, что говорится о таком подавленном гомосексе в Библии:

“Когда нечистый дух выйдет из человека; то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит. Тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел... Тогда идет, и берет с собой семь других духов, злейших себя, и вошедши, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого” (Матф. 12:43-45). “Семь других духов” — это просто всякие психозы.

– Интересно, как Достоевский писал свой роман “Идиот”. Сначала он хотел изобразить там идеально доброго человека, Иисуса Христа в наше время. А в результате получился “Идиот”. Потому-то в своей “Легенде о Великом инквизиторе” Достоевский и говорит, что если бы Иисус Христос появился в наше время, то его опять распяли бы.

– Достоевского считают пророком. Приведу вам некоторые интересные высказывания этого пророка:

“Если кто погубит Россию, то это будут не коммунисты, не анархисты, а проклятые либералы”. Совершенно правильно. Так и получилось. Либералы-кадеты, как термиты, подточили ножки трона. Потому Ленин и перестрелял их в первую очередь. Гнилой либерализм — это доброе зло или, если хотите, злое добро.

– А вот высказывание Достоевского, которое прямо относится к нашим теперешним либералам-диссидентам:

“Наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить”. Это лакеи Запада.

– Достоевский писал: “Настоящая правда всегда неправдоподобна”. Да, так оно и есть. Хорошим примером этому являются наши лекции. Потому что мы пользуемся тем же методом анализа, что и Достоевский.

– А как вам нравится такое пророчество Достоевского: “Россия сама спасется и весь мир спасет”. Потом Достоевский писал, что Россия еще скажет миру свое новое слово. То есть Достоевский, ставший из революционера реакционером, предвидел, что Россия переболеет болезнью революции, а потом придет национальное возрождение.

– Более подробно Достоевский писал об этом в своих “Бесах”, подразумевая под бесами революционеров: “...видите, это точь-в-точь как наша Россия. Эти бесы, выходящие из больного и входящие в свиней, — это все язвы, все миазмы, вся нечистота, все бесы и все бесенята, накопившиеся в великом и милом нашем больном, в нашей России, за века, за века!.. и мы бросимся, безумные и взбесившиеся, со скалы в море и все потонем, и туда нам дорога... Но больной исцелится и “сядет у ног Иисусовых”... и будут все глядеть с изумлением...”

– Вот потому-то главный бес революции — Ленин — и называл Достоевского не как-нибудь, а “архискверный Достоевский”, а Толстого ласково величал “зеркалом нашей революции”.

– Достоевский писал о революции так: “Раскачка такая пойдет, какой еще мир не видал... Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам...” Хорошо сказано!

– В “Бесах” Достоевский пишет о “скотском сладострастном секретном обществе”, потом идет социализм, Фурье, Прудон, “пятерки, рассыпанные по всей России”, с центром за границей, хромоножки, хромые учителя, скопцы, хлысты, нигилизм, поджоги. А потом Достоевский заявляет, что это “не социалисты, а мошенники”.

– А вот что писал Достоевский о дрожжах революции: “Интернационализм распорядился, чтобы еврейская революция началась в России. И начнется... Бунт начнется с атеизма и грабежа всех богатств... Евреи сгубят Россию и станут во главе анархии. Жид и его кагал — это заговор против русских. Предвидится страшная, колоссальная стихийная революция, которая потрясет все царства мира с изменением лика мира сего. Но для этого потребуется сто миллионов голов. Весь мир будет залит кровью...” Это из “Дневника писателя”.

– Хотя Достоевский писал это сто лет тому назад, но это очень актуально и сегодня. Подумайте о наших теперешних еврейских диссидентах, несогласниках и инакомыслящих, которых мы сажаем в дурдома или выбрасываем за границу. А так называемая “еврейская эмиграция” — это по сути дела замаскированное и селективное изгнание евреев из СССР.

– Но вернемся к нашей основной теме. Итак, и Толстой, и Достоевский были оба, как выражается Ломброзо, вырожденцами высшего порядка. А теперь возьмем третьего кита русской литературы — Ивана Сергеевича Тургенева (1818-1883). Его отец и мать жили очень и очень плохо. Его мать была богатая деспотичная и садистичная помещица типа Салтычихи, типичная “твердая” женщина, у которых обычно “мягкие” и мазохистичные сыновья, которые никак не могут жениться. Так вот и Тургенев никак не мог жениться.

– В молодости он был влюблен в свою родственницу Ольгу Тургеневу. А такая подсознательная тяга к кровосмешению — это плохая примета, что обычно связано с гомосексом. Затем Тургенев был влюблен в Наталию Тучкову, которая потом стала женой революционера Огарева, а вторым браком стала женой его приятеля Герцена. Но уж этих-то двух революционеров мы хорошо знаем: они были членами того самого “скотского сладострастного секретного общества”, о котором писал Достоевский. А секрет этот заключался в том, что они натягивали друг дружку, а переметная жена служила им только для маскировки.

