Григорий Климов. Песнь победителя

Глава 1. ВОЕННАЯ АКАДЕМИЯ

1.

"Кли-и-имов!" - проникает откуда-то издалека сквозь грубое сукно шинели и свинцовую усталость солдатского сна.

Нет - это наверное мне просто снится. Под натянутой на голову шинелью так тепло. Свеже-наломанные ветки под брезентом плащ-палатки такие мягкие и уютные. Конечно - это мне только снится!

"Капитан Кли-и-имов!" - снова раздается в ночной тишине. Слышно как кто-то вполголоса переговаривается с часовым, шагающим между сонными рядами палаток.

Можно сравнительно легко обходиться без пищи, но оставаться без сна - значительно труднее. Как-то утром, сладко потягиваясь и поправляя висящие на поясе ручные гранаты, я заинтересованно посмотрел на свое ночное ложе. Ночью, забравшись в разрушенное здание, я в темноте нащупал какую-то угловатую кучу и, разбросав ее поровнее, завалился спать. Не помню что мне снилось, но утром я обнаружил, что спал посреди развороченной кучи толовых шашек. Здание дрожало от обстрела, а я сладко похрапывал на целой тонне динамита. Да, великое дело фронтовой сон!

"Приказано немедленно явиться в Штаб Фронта," - доносится голос, переговаривающийся с часовым, и снова громче, - "Капитан Кли-и-имов!"

Э-э! Штаб Фронта это не шутка. Тут под землей разыщут. Я сбрасываю служащую одеялом шинель. Сырой, пропитанный испарениями болот воздух, смешанный со специфическим солдатским запахом, густо наполняющим палатку, ударяет в лицо. Пищат невидимые комары. Стараясь не беспокоить спящих, я задом выползаю из палатки.

"А-а-а-а?!" - кряхчу я, еще полупьяный ото сна. - "Кого тут, собственно, кличут? Климова что-ли?

"Товарищ капитан, посыльный из Штаба Фронта", - докладывает из темноты часовой.

"Где он там? В чем дело?

"Товарищ капитан, Вам приказ", - сержант в кожанном шлеме протягивает мне продолговатую бумажку.

"Капитана Климова Г.П. откомандировать в Управление Кадров Штаба Ленфронта к 8.00 17 июля 1944 года", - читаю я при свете карманного фонаря. Внизу пометка рукой командира КУКСа: "Приказываю немедленно выбыть в УК Ленфронта".

"Хм, должно быть что-то интересное! Хоть не даром разбудили", - думаю я и спрашиваю сержанта: "Есть какие-либо дополнительные приказания?"

"Приказано немедленно отвезти Вас в Штаб", - отвечает тот, нажимая ногой на стартер связного мотоцикла.

В прицепе мотоцикла с меня слетают последние остатки сна. Мы трусимся по ухабам запущенной лесной дороги, осторожно перебираемся через ветхие бревенчатые мостики, проезжаем по полусожженной безжизненной деревне. На фоне светлеющего неба чернеют каменные трубы печей и расщепленные артиллерийским обстрелом доски крыш. Колеса мотоцикла буксуют на песке, плавная качка, рычание мотора, затем мы переваливаемся через травянистую канаву и с облегчением чувствуем под собой гладкое полотно асфальтированного ленинградского шоссе.

В легком, стелющемся над влажной землей, утреннем тумане мелькают аккуратные пригородные дачи в зелени деревьев. Поблескивают зеркальной гладью лужи мелких озер и бесчисленных болот. Бледно-желтые пятна песчаных дюн. На горизонте поднимаются к небу трубы ленинградских фабрик и заводов. Ровной светло -серой лентой летит нам навстречу прямое, как стрела, шоссе.

Да, ночной вызов в Штаб обещает быть интересным! Попусту не гоняют курьеров и не поднимают людей среди ночи из болота. Мои соседи по палатке сейчас просыпаются. Увидев мое пустое место, они обрадуются сначала, что вытянули меня, а не кого-нибудь из них. Узнав-же, что меня вызывали в Штаб Фронта, они заинтересованно почешут затылки и переглянутся.

Курсы Усовершенствования Командного Состава Ленинградского Фронта - КУКС, где я волею судеб обретаюсь на сегодняшний день, - это довольно специфическая воинская часть. "Антикварная лавочка", как говорят курсанты.

Здесь можно встретить сравнительно молодых людей, обросших бородами и усами самых диковинных фасонов. Эти угрюмые типы даже в жаркую пору таскают на голове меховую шапку - кубанку с красной шелковой лентой наискосок - знак партизанского звания. Это - бывшие офицеры и командиры партизанских отрядов, из которых теперь выколачивают партизанский дух и приучают к армейской дисциплине.

Вскоре после освобождения Ленинграда из кольца блокады в январе 1944 года в городе торжественным парадом было отмечено вступление партизан Ленинградской области. Через месяц в Ленинград с фронта были поспешно отозваны несколько спецбригад НКВД для разоружения расходившихся лесных вояк. Партизаны вели себя в городе как завоеватели во вражеской крепости и с пытающимися призвать их к порядку милиционерами разговаривали не иначе, как на языке ручных гранат и автоматных очередей. Милиционеров они считали своими потомственными врагами и открыто хвастались кто сколько "лягашей" уложил.

После парада и последующего разоружения всех партизан без особого шума загнали в телячьи вагоны и переправили в спецлагеря НКВД. "Диким" партизанам поют гимны в газетах как национальным героям-патриотам, но когда они из лесов попадают на свет Божий, то их первым делом зовут перед ясные очи НКВД. Чем вы, собственно, занимались граждане партизаны?

Одно дело регулярные партизанские отряды из переодетых частей Красной Армии или полурегулярные, имеющие присланных из центра командиров и центральную радио- и авиасвязь. Но если вы околачивались в лесах и выходили на "продразверстку" только когда кончались самогон да сало... Тогда держитесь - не помогут вам и красные ленточки на лбу!

Перетрусив и перемыв бывших партизан в десяти водах, НКВД отправляло их в регулярную армию, а командиров - для переквалификации на КУКСы, подобно КУКСу Ленфронта.

На КУКСе мои уши часто ласкают загадочные слова:

"Ты откуда - из "восьмерки"? - спрашивает один.

"Нет, - из "девятки", - нехотя отвечает другой.

Оказывается "восьмерка" и "девятка" - это 8-й и 9-й Штурмовые Батальоны Ленфронта. Так называются офицерские штрафные батальоны, где офицеры пускаются в бой в качестве рядовых солдат. Если они останутся в живых, то снова получают прежнее офицерское звание. Если останутся в живых... Потери в штурмбатах составляют обычно 90-95 процентов состава после каждой боевой операции.

Когда Красная Армия перешла в наступление и начала освобождение оккупированных немцами территорий, то всех бывших советских офицеров, обнаруженных на этих территориях, собирали и, подобно партизанам, отправляли в спецлагеря НКВД. Тех, кого НКВД считало недостойными для показательной виселицы, после такого предбанника отправляли в следующее отделение чистилища - в штурмовые батальоны. Там им предоставлялась возможность кровью искупить свою вину перед Родиной. Пока воюйте! После войны будет время поговорить более детально.

Оставшиеся в живых после кровавой купели, как правило, из госпиталей, - из штурмбатов уйти можно было только лишь буквально ценой пролитой крови, - для окончательного перевоспитания отправляли на КУКСы. У моих товарищей по КУКСу я часто видел солдатские книжки из штурмбата, где после строк "рядовой" и "пехотинец" на обороте стояла пометка "полковой комиссар" или "командир эскадрильи".

Да, любопытный человеческий материал на нашем КУКСе! Практически - это долговременный резерв Ленинградского Фронта. Чтобы офицеры не жирели и не слонялись без дела их с серьезным видом заставляют играть в солдатики. Бывшего командира пулеметной роты учат сборке и разборке пулемета системы Максим, а командиру стрелкового батальона объясняют устройство винтовочного затвора непревзойденного образца 1891 года.

На КУКСе большой процент "новых украинцев". Когда Красная Армия отступала из Украины, то многие солдаты из местных жителей, проходя мимо родных сел, запросто бросали винтовки в канаву и шли "до дому". "Пропади она пропадом эта власть!" - сплевывали они вдогонку отступающим частям.

Когда Красная Армия начала изгонять немцев с Украины, то "домоседов" быстренько собирали, - этим занимались даже не военкоматы, а сами командиры передовых частей, - совали им снова винтовки в руки и, даже не переодев в шинели, в чем были - в первую линию боя! Их так и называли - "пиджачники". Берега Днепра, как весенними цветами, пестрели трупами в разноцветной гражданской одежде.

Рядовой состав, обычно без фильтрации органами НКВД, включался в действующую Армию. Свести мелкие личные счеты государства и личности можно будет позже. На данном этапе больше требовались солдаты для Армии, чем рабочая сила для концлагерей.

На КУКСе хотя и не произносилось вслух, но чувствовалось некоторое напряжение между украинцами и русскими. Украинцы больше помалкивали, как провинившиеся младшие братья. Русские иногда беззлобно замечали: "Эх вы, хохлы..."

