Григорий Климов. Откровение. Глава 38

ЧЕСТНЫЕ ЛЮДИ

Я думаю, что моим читателям уже надоели всякие отрицательные люди, всякие убийцы или самоубийцы. Да, откровенно говоря, они и мне самому тоже надоели. Поэтому я оглядываюсь вокруг в поисках хороших людей для моего семейного альбома.

Про Марину Федоровскую ходили легенды. Она была не только красавица, но к тому же еще и умница. Приехав в Америку, как и большинство русских ди-пи, в начале 50-х годов, она вскоре открыла ресторан и ночной клуб, где она была не только хозяйкой, но и певицей. У нее был хороший голос, и она распевала цыганские песни.

Естественно, что у такой соблазнительной невесты женихов было масса. Но Марина распевала песни про любовь, однако замуж не выходила. Женихам она только вежливо улыбалась. Она вела себя как монашка в миру, и репутация у нее была безупречная. Никто не понимал, почему молодая красавица и умница отказывает всем женихам.

Шли годы, женихи разбежались, Марина продала свой ресторан и купила школу иностранных языков, где она сама преподавала русский язык. Деловая женщина, она спокойно объяснила мне свои проблемы, почему она не выходит замуж. Оказывается, у нее сестра сидит в сумасшедшем доме, пожизненно. Так называемый "хроник", то есть хронически больная.

Чтобы понять это, нужно заглянуть в статистику, которая меняется каждый год. Когда-то считалось, что сумасшедших в Америке 18,5%. Потом стало около 20%. А что такое эти "сумасшедшие"? Обычно подержат такого человека в психиатрической клинике месяца три или четыре, подкрутят ему гайки в голове и отправляют домой. Хронически больных, "хроников", только от 8 до 10%. То есть из 100 психически больных только 8-10 человек держат в сумасшедшем доме пожизненно, только один из десяти. Это не так страшно для статистики. Но очень страшно для родственников, так как эти болезни передаются по наследству - и это болезни постыдные, которые обычно скрывают.

После войны, в 1945-50 годах, Марина и ее сестра жили в Западной Германии. Сестра Марины вышла замуж за американца, что считалось тогда большим счастьем, родила ребенка - и вскоре сошла с ума. Муж с ней, конечно, развелся. А сестра сидит пожизненно в сумасшедшем доме недалеко от Нью-Йорка. Ее сына, своего племянника, взяла на воспитание Марина. Говорят, что он какой-то "странный", но работает у Марины в ее школе иностранных языков.

А Марина, буквально святой человек, каждую субботу варит для своей сестры всякие сладкие кашки и вкусные вещи. Каждое воскресенье Марина едет в сумасшедший дом и кормит свою больную сестру с ложечки.

И не говорите мне, что в наше подлое время, а тем более в Америке, святых людей нет. Таким, как Марина, нужно руки целовать.

Но нужно учитывать, что честность бывает разных сортов. Поэтому приведу вам честных людей другого сорта.

Это мои давнишние знакомые Игорь и Зина Собины. Как и большинство моих знакомых, они из второй волны эмиграции. Игорь работает инженером, Зина служит в какой-то конторе. У них двухэтажный домик и 17-летний сын Вадим. Меня немножко удивило, когда Зина честно говорит, что их Вадим спит на втором этаже в постели со своим приятелем:

- Это лучше у нас дома, чем они будут заниматься своими делами где-то в кустах.

Зина весело щебечет, что у нее в жилах течет кровь трех царей.

- И жидовская кровь тоже есть - от царя Давида, - соглашается Игорь.

Не только сама Зина, но и ее подруга Люба Лягина, которая живет рядом, честно говорят, что их сын Вадим гомосексуалист. Как-то, изрядно выпив, Люба Лягина сообщает, что, когда Вадим был подростком, Зина купалась вместе с ним под душем и предлагала: "Вадим, поиграйся-ка с моими игрушками..." Похоже на матерный комплекс, от чего происходит матерщина "е... твою мать".

