Григорий Климов. Откровение. Глава 35

МОЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

Читаю я как-то газету "Новое русское слово" и вижу там на первой странице статья "В Израиле арестован шпион - эмигрант из СССР". Как нищий советский еврей Ш. Калманович эмигрировал в Израиль и стал миллионером, а потом оказался шпионом? Столь крупным, что о нем специально выступал по радио министр обороны Ицхак Рабин.

И в конце стоит: "...не без его участия американский гражданин Аллен Ван Норман, арестованный в Восточном Берлине, был освобожден в обмен на советского шпиона по фамилии Томпсон, осужденного в США" (НРС - 12 января 1988).

Эта информация меня заинтересовала. Томпсон?! Э-э, кажется, мой дружок наконец попался. Почему у Аллена Ван Нормана есть имя, а у Томпсона имени нет?

Когда Алешу Мильруда ругали в советских газетах, там всегда стояло Мильруд-Томпсон, где Томпсон - это его псевдоним по работе в ЦРУ. И имени у Томпсона не было. Да, похоже, что Алеша засыпался.

Дело в том, что Алеша Мильруд-Томпсон в течение 5 лет был моим непосредственным начальником, когда я работал в области американской психологической войны. И я должен сказать, что Алексей Михайлович Мильруд был оригинальным человеком. Например, во время Второй мировой войны он, будучи евреем, умудрился служить в отделе пропаганды СС и гестапо под названием "Винета". После войны он занимался тем же самым у американцев. Человек, без сомнения, ловкий и знающий свое дело.

Мне вспоминается Мюнхен в 1950 году и две виллы на Галилей-платц №1 и №2, конфискованные у бывших нацистов. В №2 была американская военная разведка Джи-2, где служил Алеша Мильруд. А в №1 был своего рода "дом чудес", где Алеша занимался своими фокусами в области антисоветской пропаганды. Сначала Алеша организовал сатирический журнал "Сатирикон", который предназначался для распространения в советских оккупационных войсках в советской зоне Германии. В принципе, Алеша продавал американцам свои идеи, которым он выучился в СС и гестапо, и получал для этого соответствующее финансирование.

Вот тогда-то я и познакомился с Алешей, который предложил мне место члена редколлегии журнала "Сатирикон". Весь этот журнал держался на одном человеке - Николае Менчукове, он же Олин, Ирколин и т. д. Это был действительно очень талантливый карикатурист и тотальный алкоголик. В Советском Союзе он был бы лучшим карикатуристом! А в Мюнхене он был просто алкоголиком. Ох много самогона перепил я с Колькой, которого позже увековечил в моем романе "Имя мое легион" как карикатуриста Кукарачу.

"Сатирикон" благополучно процветал два года. Но потом Алеша Мильруд из-за какой-то чепухи повздорил со своим карикатуристом - и Николай ушел в запой. В результате "Сатирикон" закрылся. Позже бедный Колька Менчуков умер в сумасшедшем доме в Хааре около Мюнхена.

Тем временем Алеша продал американцам свою очередную идею. Это был журнал "Центрального объединения послевоенных эмигрантов из СССР", где я буду редактором.

- Гриша, как мы назовем твой журнал? - спрашивает Алеша.

- "Родина", - говорю я.

- Нет, это будет "Свобода", - заключает Алеша.

Так родился журнал "Свобода", орган Центрального объединения послевоенных эмигрантов из СССР (ЦОПЭ), где главная роль предназначалась мне. Я был и президентом ЦОПЭ, и главным редактором "Свободы". А Алеша Мильруд был у меня в качестве комиссара. С одной стороны, это была психологическая война между США и СССР, а с другой стороны, это были лисьи игры между ЦРУ и КГБ, где много всяких секретов и многое можно понять, только оглядываясь назад.

Например, советскую власть создал товарищ Ленин. А американцы разрушили советскую власть при помощи комплекса педерастии Ленина. Но очень немногие люди понимают, что это такое. Об этом молчат и ЦРУ, и КГБ. Все это вещи очень сложные и очень путаные.

Напомню биографию Алеши. Когда-то его отец был редактором газеты "Сегодня" в Риге, Латвия. Отец был евреем-выкрестом, который выкрестился в лютеранство. Мать Алеши, урожденная Анна Степановна Иванченко, была из караимов, нечто вроде евреев-староверов. Когда в 1940 году СССР захватил Латвию, отца Алеши сослали в Сибирь, где он и погиб. Естественно, что Алеша не любил советскую власть и охотно занимался антисоветской пропагандой сначала с немцами, а потом с американцами.

Я работал с Алешей 5 лет - и все было хорошо. Алеша любил говорить, что он мой лучший друг. Но кончилось это плохо. Как обычно, серьезные осложнения начались из-за чепухи. У Алеши был помощник Славик Печаткин, и однажды Славик перепутал меня с Алешей.

Как-то я выпивал со Славиком, потом Славик заснул на диване, а я решил, что пора ехать домой. Чтобы заправить рубашку, я расстегнул молнию на брюках. Тут Славик вдруг проснулся и упал передо мной на колени: его глаза были закрыты, рот открыт, а руки сложены так, словно он держал что-то. Должен признаться, что сначала я не понял, что это такое. Тогда я не знал, что гомосексуалисты в большинстве случаев употребляют друг дружку не в зад, а в рот.