"Эх! Эти немцы..!" - вздыхали украинцы, - "Не оправдали нашего доверия, сучьи дети!"

Однажды по батальонам КУКСа заходили списки. Среди курсантов искали крымских татар. Я помню расстроенное лицо старшего лейтенанта Хайфутдинова, когда он заполнял графы этого списка против своей фамилии. По слухам мы знали, что все без исключения население Крымской АОСР по приказу Кремля меняет квартиру. За нелояльное к советской власти поведение во время немецкой оккупации несколько миллионов людей переселяют в Сибирь, сами республики ликвидируются.

Среди курсантов этот приказ повел к следующему разговору:

"А калмыки знаешь как под Сталинградом работали?" - сказал один. - "Немцы спереди прут, а те сзади. Целыми полками по ночам вырезали!"

"Интересно - почему это донские и кубанские казаки без дела сидели?!", - добавил другой.

"От казаков-то что осталось? Рожки да ножки", - отозвался третий. - "Ведь эти теперешние казачьи части - там ни одного казака нет. Только и есть казачьего, что лампасы!"

Офицеры не возмущались, что калмыки вырезали их полки. Они

только удивлялись, почему казаки бездействовали. Донские и кубанские казачьи области издавна считались антисоветскими гнездами. Там с особенной жестокостью был применен искусственный голод 1933 года. До 1936 года казаков, как единственную из национальных группировок, не брали для регулярной службы в Армии. Теперь для

людей было поразительно, что казаки, испокон веков славившиеся своим свободолюбивым духом, не выступили против Советской власти.

Среди курсантов много бывших армейских политработников. Большинству людей этой категории сняли голову еще в спецлагерях НКВД. Зато те, кто благополучно проскочил и эти лагеря и штурмбат, оказались действительно чертовски живучими. Попав на КУКС они, с подлинно коммунистической волчьей хваткой, зубами и когтями вцепились в свое прежнее хлебное ремесло - должность пастухов человеческого стада. Несмотря на все сита и воды НКВД, они даже в игрушечных условиях КУКСа умудрились никому неизвестными путями пролезть на должности командиров наших курсовых подразделений. Курсанты никогда не пропускают удобного случая, как-будто по ошибке язвительно обращаться к ним "товарищ политрук" или "товарищ комиссар", хотя эти звания теперь в армии упразднены.

Несмотря на разношерстный состав, "антикварная лавочка" является оживленным местом торга. Почти каждый день в КУКСе появляются таинственные комиссии - "покупатели" как зовут их курсанты.

Например требуются партизаны в Югославию. Условия - 25.000 рублей на бочку, месячный отпуск, затем парашютная высадка в Югославии. Учить людей не требуется - народ уже достаточно тертый. Записываются в очередь. В особенности бывшие партизаны, которым не дает покоя армейская дисциплина. То неожиданно массовые поиски людей с польскими фамилиями - набор в польскую "национальную" армию, не знаю уж какую по счету. Следующий раз требуются кандидаты в Высшую Разведшколу РККА. Условия - звание не ниже майора и законченное высшее образование. Даже при столь жестких условиях кандидатов хватает.

Эта оживленная торговля объясняется острой нехваткой специальных кадров в Армии. Здесь же в КУКСе масса свежего еще нерассортированного человеческого материала, который до последнего времени, в партизанах или на оккупированных территориях, был недоступен для учета.

Большинство моих товарищей по КУКСу - это буквально люди с того света. Молодой мужчина с седыми висками спокойно, даже с некоторой неохотой, рассказывает свою историю. О том, как он бежал через всю Европу из немецкого плена во Франции, о своем повторном пленении уже на оккупированной территории России, затем кацет и снова побег. Как он дважды был под расстрелом, как он тяжело раненый выбрался из могилы из-под трупов товарищей. О двух годах партизанской жизни в болотах и лесах Ленинграда. И в награду за верность Родине - чистилище лагерей НКВД, кровавая купель штурмбата и наконец тихая заводь КУКСа.

Почти у каждого курсанта КУКСа за плечами подобный путь. Это были единицы. Сотни остались лежать по обочинам этого пути. Характерно, что эти люди не любили рассказывать свои истории.

Среди такого состава я был настоящим молокососом, к тому же невинным как новорожденный младенец. Я попал на КУКС из 96 Особого Полка Резерва Офицерского состава - ОПРОС 96 после ранения в боях за Новгород и трехмесячного пребывания в госпитале.

Как раз в момент моего нахождения в госпитале в б. Инженерном Замке или, как его называли раньше, Павловском Дворце, Ленинград гудел неожиданной вестью. По постановлению Ленинградского Совета все важнейшие исторические улицы и площади Ленинграда были снова переименованы - им вернули их прежние дореволюционные имена. Невский проспект из "Проспекта имени 25-го Октября" снова обернулся Невским. Марсово Поле избавилось от своей столь же косноязычной клички и опять стало Марсовым. Мы смотрели на все это и только диву давались. Наверно скоро и колхозы отменят...

Штаб Ленинградского Фронта помещается в огромном подковообразном здании б. Генерального Штаба напротив Зимнего Дворца. Необходимый мне подъезд Управления Кадров выходит внутрь знаменитой исторической Арки Генерального Штаба. Сквозь эту Арку в 1917 году революционные матросы и красногвардейцы Петрограда штурмовали Зимний Дворец.

В приемной на толстых метровых подоконниках сидят, болтая ногами, несколько офицеров.

"Капитан, ты тоже сюда?" - обращается ко мне один из них. Получив утвердительный ответ, он задает мне неожиданный вопрос: "А ты на каком-нибудь иностранном языке балакаешь?"

"А что тут, собственно, покупается и продается?" - спрашиваю я в свою очередь.

"Пока что устраивают экзамен по иностранным языкам. И чего я их, дурак, раньше не учил?!" - с тоской вздыхает лейтенант, поглядывая на дверь.

"Производят набор в какую-то спецшколу или даже Академию," - поясняет мне другой, - "Первое условие - знание какого-либо иностранного языка и законченное среднее образование. Видно что-то солидное. Говорят далее в Москве," - тоном скрытого вожделения добавляет он, безнадежно чмокнув губами.

Из-за завешенной портьерой двери выскакивает потный и красный офицер.

- "Эх, черт... Как по немецки "стена" называется? "Окно" знал, "стол" знал, а вот "стену" забыл... Ах, досада..! Теперь, наверное, не выгорит мое дело", - бормочет он разочарованно, отирая пилоткой пот со лба - "Слушайте, хлопцы! Учите скорее все, что в комнате есть.. Он пальцем кругом тыкает и спрашивает как это называется."

Из ожидающих в приемной офицеров двое знают финский язык, один - румынский, у остальных - школьные знания английского и немецкого. Какие эти знания мне хорошо известно. Чем у людей меньше шансов, тем больше желания попасть в загадочное место, где требуется знание языков. Все, что связано с иностранным - автоматически щекочет в носу и возбуждает фантазию. К тому-же людишки что-то определенно пронюхали и каждый старается скрыть это друг от друга - как-бы кто не занял его место. Недаром все так волнуются.

Я невольно ухмыляюсь. Тут вам не пять частей затвора образца 1891 года! Производя тактическую разведку, я мирно заваливаюсь на стоящую в дальнем углу скамейку и, накрыв лицо пилоткой, продолжаю прерванный ночной отдых. Армия притупляет чувства и делает из человека автомат. Пусть другие грызутся за свое счастье, от меня оно не уйдет.

Когда называют мою фамилию, я прохожу в дверь кабинета и по всем правилам гитлеровской армии стучу сапогами и рапортую по немецки таким громовым голосом, что сидящий за столом майор испуганно содрогается.

Он недоуменно смотрит на меня, наверно думая что меня спросить - "стол" или "окно", затем спрашивает что-то по-русски, я отвечаю по-немецки. Майор-экзаменатор снова по-русски, я опять по-немецки. В конце-концов майор не выдерживает, смеется и, предлагая мне стул, спрашивает: "Где это Вы, капитан, так наловчились?"

Я вынимаю из кармана мои документы доармейского периода, каким-то чудом сохранившиеся у меня, и кладу их на стол перед майором.

"Ага, вот это замечательно", - говорит он, - "А я сначала подумал, что Вы немец. Так я Вас сразу проведу к полковнику".

Через вторую дверь он проводит меня в соседний кабинет и представляет начальнику Управления Кадров: "Товарищ полковник, вот верный кандидат! Насчет языка можете не беспокоиться - он меня уже напугал. Я думал - диверсант". Он оставляет на столе папку с моими бумагами и удаляется.

Полковник действительно не беспокоится о языке. Он сразу начинает моральную обработку. Для офицеров очень важна и строжайше проверяется морально-политическая характеристика.

"Так вот, капитан Климов", - начинает полковник. - "Мы хотим послать Вас в очень ответственное и привилегированное Высшее Учебное Заведение Красной Армии". Тон у полковника явно торжественный.