Но и у Любы Лягиной в семье тоже проблемы. Ее муж работает в библиотеке Радио "Свобода", которое построено в соответствии с Гарвардским проектом и комплексом педерастии товарища Ленина. И на работу там берут тоже не всякого человека с улицы, а только "ленинцев". И эта гарвардская чертовщина отразилась на Любиной дочке по имени Багира. Муж Багиры куда-то загадочно исчез: не то повесился, не то застрелился, не то просто сбежал. Так или иначе, но на старости лет Люба осталась с дочкой-одиночкой и маленькой внучкой. В результате Люба спилась и стала алкоголичкой. Как говорят специалисты, это 69 способов быть несчастным. А виноват в этом товарищ Ленин.

Кстати, имя Багира вам что-нибудь напоминает? Когда я был школьником, я читал "Книгу джунглей" Киплинга, про мальчика Маугли и его подругу черную пантеру по имени Багира. А теперь некоторые чудаки так называют своих детей.

Игорь Собин рассказывает, что его сын Вадим, чтобы избежать призыва в армию, много пил, стал алкоголиком и был забракован. Потом Вадим учился в Новой школе социальных исследований на 14-й улице, где преподают левые евреи, сбежавшие от Гитлера. В результате Вадим увлекся марксизмом и евреями, точнее - еврейками. Его первая жена-еврейка, как сообщает Игорь, не то делала 3 аборта, не то у нее было 3 выкидыша. Затем Вадим, по словам папы, путался с еще двумя еврейками, после чего он два раза сидел в психиатрической больнице. Но, видимо, короткое время.

Тогда, в 60-х годах, я в третий раз переписывал мой роман "Имя мое легион" на тему дегенерации и аккуратно записывал в мою картотеку все то, что честно рассказывал Игорь. Так, Игорь говорит, что советская власть уничтожила 18 членов его семьи, в том числе четырех его старших братьев. Здесь Зина добавляет, что от одного из них остался сын, который вырос, женился, и у него родился сын - совершенный кретин, полный идиот! - торжественно заключает Зина.

Затем Зина рассказывает, что когда в ее семье разбирали архив, то наткнулись на целую кучу крупных масонских орденов. Большинство ее семьи осталось в Польше, а в СССР были только мать и дядя. Дядю расстреляли во время Великой Чистки 1935-38 годов, а мать повесилась перед открытым "Курсом истории ВКП/б/", как говорит сама Зина. И вместе с тем, оба они - и Игорь, и Зина - полностью за советскую власть.

Я был в гостях у Собиных зимой 1975 года. Зина показывает мне фото своей племянницы, которые она получила из Советского Союза, и восторженным тоном поясняет: "Красавица с зелеными глазами!". Потом добавляет: "Но у этой красавицы родился сын - монголоидный идиот!" Разве это не честные люди?

Но я вижу, что моей жене Кисе такая честность не нравится. Киса считает, что о таких вещах нужно молчать. Поэтому о своих сестрах она молчит, как будто их не существует.

Когда Игорь и Зина вышли на пенсию, они продали свой домик в Нью-Йорке и купили два домика во Флориде, где-то в лесу, где кругом крокодилы. Второй домик для Вадима и его семьи. Но общие знакомые сообщают, что Вадима бросили уже три еврейки, что Вадим пьет и разбил папину новую машину, что Вадим истратил 700 долларов в месяц на телефон, переговариваясь со своими беглыми женами. В конце концов Вадим пьяный курил ночью и поджег их дом. Глядя на все это, знакомые говорят, что детей вообще лучше не иметь.

Тем временем Игорь и Зина уже в 4-й раз полетели в СССР. Несмотря на все старания советской власти истребить их семьи, там еще остались кое-какие родственники. Потом я читаю восторженную статью Игоря Собина в советской газете "Голос Родины", №20, май 1987, стр.10. Запись в моей картотеке: "См. вырезку на "Собин" в 4-й папке моего архива".

Сейчас Вадим пропивает или, может быть, уже пропил те два дома, которые остались ему после родителей. А Игорь и Зина уже в мире ином, среди праведников. Поэтому не грех помянуть добрым словом этих добрых и честных ладей.

3 июня 2003г.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