Однако Славик был существо безобидное, и чтобы не срамить его, я об этом странном инциденте никому не сказал. Но, видимо, сам Славик, опытный разведчик из ЦРУ, признался Алеше, что он засыпался и теперь я знаю, что Алеша и Славик - это два педераста, что в то время в ЦРУ категорически воспрещалось. Тогда Алеша обратился за помощью в КГБ - и КГБ делало несколько попыток убрать меня из Мюнхена. Логически получалось, что мой лучший друг Алеша был двойным агентом: ЦРУ его кормило, а КГБ его доило.

Хотя я не знал, что мой комиссар Алеша был педерастом, но КГБ это прекрасно знало и шантажировало Алешу. Правда, Алеша был хорошо замаскирован, у него была симпатичная жена-латышка Хелла, но это был фиктивный брак, и детей у них не было. Ничего особенного, такой же фиктивный брак был у самого великого-развеликого товарища Ленина. Потому Гарвардский проект, лучший мозговой трест Америки, и построил всю работу "Голоса Америки" на комплексе педерастии Ленина. И таким образом Америка раздолбала Советский Союз.

Алеша рассказывал мне, что его жена Хелла во время войны помогала партизанам, была при этом ранена и поэтому не может иметь детей. Вернее, может, но это будет угрожать ее жизни, а он, как любящий муж, этого не хочет. Хорошая ложь частенько красивее правды. Я думаю, оглядываясь назад, что Алеша попал под так называемые Нюрнбергские законы о чистоте расы. По этим варварским законам евреев уничтожали, а полуевреев стерилизовали, чтобы они не могли иметь детей. Алеша выдал себя за полуеврея и был стерилизован. Командовал этой программой гитлеровец Рейнгардт Гейдрих, который сам был на три четверти евреем, его отец был еврей по фамилии Зюсс, а его мать была полуеврейка. В психопатологии это называется комплексами уничтожения и самоуничтожения.

Под эту программу стерилизации попал также Николай Менчуков, очень талантливый карикатурист, который был полуевреем. Возможно, что поэтому он и стал алкоголиком. А его жена Манечка делала детей от соседей.

Я думаю, что под такого рода стерилизацию попал и мой хороший знакомый Виталий Комаров, тоже скрытый полуеврей, который когда-то скрежетал зубами и провозглашал такой тост: "Всех жидов надо убивать!" Позже бедный Виталий, ярый монархист и церковник, и его жена Мила, урожденная Вальдман, взяли двух приемных детей, которые оказались дефективными.

О Боже, Боже, и что только творится на белом свете?!

Итак, мой комиссар Алеша оказался не только педерастом, но и психопатом, где одно связано с другим. Запутавшись во лжи, Алеша решил избавиться от меня при помощи КГБ. Потом КГБ делало несколько неудачных попыток убрать меня из Мюнхена. Но что не удалось КГБ, удалось моей идеальной невесте Наташе "фон" Мейер: она заманила меня из Мюнхена в Америку. А педераст Алеша прекрасно знал, что Наташа лесбиянка, но молчал. Это были любовь, коварство и предательство.

Это было давно - в 1955 году. И вот теперь, в 1988 году, 33 года спустя, я читаю в "Новом русском слове", как закончил свою карьеру мой комиссар и мой бывший лучший друг Алеша Мильруд-Томпсон. В конце концов, его арестовали в США как советского шпиона. Но информация очень краткая, Алеша всегда прячется. Да и ЦРУ тоже помалкивает.

Характерно, что с Алешей поступили по басне дедушки Крылова: "и щуку бросили в реку". То есть его обменяли на какого-то другого шпиона. Для этого в Берлине существует специальный "мост шпионов", где их меняют. Так что в тюрьме Алеша долго не сидел.

Заглянем немножко назад и посмотрим на лисьи игры ЦРУ и КГБ. После моего отъезда в Америку, журнал "Свобода" закрылся. Но Алеша не унывал и продал американцам свою очередную идею - 3-месячный альманах "Мосты", где печатали всяких диссидентов. Затем Алеша перебрался в Вашингтон и организовал "Международное литературное содружество", где работали Борис Филиппов и профессор Глеб Струве, а центр был в Лондоне. Печатали опять советских диссидентов, которых в СССР сажали в дурдома. И все эти годы Алеша был на крючке у КГБ. Его шантажировали тем, что он гомосексуалист, а в ЦРУ это строжайше запрещалось.

Я же, переехав в Америку, плюнул на всю эту псих-войну, вымыл руки и пошел работать инженером. Правда, мои похождения на фронтах психвойны я позже отразил в моих романах.

В 1998 году я говорил по телефону с моим знакомым князем Алексеем Павловичем Щербатовым. И случайно князь рассказывает мне, что в 1993 году он был в Санкт-Петербурге и встречал там Алешу Мильруда, который там "по бизнесу". Возможно, что Алеша на пенсии от КГБ.

4 декабря 2002г.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