"Чтобы Вы поняли меня - я обрисую Вам ситуацию", - продолжает он. "Москва требует от нас ежемесячно определенный контингент кандидатов. Мы посылаем их в Москву, все они там проваливаются ко всем чертям и затем их нам с ругательными письмами возвращают обратно. Этих неудачников мы затем отправляем в штрафные роты", - как бы попутно замечает он, бросив на меня многозначительный взгляд.

Хлопнув ладонью по пачке украшенных двойной зеленой линией бумаг на столе, он продолжает: "Москва ежедневно бомбит нас шифровками - давайте людей! А их у нас нет. Это одна сторона дела! Теперь другая сторона. Вы с КУКСа, там много людей с подмоченным прошлым. Я не спрашиваю Вас, какой у Вас хвост - подмоченной или нет. Во всяком случае Вы должны быть безупречно чистым. Без этого Вы не попадете туда, куда мы хотим Вас послать. А послать мы Вас должны! Понимаете?!"

Мне нравится оригинальная откровенность полковника. Вот что значит найти правильного покупателя! Тут и подмоченный товар за первый сорт сойдет. Я успокаиваю его, что у меня все в абсолютном порядке.

"Мне наплевать - все-ли у Вас в порядке или нет", - отвечает он; - "На этом КУКСе много всяких чудаков. Вчера один из ваших бывших полковников клялся мне, что он пехотный лейтенант. Мы его хотим послать в Разведшколу, а он упирается как козел - говорит, что не умеет писать".

Пример полковника меня не удивляет. Люди, раньше занимавшие ответственные посты, пройдя этапы, обычно предшествующие КУКСу, теряют вкус к чинам и ответственным должностям и мечтают только об одном - чтобы их оставили в покое.

"Может быть и Вам такая блажь в голову придет", - звучит голос начальника Отдела кадров. - "Так повторяю - это дело серьезное. Если нам нужно Вас послать - так пошлем! Никакие фокусы Вам не помогут. В противном случае мы можем повернуть дело так, что Вы не хотите служить в Армии. Знаете, чем это пахнет? Трибуналом!", - веско заканчивает полковник. Он уже знает, что курсантов КУКСа после штурмбатов не запугаешь какими-то штрафными ротами. Тут только Трибунал еще может помочь, т. е. верный расстрел.

Меня невольно заставляет улыбнуться комичность положения. Там, за дверью, люди потеют и дрожат, мечтая попасть в неизвестное заманчивое святилище. А здесь полковник угрожает мне расстрелом, если я вздумаю почему-либо отказываться. Иными словами он дает мне понять, что, если у меня есть какие-либо компрометирующие данные в прошлом, то я должен забыть о них и не писать в анкете. Об остальном полковник позаботится.

Окинув меня критическим взором, полковник снимает трубку телефона и звонит в Штаб КУКСа:

"Так вашего Климова мы отправляем. Приготовьте все бумаги по форме 12-а. Чтобы с двенадцатичасовым поездом он выбыл в Москву", - говорит он начальнику Штаба. - "Потом, что они у вас бегают оборванные как бродяги? Немедленно переоденьте! Чтобы не срамил наш фронт в Москве".

Через несколько минут в следующей комнате мне вручают запечатанный сургучными печатями пакет с моим личным делом и путевые документы в Москву в воинскую часть номер такой-то.

В приемной меня окружает взволнованная стая кандидатов. Со всех сторон сыпятся вопросы: "Ну как? Провалился? Здорово спрашивают?"

Я пожимаю плечами и показываю командировку в Москву.

"Значит, действительно в Москву вербуют?", - слышатся голоса. - "Э, вот везет людям! Ну - счастливого пути!" - Мне жмут руки со всех сторон.

Из под холодных сводов Арки Генштаба я выхожу на залитую солнцем Дворцовую площадь. Мне еще не верится, что все это действительность, а не сон. Что через три часа я сяду в московский поезд, а не буду ползать с пулеметом по пескам и болотам вокруг Ленинграда. Такому счастью, феноменальному счастью действительно трудно поверить. Многие офицеры, жители Ленинграда, провели по три года на Ленинградском фронте и за все время не получили ни одного отпуска в Ленинград. Даже на КУКСе офицеров-ленинградцев не отпускают домой, в баню или в город водят только строем. Для москвичей попасть по служебной командировке на несколько дней в Москву - считается несбыточной мечтой. Неужели я теперь возвращаюсь в Москву?

Я оглядываюсь кругом. Да, вот тут кругом меня - Ленинград, а в кармане хрустят бумажки, и стоя посреди пустой Дворцовой Площади, еще раз читаю. Да! Никакого сомнения! Москва... Я подмигиваю бронзовому ангелу в гранитной высоте голубого неба и улыбаюсь во весь рот. Мы с тобой почти братья! Я чувствую как у меня за плечами растут крылья. Нет, жизнь действительно хорошая штука! Чертовски хорошая штука!

Я нарочно иду навстречу патрулям в зеленых фуражках, торчащим на всех мостах и перекрестках. Ленинград считается пограничной зоной и проверяется патрулями погранохраны НКВД с особой строгостью. Зеленые шапки - это злейшие враги всех людей в военной форме. Не так давно я сам просидел двое суток в холодной камере комендатуры без еды и без папирос, пока за мной из КУКСа не прислали сопровождающего с автоматом, тоже офицера-курсанта. Под, таким конвоем меня без погон и без пояса через весь Ленинград возвратили назад в КУКС.

Преступление мое заключалось в том, что я вышел из бани на улицу. Пока наша команда наслаждалась в парной, я быстро помывшись, вышел из душного предбанника подышать свежим воздухом на весеннюю улицу. Тут же у порога меня и сцапали, как дезертира, зеленые шапки. Теперь я плюю на них с высокого дерева. Теперь я еду в Москву! Со всеми сургучными печатями и подписями!

До чего только взрослый человек может одуреть от неожиданной радости! Так вот тянешь солдатскую лямку и счастлив, когда солнце подходит к обеду. А тут вдруг нежданно-негаданно... Москва! Это же все равно, что солнце упало с неба!

В Штаб-квартире КУКСа, в бывших зданиях Военно-Электротехнической Академии им. Буденного в Лесном, меня встречают как именинника. Через полчаса я переодет с головы до ног - на мне новые сапоги, новая форма, даже новый вещевой мешок, туго набитый консервами и папиросами.

Ровно в полдень я подхожу к билетной кассе Октябрьского Вокзала и сую в окошко путевые документы.

"Пятьдесят шесть рублей", - коротко произносит встрепанная голова за окошком.

Я начинаю торопливо рыскать по карманам. Ах, черт - деньги! Этого еще не хватало! За время моего пребывания в Армии я забыл, что это такое, все мое жалование автоматически переводили домой.

Вы думаете - безвыходное положение? Ничего подобного! При социализме все делается очень просто, жизнь легка до смешного. Я метеором, сбив по дороге пару медлительных лунатиков, выскакиваю на вокзальную площадь. Затем я развязываю свой вещмешок и издаю призывной свист. До чего хорошо торговать при социализме! Только развяжи торбу - и покупатели бегут сломя голову.

Через пять минут, облегченный на несколько банок консервов, но зато с полным карманом денег, я снова подхожу к кассе. Еще через десять минут подо мной стучат колеса. Я еду в Москву. Что там такое арабские сказки? Чепуха!

За окном вагона с высоты прямой как стрела насыпи Октябрьской дороги медленно разворачиваются в панораме соломенные крыши деревень, чахлые поля в рамке поблескивающих водой озер, взорванные железнодорожные станции, лежащие в грудах обугленного кирпича. И все же на душе у меня легко. Вопреки всему наша Армия идет вперед. Чаша весов истории медленно, но неуклонно опускается в нашу сторону.

Еще недавно я был очевидцем нашего мощного прорыва на Карельском перешейке в июне месяце. Часами содрогалась земля в сплошном реве артиллерийской подготовки. Беспрерывной лентой, втягивая колеса над нашими головами, кружились бомбардировщики и штурмовики. Бомбили, ровняли бетон ДОТов с землей и снова шли на посадку за новым грузом бомб.

Еще совсем недавно весь КУКС взбудоражено гудел радостной вестью - союзники наконец высадили десант на Атлантическом побережье. Несколько дней мы смертельно боялись, что десант будет сброшен в море или что это только лишь очередной дипломатический, а не военный маневр. Я не совещался с людьми в Кремле и не знаю, что они думают. Но все мы читали советские газеты и в них настойчивые просьбы о помощи, порой даже обвинение союзников в умышленном бездействии.

Будучи в непосредственной близости фронта, мы очень хорошо знаем, во что обходится наступление или даже короткая сводка Информбюро: "На Нарвском участке фронта без перемен". А в это время там ложатся до последнего солдата целые дивизии в бесплодных попытках прорвать нарвскую оборону. Эстонские части немецкой армии стоят на границах своей родной земли на смерть, крепче чем немцы. Ленфронт истекает кровью, а Информбюро только не видит перемен. Важны результаты, а не человеческие жизни. Так-же смотрят на это дело и западные политики.

Мы только солдаты, а кровь гуще чем вода в графине на столе Большой Тройки. Дипломаты клянутся друг другу в вечной дружбе, держа кирпич в рукаве, да ожидая подходящего момента, чтобы стукнуть этим кирпичом своего вечного друга по затылку. На то они и дипломаты! А мы только солдаты...