– Тургенев был очень богатым, добрым и доброжелательным барином, но по характеру он был слаб и нерешителен. И поэтому он так никогда и не женился. А вместо брака он долгие годы жил во Франции в странном “французском треугольнике” с певицей Полиной Виардо и ее мужем. Хотя у Тургенева была внебрачная дочь от простой девушки Авдотьи Ермолаевой. Но эту дочь воспитывала Полина Виардо.

– Свою душу Тургенев вкладывал и в своих героев: мужчины у него всегда слабы, а женщины сильны. Его мужчины — это “лишние люди”, какие-то неприкаянные, обреченные, гибнущие случайной смертью (Рудин, Инсаров, Базаров, Нежданов). А инициатива всегда принадлежит женщине: ее воля сильнее, кровь горячее, чувства искреннее, чем у тургеневских мужчин. Потому и родился штамп “тургеневская женщина”.

– Но, в принципе, все это противоречит законам природы. В общем, все у него получается наоборот. А в жизни — это 69 способов быть несчастным. Такой была жизнь его отца и матери. Такой была и жизнь самого Тургенева. Судя по всему, и у Тургенева тоже были проблемы с дурной наследственностью.

– Следующий крупнейший русский писатель — Гоголь. Хотя он очень хорошо описывал женщин, но сам он всю жизнь прожил девственником. А потом уморил себя голодом в припадке религиозного помешательства.

– Та же история и с украинским кобзарем Тарасом Шевченко. Всю жизнь он мечтал жениться. Но так и не женился.

– Ну кто там есть еще в XIX веке? Писатель Гончаров, автор “Обломова”. Тоже не женился. В конце жизни он страдал острым психическим расстройством.

– Это мы проверили XIX век, так называемый Золотой век русской литературы. И, как видите, картина печальная. А если мы возьмем XX, или Серебряный век русской литературы, то картина еще хуже.

– Вся беда в том, что эти литераторы, будучи вырожденцами и психопатами, переносили свои собственные психические проблемы на окружающую среду, на общество, валили все с больной головы на здоровую. И получалось как бы кривое зеркало, карикатура. А потом они же обвиняли это общество и требовали его исправить. Но не проще ли исправить самих литераторов? Потому у них у всех и получались неприятности с правительством и цензурой.

– Вот потому-то лорд Чарлз Сноу и говорит, что 9 из 10 писателей политически порочны. Потому-то философ Кьеркегор и философствует, что в наше время дьявол поселился в печатной краске. Потому-то нобелевский лауреат Андре Жид и утверждает, что нет книги, написанной без помощи дьявола.

– Недавно я с большим трудом одолел опус Солженицына “Бодался теленок с дубом”. Это как справочник по психопатологии: и мания величия, и мания преследования, и графомания. И он там жалуется, что Союзом писателей СССР “руководят генералы госбезопасности вроде Виктора Ильина” (стр.592).

— Видите, наши приятели из “Нового русского слова” возмущаются, что Союзом писателей СССР командует бывший генерал КГБ Марков. А Солженицын нашел еще и генерала госбезопасности Ильина.

Тут генерал-профессор 13-го Отдела КГБ и почетный член Союза советских писателей Борис Руднев шутливо прищурился:

– Как это еще они про меня не разнюхали? Кстати, в своей книжке “Теленок под дубом” Солженицын защищает писателя Артема Веселого, который был ликвидирован во время Великой Чистки (стр.489). Но если Солженицын заглянет в “Литературную энциклопедию”, то он увидит, что писатель Артем Веселый в 20-х годах был чекистом, а в 1937 его самого ликвидировали. За что боролся — на то и напоролся. Солженицын на протяжении всей книжки злобствует против “ЧКГБ” и одновременно... защищает чекиста?! Где логика? Солженицын сам пишет, как его выбрасывали из СССР: с самого момента ареста и до выкидыша во Франкфурте — в сопровождении врача. А я могу добавить, что это был врач-психиатр.

– Говорят, что писатели призваны открывать тайны человеческой души. Но на пороге к высшим тайнам человеческой души стоят мрачные стражи порога — душевные болезни, где частенько сходятся ум и безумие, доброе зло и злое добро. Стражи порога... А за этим порогом — Ничто, которое ничтожит.

– Однако, чтобы реабилитировать наших великих писателей, я должен сказать следующее. Помимо моих служебных контактов, у меня есть, конечно, личные друзья и знакомые. Интеллигенция, скажем, в третьем поколении. Возраст 50-60 лет. Женаты, взрослые дети. Я знаю их много лет.

Генерал-профессор из мозгового треста НИИ-13 потер себе рукой лоб:

– Но у меня во лбу третий глаз — как лунный камень во лбу индусских богов. И я вижу, что среди моих знакомых всяких проблем, связанных с вырождением, всяких стражей порога столько же, как и среди вышеуказанных великих писателей. Нет только одного — ни таланта, ни гениев.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