До момента высадки в Нормандии мы, советские солдаты, были очень благодарны союзникам за пуговицы. Да, самые обычные зеленые пуговицы! Вместе с миллионами пар обуви, шерсти и сукна для обмундирования, привыкшие к порядку иностранцы послали нам в качестве бесплатного приложения также форменные пуговицы. Настоящие советские пуговицы со звездой, с серпом и молотом, но заграничного производства. Нередко случается, что во время сна солдаты отпарывают эти пуговицы друг у друга. Дело в том, что эти пуговицы сделаны из пластмассы и их не требуется чистить.

Теперь мы с напряжением следим за каждым движением союзных армий в Нормандии. По мере развития плацдарма в нас еще больше крепнет уверенность в успехе и близкой победе. В повседневных боях и труде притупляются чувства, но когда есть повод, то эти чувства прорываются с удесятеренной силой. Вплоть до момента капитуляции Германии не было другого события, которое бы так радостно волновало Армию, как высадка союзников во Франции. Часто простые солдаты обращались к офицерам и просили рассказать "как там идут дела на Западе".

Теперь мы благодарны союзникам не только за горы консервов, шинели и пуговицы, но и за совместно пролитую кровь. Железные тиски захлестнулись на горле гитлеровской Германии! Хоть и тяжело, хоть за окном вагона на каждой остановке и протягивают руки голодные дети и женщины, но мы идем вперед к победе. У нас есть уверенность в победе и еще больше уверенности в чем-то другом, светлом, что придет на другой день после победы.

Говорят, что Сталин в ярости топал ногами в Кремле, когда узнал о высадке союзников. Не знаю, как верить этому... Я со Сталиным водку не пил. Мы - солдаты во всяком случае хлопали в ладоши.

Политики делят Европу, а мы - наш хлеб и нашу кровь.

Итак я возвращаюсь в Москву... Я переношусь мыслями назад и вспоминаю, как я ее покинул.

Это было бесконечно давно. В одно прохладное осеннее утро я ехал с Женей в поезде пригородной электрички, возвращаясь с дачи. Я вынул из кармана повестку Военкомата с приказанием явиться для перерегистрации и сказал:

"Завтра утром пойду поставлю штемпель, а потом забегу к тебе - там изобретем что-нибудь..."

"Гриша, но тебя же могут забрать..."

Голос Жени захлестнулся тревогой, карие бусинки глаз метнули на меня обеспокоенный взгляд. За эту пару слов и секундный взгляд я был бесконечно благодарен девушке.

"Э, чепуха! Не в первый раз", - ответил я.

На следующее утро в ватной солдатской телогрейке, в синих брюках, заправленных в солдатские кирзовые сапоги и с неповторимой кепкой на голове я шагал в Военкомат. По военному времени я был одет как джентльмен. Это было шиком военной Москвы и не вызывало враждебных взглядов. В кармане у меня торчала увлекательная книжка Конан-Дойля "The Sing of Four", которую я читал в Метро для практики в английском языке.

Сдав свои документы в II-й части Военкомата, я примостился в угол и принялся за увлекательный роман, помогающий коротать бесцельное время. Комната была наполнена странным людом - бледные меловые лица, заросшие небритые щеки, измятая, не по сезону легкая одежда. У дверей прислонились в ленивой позе двое милиционеров. Я читаю про таинственного пигмея с отравленными стрелами, про колченогого злодея и терпеливо дожидаюсь, когда мне вернут мой воинский билет со штемпелем "перерегистрирован".

Через некоторое время в комнате появляется начальник 11-й части со списком в руке. Он зачитывает фамилии, где-то посредине и моя фамилия. Я даже и не знаю, что это за список. Когда начальник исчезает из комнаты, звучит команда милиционеров: "Выходи стройся на улицу!"

Всех до одного бывших в комнате, в том числе и меня с пальцем между листами книги, выгоняют на двор. Что за представление? Ведь это ко мне не относится - у меня всемогущая "броня"! Я пробую сунуться налево - на меня смотрит дуло нагана. Я направо - снова наган.

Никаких разговоров! - кричит один из милиционеров. - Пока тут - все заключенные! Вот сдадим вас на пересыльный пункт - там будете вольные..."

Так и прошагал я через всю Москву под охраной милиционеров с наганами в руках. Песен мы, правда, не пели.

Ошибка, скажете вы?! (Ничего подобного. Просто диалектика! Нехватка резервов для фронта была колоссальной. Потребности тыла - не меньше. Тыл дает людям бронь от мобилизации. А фронт ворует этих людей вместе с "бронью". В основе всего - план.

Военкомат по плану должен сдать сегодня пятьдесят человек на пересыльный пункт. Начинают скрести по углам - берут из тюрем заключенных с небольшими сроками заключения, в основном за прогулы и опоздания, под конвоем ведут их в Военкомат и с тем же конвоем дальше на пересыльный пункт. Если план все-же не выполняется, то нехватку пополняют, сунув среди арестантов несколько человек с "бронью". Из под конвоя не сбежишь, а на пересыльном свои люди, не говоря уже о колючей проволоке, часовых и плакате над воротами: "Привет новому пополнению!"

Так попал забронированный научный сотрудник Энергетического Ордена Ленина Института имени Молотова в солдаты. Не помог ни Ленин, ни Молотов. Приключение почище чем у Конан-Дойля! Жаль только, что с Женей не успел попрощаться.

Вскоре я уже браво маршировал на фронт и во всю глотку горланил: "Саловей, саловей, пта-а-ашечка! Что же ты, сало-о-овушко не весело поешь..!"

Как по мановению руки фокусника в Армии исчезли все песни довоенного времени с "вождями, пролетариями" и прочей дребеденью. Зато буйным сказочным самоцветом расцвели русские походные песни чуть-ли не времен Измаила и Шипки. Далее те солдаты, кто не мог петь, орали их изо всех сил. Просто потому что снова разрешили петь про кони-ленты, старуху-мать, да молодку-невесту. Понял кремлевский фокусник, что сердцу солдата кони-ленты, старуха-мать, да молодка-невеста дороже бороды "Карлы Марксы".

Попав на фронт, я нисколько не сожалел о тыле. На фронте были настоящие люди, действительно вся здоровая часть нации. На фронте мы глодали сухари, запивая растопленным в котелке снегом, днем ковали победу, а ночью, если не было марша, мечтали о далекой любимой. Это была жизнь, ради которой стоило умереть.

И вот - сегодня я возвращаюсь в Москву. Вчера я даже не смел мечтать об этом. Перед моими глазами невольно встает картина, когда я в последний раз думал о Москве.

В солнечный весенний день на заброшенной поляне в лесах Карельского перешейка я наткнулся на глубокую, поросшую молодой травой, воронку от снаряда. В глубине ямы прозрачной чащей стояла зеленоватая болотная вода. Лесная вода, ясная как кристалл, которую мы часто пили, осторожно черпая пилоткой, чтобы не замутить ила. На дне воронки в лучах солнца переливался изумрудными красками миниатюрный мир лесного озера. Головой в воде, раскинув руки в последней судороге жизни, лежал труп вражеского солдата.

Когда я, пахая каблуками сапог по крутому краю, спускался вниз, комки земли посыпались в воду. Заходила кругами лесная тихая вода, медленно в печальной мертвой ласке шевеля волосы трупа. Я присел на корточки, подавленный этой дружбой жизни и смерти. Наконец любопытство пересилило над уважением перед мертвыми. Я осторожно расстегнул грудной карман серо-зеленого мундира и вытащил истертую пачку бумаг.

Обычные солдатские документы с орлом верхом на дубовом венке, письма из дому и наконец фотография милой белокурой девушки в светлом платье. Фотография была аккуратно завернута в отдельную бумажку. На обороте тонким летящим почерком написано: "Любимому от любимой", дата и название далекого немецкого города на юге Райха. Я посмотрел на ласкаемые зеленой водой волосы мертвого, на юное лицо неизвестной девушки с берегов Рейна. Теперь там цветут яблоневые сады и зеленеют по склонам холмов виноградники. Когда-то в майские ночи ты ласкала эти волосы любимого, теперь их ласкает лесная вода в просторах России.

Да, сложно переплетаются пути жизни. Я посмотрел на солнце в перламутре бледного неба, на цветущую белой кашкой поляну, на безмолвную тишину леса кругом. Жизнь не изменилась от того, что перестало биться сердце немецкого солдата.

Я вынул из планшетки записную книжку к, сидя на краю воронки, написал Жене очень меланхолическое письмо:

"...Может быть завтра и я буду лежать где-нибудь лицом кверху и меня не будет ласкать никто... Даже лесная вода..." Женщины любят романтику. Да и я тоже не из железа. В конце концов я только человек, хотя на мне и солдатское сукно.

Не думал я тогда скоро увидеться с Женей. Писал просто так. Как пишут все солдаты своим любимым. Ведь солдатские письма - это почти единственная отрада для души. Многие, кому никто не пишет писем, грустят и тихо завидуют своим более счастливым товарищам.

Сойдя с Комсомольского вокзала в Москве, посвистывая фронтовую песенку, сразу-же нырнул в метро. Целый век я подарил государству. Теперь не будет большого греха, если я урву пару минут для себя. Я прямо скажу в лицо каждому, кто поступил бы иначе: ты - сверхкарьерист или просто дурак! Да и потом Женя не простит мне никогда, что я предпочел ей какую-то Н-скую воинскую часть.

Дверь Жениной квартиры я нашел на замке. Сунув в щелку записку, я снова забросил свое имущество за плечи и скомандовал сам себе: "Кру-гом!" Покончив с личными делами, я зашагал дальше по делам государственным.

2.

Через полчаса я прибыл по адресу, указанному в командировочном предписании.

Я иду по длинному коридору и удивляюсь. Кругом меня возбужденно бегают люди в военной форме, но вся обстановка скорее похожа не на армию, а на университет в период экзаменационной горячки.

Разложив на подоконниках раскрытые книжки, люди возбужденно советуются, что-то наспех повторяют, пишут шпаргалки и моментально отправляют их по назначению. Никто никому не смотрит на погоны и не думает о козырянии. У всех в голове что-то другое. Выражение лица у большинства людей в коридоре значительно отличается от обычных армейских офицеров, где казарменная муштра накладывает свою одуряющую печать на души и лица людей. Здесь же какой-то неуловимый налет интеллигентности.

Неподалеку двое офицеров, выворачивая губы, разговаривают на каком-то обезьяньем языке. Погоны у всех самые разнообразные - начиная от авиационных и кончая пехотой. Тут-же мелькают черные кителя военно-морского флота. Но что удивительнее всего - это значительное число женщин и девушек в форме. До сих пор женщин в единичном порядке принимали в кое-какие военные школы ради рекламы. Тут-же похоже на что-то другое. Куда это я попал?

Я чувствую себя несколько неловко и решаю пришвартоваться к берегу. Начинаю оглядываться в поисках подходящего причала. У одного из окон замечаю старшего лейтенанта в гимнастерке и бриджах светло-песочного цвета. Ага, это один из наших! На мне точно такая же форма. Кроме Ленинграда я такую форму нигде не встречал.

Когда запасливые американцы готовились к высадке в Северной Африке, то они заготовили огромное количество прохладного и шелковистого светло-песочного ластика для обмундирования своих солдат. Африканского ластика оказался избыток и они по дружески передали его своим русским союзникам. Наше догадливое командование одарило тропическими костюмами самый холодный участок фронта - Ленинградский фронт. По этой экзотической одежде мы без труда определяем своих друзей-ленинградцев.

"Послушай, старшой", - обращаюсь я к песчаной гимнастерке, - "Ты тоже из Ленинграда?"

"Да, с Карельского", - отвечает старший лейтенант с готовностью. Видимо он также чувствует себя потерянным в этой шумной среде и рад даже незнакомому собеседнику.

"Ну, как дела?"

"Да пока ничего. Кажется зацепился," - говорит он, но несмотря на утвердительный ответ в его голосе слышится разочарование.

"Куда попал?" - участливо спрашиваю я, - "И вообще что тут за пансион благородных девиц? Я только сегодня прибыл и ничего не пойму".

"Тут сам черт не разберется. Меня, например, венгром окрестили. Пропади она пропадом эта Венгрия!" - с еще большим разочарованием продолжает песочная гимнастерка.

Мое удивление растет еще больше.

"Эх, вот если бы на английское отделение попасть!" - вздыхает старший лейтенант. - "Туда без блата не попадешь. Надо генеральским сынком быть. Видал вон трутся?! У всех записочки в кармане".

Он кивает головой на дверь с табличкой: "Начальник Учебной Части", около которой жмется кучка офицеров в щеголеватых хромовых сапогах и сшитых на заказ кителях. Вид у них, действительно, отличается от фронтовых офицеров.

"Так, так... А куда здесь, собственно, голову пихать? Чтобы не просчитаться..." - опрашиваю я.

"Ты какие языки знаешь?"

"Немного немецкий, немного английский. Русский кое-как..."

"Не будь дураком и говори, что знаешь только английский. Английское отделение лучше всего", - поучает меня будущий венгр.

Из разговоров приблизительно выясняется, что таинственное учебное заведение готовит кадры для работы заграницей. Название этого учебного заведения никто из новичков толком не знает. Поболтав с офицером-летчиком, слушателем Военно-Воздушной Академии имени Жуковского, который, пользуясь какими-то сильными связями, пытается добиться своего перевода с 111-го курса Академии на первый курс загадочного пансиона я убеждаюсь, что место это действительно привилегированное.

В продолжении последующих дней я заполняю многочисленные анкеты, щупающие мое прошлое до десятого колена и вопрошающие нет-ли у меня родственников или знакомых заграницей, нет-ли у меня родственников на "территориях, временно оккупированных гитлеровскими захватчиками", не принадлежал ли я к антипартийным группировкам или не собирался ли я им сочувствовать, не сомневался ли я в правильности линии Партии. Вопросов, интересующихся моими возможными отрицательными сторонами, гораздо больше, чем вопросов о положительных качествах, доступных человеку. Все эти анкеты я уже привез в запечатанном пакете из Ленинграда, но тут мне дают их заполнять снова.

Я помню скандал с анкетой, которую заполнил для институтского Спецотдела один из моих бывших товарищей - студентов. На вопрос о дате рождения он ответил: - "1918 год". На последующий вопрос: "Чем Вы занимались в момент революции в 1917 году?", он четко написал - "Был на подпольной работе". По этому поводу его несколько раз вызывали на собеседование в НКВД.

Несколько дней я сдавал экзамен по немецкому и английскому языкам. Не выдержавших языковые экзамены сразу отстраняли от дальнейших экзаменов и отчисляли обратно по прежнему месту службы. Исключение составляли щеголеватые "блатыри" с сильными рекомендациями. Все они поступали на 1-ый курс и для них были послабленные требования. Остальная же масса строго сортировалась, исходя из условий зачисления, в случае солидных знаний на старшие курсы, или в противном случае, отчисления.

После анкетного чистилища в форме Мандатной Комиссии и языковой проверки в порядке важности следовали экзамены по Марксизму-Ленинизму. К двадцати шести годам я успел выдержать по этому предмету с полдюжины нормальных и три Государственных экзамена. В гражданских институтах, где студенты были довольно либеральными, вместо "марксизм-ленинизм" можно было часто слышать выражение "марксизм-онанизм".

Затем следовали уже совсем пустяковые с классовой точки зрения экзамены по философии и диамату, всеобщей истории и истории военного искусства, русскому языку и экономической географии.

Все эти процедуры я проделывал довольно безразлично. Неизвестно когда война кончится, но, во всяком случае, она уже перешла критическую точку и идет к концу. Моя цель - после окончания войны как можно скорее избавиться от военной формы. С другой стороны, это училище могло задержать, если вообще не приковать меня к Армии. Для большинства молодежи училище было средством для получения определенной профессии, которая могла-бы кормить их после войны. Меня этот вопрос мало интересовал. Но Армия есть Армия, здесь царит приказ и если приказано, то нужно повиноваться.

Стоит ясное, жаркое лето. "На Москва-реке застыли караваны барж груженых лесом - всю войну Москва отапливается исключительно дровами, даже паровозы ходят на дровах. Кругом как-то слишком тихо и спокойно. Единственное развлечение доставляют комендантские патрули, проверяющие документы на каждом шагу. Меня они осматривают особенно подозрительно - на плечах защитные фронтовые погоны, а брожу с видом бездельника.

Однажды я зашел на свою старую квартиру и для разнообразия переоделся в гражданское платье. Пройдя несколько шагов по улице, я почувствовал странное ощущение неловкости, повернул назад и снова натянул военную форму. Страна с оружием в руках, страна в солдатской шинели. В форме как-то лучше.

Когда я попал из Москвы в Армию, то рушились все мои личные планы. Когда я возвращался сюда, то бессознательно полагал, что жизнь войдет в прежнюю колею. Но жизнь шагнула вперед, да и я, увидев фронт, внутренне переродился. Теперь, бесцельно бродя вокруг зубчатых стен Кремля, сонного и безжизненного в мареве летнего солнца, я ощущал только скуку, да пустоту в душе. Ясно чувствовалось одно - надо кончать войну. А пока идет война - нет и не будет места личной жизни и личным интересам.

После Мандатной Комиссии и сдачи экзаменов я был вызван к Начальнику Учебной Части - полковнику Горохову. За большим столом сидел маленький человек с синими кавалерийскими погонами и выбритым как биллиардный шар черепом. На хитром лисьем лице щурились бесцветные водянистые глазки.

"Присаживайтесь, товарищ капитан", - вежливо ответил он на мой рапорт и кивнул головой на стул напротив стола.

Прием довольно отличный от обычной армейской дисциплины. Пахнет университетской кафедрой и рассеянными профессорами. Полковник перебирает тонкими худощавыми пальцами с плоскими ногтями мои многочисленные морально-политические характеристики, боевые аттестации, анкеты, экзаменационные ведомости.

"Так Вы значит инженер?! Очень приятно", - начинает он приветливо. - "Инженеров мы, вообще говоря, недолюбливаем. У нас уже есть несколько. Слишком много самомнения и мало дисциплины. Как Вы представляете себе Вашу будущую карьеру?"

"Как этого потребует государство", - отвечаю я осторожно, но ни секунды не колеблясь. На таких вопросах меня не поймаешь.

"Знаете Вы, что это за учебное заведение?" - спрашивает полковник.

Получив от меня неопределенный ответ, он медленно и с расстановкой говорит: "Это - Военно-Дипломатическая Академия Генерального Штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Вы должны знать, что по Уставу люди с высшим военным образованием, окончившие Военные Академии, обязаны оставаться на пожизненную службу в Армии. Государство тратит на ваше образование уйму средств и не может допустить, чтобы люди потом занимались чем им вздумается. На Вас лично государство уже выбросило порядочную кучу денег". При этом он смотрит в графу, где значится, что я окончил Индустриальный Институт.

"Мне просто жалко опять тратить на Вас время и деньги", - продолжает полковник с видом экономного домохозяина. - "Так вот, к чему я все это веду - если Вы будете приняты в Академию, то выкиньте из головы всю гражданскую блажь и не мечтайте о демобилизации".

Полковник видимо хороший психолог и знает наперед, кто о чем думает. Я сижу, вытянувшись на стуле, с бесстрастным выражением на лице.

"Кое-кто, из подобных Вам, думают - война кончится, так хвост набок. Забудьте! Мы уже таким хвост прикрутили! Нас Вы интересуете поскольку, судя по Вашим документам и результатам экзаменов, у Вас солидная база знаний, необходимых нам. С Вами будет меньше возни, чем с другими. Только поэтому мы и рассматриваем Ваш случай".

После такого предисловия полковник переходит к деталям: "Для чего Вы. окончив Индустриальный Институт, занимались еще иностранными языками?"

"Я считал эти знания необходимыми для инженера"...

"Да, но за каким чертом Вы еще кончали..." - он смотрит по бумагам, - "Первый Московский Институт Иностранных Языков, да к тому же Педагогический? Что Вам - должность инженера не нравилась?"

Полковник очень хорошо разбирается в тонкостях движения интересов и профессий современного советского общества. Благодаря сравнительной легкости получения высшего технического образования в годы моей учебы в технические ВУЗы попадало значительное количество бросового материала. Столкнувшись с практической работой и не получив морального и экономического удовлетворения, они засовывали дипломы подальше в сундук и пускались на поиски более хлебной или менее ответственной профессии. Это выяснялось исключительно частыми арестами среди инженеров за малейшие технические ошибки и сравнительно низкой оплатой рядовых инженеров. Многие женщины, получив высшее образование, предпочитали выходить замуж и возиться у печки, чем работать ветеринарами и агрономами. Конечно, если это допускала зарплата супруга. Если нет - снова кидались на поиски. Так и метались люди с дипломами из угла в угол советской страны. Государство отвечает на это соответствующими мерами - закреплением молодого специалиста на пять лет за одним производством без права самовольного перехода и тюремным заключением за нарушение этого закона.

"А откуда Вы знали языки?" - продолжает полковник. - У Вас что - бонны или гувернантки были?"

Допрос как в НКВД! В годы моего детства иметь гувернантку это означало, по тогдашней классификации, принадлежность к "бывшим людям". В настоящее время слово "гувернантка" не является столь компрометирующим - в Москве можно видеть по паркам массу детей кремлевской знати в сопровождении гувернанток, разговаривающих с малышами по-французски или английски. Спихнув и обругав старую знать, знать новая скоро пошла по тому же пути.

"Я учил языки параллельно в порядке экстерната. Позже я сдал экзамены за последний курс и Госэкзамены в Московском Институте",- отвечаю я.

"Ага, так Вы учились сразу в двух Институтах. Значит Вы усидчивый человек... " - заключает полковник и задумчиво трет свою бритую голову, как будто ему пришла какая-то новая мысль.

Не знаю, зачем я, собственно взялся за языки. У каждого из студентов какое-либо любимое занятие - один изобретает перпетууммобиле или пилит на скрипке, другой блистает на футбольном поле и сидит по два года на каждом курсе, третий увлекается фото, радио или еще чем-либо. Иностранный язык был для студентов самым коварным предметом. Некоторые перед защитой дипломного проекта имели "хвосты" по языку за пять лет назад. Я же тайком от окружющих, - чтобы не смеялись, - занимался иностранными языками.

В городской библиотеке был огромный неразработанный архив на иностранных языках. Разбирать и подвергать его цензуре было некому, а без проверки пустить в обращение не разрешали. Вскоре я получил доступ к этим архивам и там мне открылся новый мир, недоступный для других. Это давало чувство удовлетворения.

Языки я знал далеко не блестяще, но в советских условиях даже это было редким явлением. Возможности их практического применения для советского человека настолько ничтожны, что никому не приходит в голову заниматься их изучением. "Еще НКВД на заметку возьмет", - думают люди.

"Так, так..." - постукивает полковник карандашом по моим бумагам. - "Так вот, товарищ капитан. Немецким языком у нас хоть пруд пруди. Английского тоже хватает. Но я вижу, что Вы усидчивый человек и к тому же не мальчик... Я предлагаю Вам нечто лучшее".

Он делает многозначительную паузу и наблюдает как я реагирую на все сказанное.

"Я зачислю Вас на исключительно ответственное отделение. Туда попадают немногие. К тому же я Вам гарантирую, что после окончания, Вы будете работать в Сан-Франциско или Вашингтоне. Что Вы скажете на это?"

Я, не меняя выражения на лице, смотрю через стол. К чему это он гнет? Не английский, не немецкий, работать в Вашингтоне... Уж не хочет ли он предложить мне должность лифтера в каком-нибудь посольстве? Краем уха я слыхал, что здесь и такие номера бывают.

"Так вот! Я зачислю Вас на Восточный Факультет", - тоном снисхождения произносит полковник.

Я машинально закладываю язык за левую щеку. Неожиданно мне становится то жарко, то холодно.

"...На японское отделение!" - заканчивает полковник, вложив в эти слова последний запас своего пафоса. - "Английский язык, к тому же, там требуется больше, чем где-либо".

Я зябко перебираю плечами и чувствую себя очень неуютно.

"Товарищ полковник, а там попроще ничего нет..?" - слабым голосом выговариваю я. - "Я, знаете, недавно контужен был..."

"Тут не лавочка. Ассортимент ограничен", - лицо полковника мгновенно меняется, становится холодным и жестким. Ему жалко потраченного на меня времени.

"Одно из двух: или японское отделение или Вы отправляетесь откуда прибыли. Вопрос исчерпан! Даю Вам два часа на размышление..."

"Полковник в Ленинграде угрожает мне, если вернусь, Трибуналом, а здесь - пожизненная каторга на японском языке. Попал, кажется, ты Климов в клещи?!" - мелькают в моей голове обрывки мыслей.

Когда я выхожу из кабинета Начальника Учебной Части, меня обступает оживленная группа моих новых знакомых. Все интересуйся результатом столь долгой аудиенции:

"Ну как? Куда попал? На Западный?" - слышится со всех сторон.

"Банзай!" - отвечаю я уныло.

Все на мгновение замирают, потом разражаются диким хохотом. Для них это звучит анекдотом, для меня - драмой.

"Знаешь сколько у них в алфавите знаков?" - сочувственно спрашивает один. - "Шестьдесят четыре тысячи! Культурный японец знает около половины... Оттого они все очки носят".

"За последний год здесь было три самоубийства", - любезно информирует меня другой. - "Все в японском отделении. Совсем недавно один под трамвай бросился".

Да, видно не даром полковник интересовался моей усидчивостью. На лбу у меня выступает пот. Пески и болота Ленинградского фронта неожиданно кажутся мне такими родными и близкими. Лучше фронт, чем шестьдесят четыре тысячи иероглифов.

Окружающим меня офицерам моя растерянность доставляет явное удовольствие. Один из них тянет меня за рукав:

"Пойдем! Я тебе японцев покажу".

Перед тем как войти, мой спутник стучит в дверь и вопросительным тоном громко кричит: "Мужчины?"

Из-за двери раздается сиплый бас: "Заходи!"

На ближайшей к двери кровати сидит, скрестив ноги, встрепанное существо в роговых очках и в нижнем белье. Существо не обращает на нас ни малейшего внимания и продолжает шептать какие-то заклинания, одновременно чертя пальцем в воздухе загадочные знаки. В комнате несколько человек. Все они находятся в различных степенях того-же буддийского транса и сверкают голым телом и нижним бельем. Недаром мой спутник предусмотрительно вопрошал за дверью.

"Вот можешь полюбоваться твоими будущими коллегами", - радостно сообщает мой проводник. - "Это кладезь мудрости нашей Академии. Между прочим все они припадочные. Будь осторожен!"

Смуглый худощавый лейтенант за столом у окна, - единственный, на ком сохранились погоны, - вывернув локоть и зажав вертикально между пальцев ручку с пером рандо, старательно выводит на бумаге затейливые рисунки. Знаки идут снизу вверх и справа налево. За окном полыхает московское лето, по коридорам бурлят молодью надежды, а здесь, вместе с сонными мухами, сидят эти несчастные и до одурения грызут гранит восточной мудрости.

Последующие дни я брожу по Академии как обманутый жених. Обещали сказочную красавицу, а под вуалью оказалась жаба! Да еще какая.

В один из этих дней ко мне подходит один из моих более удачливых приятелей и кладет мне на ладонь какой-то маленький темно-зеленый предмет.

"Это тебе самый настоящий японский амулет. Недавно один из этих самураев", - он подмигивает в направлении японских комнат, - сбежал на фронт. Плюнул в окошко, а затем хотел выбросить туда-же и эту штуковину. Я у него ее еле выпросил".

"Теперь хочу подарить тебе на счастье" - продолжает он. - "Этот японец поставил только одно условие. Слушай! Говорит - кто прочтет иероглифы на обороте, тот безо всякого труда окончит японское отделение. Тут даже дырочка есть - можешь повесить на шею".

На моей ладони темнеет позеленевшей бронзой продолговатый четырехугольник, размером с почтовую марку. На передней стороне изображен жирный и сонный идол, восседающий на скрещенных ногах. На обороте сквозь слой зелени проглядывают с полдюжины иероглифов. Наверху, действительно, дырочка для шнурка.

Я послюнил палец и осторожно потер сонного идола. Палец позеленел, но идол не пошевельнулся. Тогда я стал бесцеремонно обрабатывать сонное божество песком. Вскоре бронза засияла червонным золотом, божок стал более симпатичным, а таинственные знаки на обороте еще более непонятными.

Амулет и таинственные иероглифы заинтересовали меня не на шутку. Я решил обратиться за справкой к "японцам" 1-го курса. Молодой человек, к которому я обратился с просьбой разобрать иероглифы, не взглянув на амулет, сразу полез за словарями. Все словари были японско-английские.

Порывшись в словарях, он вскоре признался, что этот труд ему не под силу.

Тогда я отправился дальше. Слушатель II-го курса не пытался браться за словари. Видно он уже убедился в их бесполезности. Он принялся расшифровывать иероглифы интуитивным путем, бормоча себе под нос, - "солнце", "дерево", "птица". Затем, он сообщил мне: Прежде всего стоит дерево... А под деревом сидит птица... А под птицей светит солнце... А лучше вещего, если ты пойдешь и спросишь где-нибудь, что это такое.

Начав кое-что понимать, я зашагал дальше, пока не добрался до слушателей последнего курса. Их было всего-навсего четыре человека. Эти люди действительно хорошо знали и японский язык и дипломатию. Мельком взглянув на амулет, они переглянулись и хором заявили, что это не японские письмена, а китайские. Свое заявление они подтвердили парой японских слов и ссылкой на Конфуция.

В конце-концов я разыскал профессора китайского и японского языков. Ученое светило окинуло мой амулет глубокомысленным взглядом и без малейшего колебания изрекло: "Это иероглифы и не японские, и не китайские. Это очень редкие иероглифы. Это - корейские иероглифы! Да, да... самые настоящие корейские".

Таким образом вопрос с тайной амулета был для меня решен. На душе у меня стало тихо и спокойно, как в буддийском храме. Теперь я понял слова сбежавшего на фронт человека - "кто разберет эти иероглифы, тот покончит с японским языком". Видимо он проделал с амулетом тот же путь, что и я, а затем сбежал на фронт. Амулет действительно помог. - И ему и мне. Я решил при первой возможности распрощаться с японским языком.

Пока-же этой возможности нет, я начинаю знакомиться с моим новым местом службы.

Академия недавно вернулась из эвакуации. Временно она разместилась в нескольких четырехэтажных школьных зданиях вокруг Таганской площади. Отдельные Факультеты разбросаны где-то Но окрестностям Москвы. Наше здание стоит в тихом переулке на высоком спуске к гранитной набережной Москва-реки. Из окон, выходящих на реку, виден Каменный мост и кремлевские стены по другую сторону реки.

Вечерами мы часто любуемся радостным и чарующим зрелищем - над Москвой полыхают салюты побед. Особенно красива панорама вечерней Москвы в венце салютов из окон нашей Академии. Батареи расставлены концентрическими кругами вокруг Кремля и в этом месте зрелище особенно величественно. Говорят, Сталин часто поднимается на одну из кремлевских колоколен любоваться салютами.

Военно-Дипломатическая Академия была создана в годы войны, когда изменившаяся международная обстановка потребовала расширения военно-дипломатической связи с заграницей, когда Советский Союз, отбиваясь от гитлеровской Германии, шагнул вперед на международную арену. По часто меняющимся учебным планам Академии можно предвидеть шаги нашей внешней политики за несколько лет вперед.

Военно-Дипломатическая Академия была создана на базе Высшей Дипломатической Школы, Высшей Разведывательной школы, Института Восточных Культур и ряда других военных и гражданских высших учебных заведений. Чтобы представить себе трудности отбора достаточно упомянуть, что в Высшую Дипшколу принимают только людей с уже законченным высшим образованием, - пусть это будет даже ветеринарный Институт, - и не менее как с пятилетним партийным стажем.

Восточный Факультет Академии, кроме японского и китайского, имеет еще арабское, турецкое, персидское, индусское и афганское отделения. Западный Факультет, кроме английского, немецкого и французского, еще норвежское, шведское, финское, голландское, итальянское и т.д. пр. отделения. Дальше следует Военно-Морской Факультет имеющий отделения всех омываемых морями и океанами держав. Военно-Воздушный Факультет временно преобразован в Парашютно-Десантную Группу с упором на национальности, где в ближайшем будущем предвидится непосредственный контакт.

Поскольку Академия организована недавно, то на первых курсах числятся несколько тысяч человек, на вторых - сотни, на третьих - десятки, последние четвертые курсы находятся в стадии организации. Восточный Факультет предусматривает еще дополнительный пятый год обучения. На старшие курсы, где потребности велики, а кандидатов мало, выискивают подходящих людей по всем уголкам страны. Иностранцев не принимают, а русских граждан со знанием иностранных языков не много. Около половины состава слушателей первого курса - дети генералов или же крупных партийных и советских работников. Попасть на первый курс человеку подлого происхождения практически невозможно. Исключение составляют герои Советского Союза, молодые офицеры, особо отличившиеся во время войны, или вообще "знаменитости".

Вся Академия знает молодую таджичку Мамлакат. Когда-то в тридцатых годах Советский Союз облетели ее детские портреты с букетом цветов на руках у самого Вождя. В далеком Таджикистане маленькая Мамлакат сумела собрать рекордное количество хлопка. В это время в Москве происходил Съезд стахановцев колхозных полей, требовалась сенсация. Мамлакат привезли в Москву на Съезд, наградили орденом Ленина, сам Вождь подарил ей золотые часы браслет и, взяв на руки, сфотографировался с ней в отеческой позе.

Прошло несколько лет. Мамлакат с тех пор не собирает хлопка, но по-прежнему греется в лучах славы и милости Вождя. В Академии с улыбкой рассказывают о мелких деталях ее карьеры. В роскошном апартаменте гостиницы "Москва", разгоряченная славой и золотым подарком, она нырнула в ванну, забыв снять драгоценные часы. Часы стали, а маленькая таджичка переполошила всю многоэтажную гостиницу диким многочасовым воем. Выла она, по словам рассказчиков, как каспийская белуга.

Теперь Мамлакат около двадцати лет. За этот короткий срок она стахановскими темпами успела переменить четыре Института и приземлилась, наконец, в нашей Академии. Менять учебные заведения ей приходится после каждой экзаменационной сессии. Хотя ленинский орден и сталинские часы не улучшают деятельности мозговых извилин, но зато с легкостью открывают любые двери. Говорят, что Мамлакат уже собирается переходить куда-то в новое место. Таких дармоедов былой славы в Академии несколько.

Где-то в окрестностях Москвы существует еще одно учебное заведение, аналогичное нашей Академии. Там обучаются исключительно иностранцы по рекомендациям и путевкам официально распущенного, но продолжающего свою деятельность, Коминтерна. Это массовый питомник советских агентурных работников заграницей. Они не обладают дипломатическими паспортами, но их работа важнее, и, во всяком случае, активнее, чем официальных дипломатов.

Кроме того многие видные иностранные коммунисты, как Ракоши, Димитров, Анна Паукер, прошли курс обучения в Коммунистическом Университете имени Сун Ять-сена или в Политической Академии им. Ленина. Всего не узнаешь! О нашей Академии тоже много не говорится, хотя деятельность ее совершенно легальная - готовить персонал для советских военных представительств, заграницей. Профессия интересная и безопасная. Если, в крайнем случае, и засыпешься, то только вышлют обратно домой. Вот что дома будет - это уж другой вопрос!

Как это не странно, но в нашу Академию для евреев прием категорически закрыт. Здесь я в первый раз сталкиваюсь с официальным подтверждением тех слухов, которые с некоторого времени упорно циркулируют в стране. Кремль шагнул в вопросах национальной политики в довольно неожиданном направлении. До последнего времени евреи играли и играют важную роль в советской дипломатической и вообще заграничной службе. Чем можно объяснить, что теперь для них закрыли двери Дипломатической Академии? Может быть Сталин не может простить, что на московских процессах 19351938 годов большая часть обвиняемых была евреями.

Невольно приходят в голову некоторые слухи недавнего прошлого. В Москве говорили тогда, что в период отступления 1941 года евреев не эвакуировали из оставляемых областей и умышленно обрекали на истребление руками немцев. Москвичам тогда очень хорошо были памятны осенние дни 1941 года. Они рассказывали, что почти никто из московских евреев, в то время, не получил разрешения на эвакуацию и, когда 16-го октября немцы одним прыжком вышли на подступы к Москве, то тысячи и тысячи людей искали спасения в паническом бегстве. Большинство из них были евреи, т.к. партработники эвакуировались в плановом порядке, а рядовое московское население не имело ни возможности, ни желания к бегству. Тогда, якобы, Сталин бросил на шоссе Москва-Горький-Чебокасы заградотряды НКВД и издал приказ расстреливать на месте всех, бегущих без разрешения на эвакуацию. Приказ был, якобы, умышленно опубликован несколько позже, чем были пущены в дело заградотряды и так как большинство бегущих были евреями, то в результате – гекатомбы еврейских трупов по обочинам московского шоссе. Было ли так на самом деле мы узнаем, когда раскроются архивы.

В годы войны единство народов Советского Союза подвергалось тяжелой пробе. Национальные меньшинства не оправдали надежд Кремля. Сейчас в Армии на каждом шагу слышишь новое незнакомое ругательство - "ялдаш!" На языках малоазиатских народов это слово значит - "товарищ". Рожденное революцией как новое официальное обращение, оно выродилось в презрительное ругательство.

"Второе азиатское слово, которым обогатился армейский словарь в годы войны, это - "бельмейды!" Нацмены сначала массами перебегали к немцам, самострельничали, затем перешли к пассивному - "бельмейды!" Не понимаю! С чисто азиатским спокойствием туркмен или таджик, призванный в Армию, на все вопросы коротко отвечал - "бельмейды!" Когда ему командуют "на-лево", он поворачивается на-право.

Следующее, с легкой руки Председателя Всеславянского Комитета генерала Гундорова, лексическое словообразование это - "братья славяне". Часто, когда в Армии рассказывают или наблюдают следы какого-нибудь безобразия, грабежа или бессмысленной глупости, то добавляют "Это уж братья-славяне!" Это оценка самих солдат некоторым вещам, которые поощряются верховным руководством и развязывают руки темным инстинктам и побуждениям наиболее безответственной части Армии. Когда очередная "кампания" изживает себя, то то-же верховное руководство сваливает всю вину на исполнителей, издает негодующий приказ, производятся расстрелы козлов отпущения.

Несмешливое "братья-славяне" слышится часто по адресу польских и балтийских формирований в Красной Армии. Об эстонцах и других балтийцах, бившихся на стороне немцев, солдаты отзывались с большим уважением. Советские солдаты не знают, какую "независимость" дадут балтийцам их немецкие хозяева, но хорошо знают что за "независимость" они получили в 1940 году от советской власти. Русские солдаты, которых до последнего времени старательно воспитывали в духе абстрактного интернационализма, в годы войны снова получив возможность национального восприятия событий, умеют подсознательно ценить стремление к национальной свободе даже у своих врагов.

"Крепко стоят, черти!" - слышались замечания, где было больше скрытого уважения, чем злобы.

Через пару месяцев после начала войны я встречал на постройке второго кольца аэродромов вокруг города Горького тысячи и тысячи иностранцев, работающих на земляных работах с лопатами и тачками в руках. Их сразу можно было отличить по одежде. Физиономии у них были довольно кислые. Это были в свое время присосавшиеся к новой власти граждане Эстонской, Латвийской и Литовской ССР. Пользуясь конъюнктурой они заделались милиционерами, партийными и советскими пастухами в новых советских республиках. Бежав от наступающих гитлеровских полчищ на родину всемирного пролетариата, они получили лопату в руки и узнали, что это такое быть пролетарием.

Марионетки были полезны у себя дома, здесь же их использовали как рабочий скот. Позже их всех включили в состав нормальных рабочих концлагерей НКВД. Когда созрела необходимость создания национальных воинских частей, то их из концлагерей перевели в эстонскую и прочие национальные бригады, где большинство и легло костьми. Такова карьера мелких рыцарей конъюнктуры! Не всем положено теплое местечко в Коминтерне, титул вождя или опереточный мундир маршала. Это следует учесть тем, кто в дальнейшем вздумал бы соблазниться.

Идут дни. На фронтах гремят бои, а над Москвой полыхают салюты. Подходит сентябрь, а с ним и начало регулярных занятий. Я все еще не могу примириться с мыслью, что я обречен к карьере японского дипломата. Когда я говорю об этом кому-нибудь из знакомых, то они смеются как веселой шутке. Неужели судьба не улыбнется мне?

Однажды, проходя по двору Академии, я с разбега наскочил на женщину в военной форме. Машинально я отдал честь и извинился. В среде военных первым делом смотрят на погонь. Удивленный редким для женщины чином майора, я посмотрел на лицо.

"Ольга Ивановна!?" - воскликнул я радостно, пораженный неожиданной встречей.

Передо мной стояла Ольга Ивановна Москальская - доктор филологических наук, профессор и декан Немецкого Факультета I МПИИЯ. Когда-то я встречался с ней. Тогда она была приятно тронута моим интересом к языкам, исключительно любезна и внимательна ко мне. Это был человек высокой культуры и исключительной личной обаятельности. Неудивительно, что у меня вырвался возглас радостного изумления, когда я неожиданно увидел ее перед собой.

"Товарищ Климов?!" - также изумленно окинула она меня взором с ног до головы, - "В форме! Что Вы здесь делаете?"

"Ах, лучше не спрашивайте, Ольга Ивановна", - смущенно ответил я.

"Да, но все-таки... Опять учите немецкий?"

"Нет, Ольга Ивановна. Еще хуже... Японский!" - печально ответил я.

"Что-о-о ?! Японский?! Не может быть! Вы шутите".

"Не до шуток, Ольга Ивановна".

"Ага, та-а-ак!" - понимающе покачала головой Москальская, - "Пойдемте-ка в мой кабинет поговорим".

На двери комнаты, куда мы вошли, я прочел табличку "Начальник Западного Сектора" и ее имя. Следовательно Ольга Ивановна теперь служит в Академии.

"Так что за идиот засунул Вас на японское отделение??" - спрашивает Москальская. Она и без моих объяснений хорошо знакома с порядками в Академии.

"Не идиот, а полковник Горохов", - отвечаю я.

"Согласны Вы быть переведенным на Немецкое Отделение?" - коротко по деловому спрашивает Москальская.

"Сейчас я занята набором последнего курса и ломаю себе голову, где я должна искать людей," - говорит она в ответ на мое утверждение. - Если Вы не возражаете, то сегодня же дам рапорт генералу с просьбой о Вашем переводе. Как Вы смотрите на это?"

"Только, ради Бога, чтобы полковник Горохов не заподозрил за этим мое личное желание... Иначе я не ручаюсь за последствия", - говорю я и с благодарностью жму ее протянутую руку.

"Об этом не беспокойтесь. До скорой встречи!" - смеется Москальская, когда я выхожу из кабинета.

На другой день меня вызывает начальник подготовительного японского курса и встречает подозрительным вопросом, как-будто он меня в первый раз видит:

"Так это Вы - Климов?"

"Так точно, товарищ майор!" - отвечаю я.

"Тут от генерала пришел приказ перевести какого-то Климова", - майор смотрит в бумаги,- "На какой-то четвертый курс Западного Факультета".

Он скептически смотрит то на меня, то на бумагу.

Условия в Академии довольно своеобразные. Те, кто принят на Подготовительный Курс, - плавают в блаженстве. Слушатели 1-го Курса, - в особенности "солидных" наций, - полны самосознания. II Курс - рассматривается как уже "сделанные люди". О слушателях III-го Курса шепчут как о людях, имеющих какие-то особенно сильные протекции. О существовании IV Курса мало что известно - это считается обиталищем богов. Этим и объясняются странные взгляды и вопросы начальника Подготовительного Курса. Жалкий червяк, приготовишка - и вдруг летит куда-то в небеса.

"Вам что-нибудь известно об этом?" - подозрительно спрашивает он.

"Никак нет, товарищ майор", - отвечаю я.

"Ну, так вот! Нате Вам этот приказ, - пока другого капитана Климова у нас нет, - и отправляйтесь на Западный. Я думаю что это ошибка и мы с Вами скоро встретимся", - заканчивает он.

"Слушаюсь, товарищ майор!" - козыряю я.

Итак - я на последнем курсе Немецкого Отделения Академии. В довершение всех благ оттуда всегда открыты ворота на фронт. Нет, свет действительно не без добрых людей! Судьба мне все-таки улыбнулась.

Перейти к СОДЕРЖАНИЮ
Следующая глава