Григорий Климов. Откровение. Глава 28

ГРЕХИ СВЯТОГО ВИТАЛИЯ

Если уж я пишу мой "Семейный альбом", то просто нельзя не упомянуть Виталия Комарова и его жену Милу. В течение 15 лет это были наши лучшие друзья, все уик-энды вместе проводили, летом ездили на пляж в Си-Клифе, а зимой ходили друг к другу в гости.

Виталий был представительным мужчиной высокого роста, лет на десять моложе меня, а его жена Мила - симпатичной блондинкой соответствующего возраста. В политике Виталий был крайне правый, заядлый монархист и церковник. Мила была родом из русской эмиграции во Франции и тоже правых взглядов. Виталий родился в Харькове, а вырос в Аргентине, по образованию и профессии он был архитектором, а Мила работала в банке. Хорошая дружная пара.

Но у Виталия была голубая мечта: он мечтал стать помещиком. Поэтому он купил за 18 тысяч долларов, конечно, в рассрочку, хуторок в Аргентине, где собирался выращивать и продавать хмель. Мечтал, что полгода он будет работать на своем хуторе, а вторую половину года он будет пить шампанское в Париже. А пока же он работал архитектором в Нью-Йорке.

Сидим мы однажды на пляже, и Виталий вдруг говорит:

- Я люблю женщин в рот!

Поймав мой удивленный взгляд, он добавляет:

- С мужчинами это нельзя, а с женщинами можно. Это не грех!

А его жена Мила сидит рядом и облизывается. В общем, пара честных минетчиков. Моя жена тоже сидит рядом и обгладывает куриную ножку. А я, конечно, помалкиваю. Все люди разные, и не стоит соваться в чужие дела.

Позже, в 1975 году, моя бесплодная жена Киса запсиховала, обязательно захотела приемного ребенка и за 5 тысяч долларов купила в Бейруте, в Ливане, 5-месячного арабчонка Андрюшку. Дальше получилось как в русских сказках, где дуракам обязательно везет... Вот вам пример из замечательной сказки "Конек-Горбунок" Ершова, своего рода классика:

У старинушки три сына: Старший умный был детина, Средний был и так и сяк, Младший был совсем дурак.

Но именно этот дурак поймал жар-птицу и женился на царевне. Так повезло и моей сумасшедшей Кисе: арабчонок оказался прекрасным ребенком, кстати очень похожим на меня, и которого я очень полюбил. Растет арабчонок Андрюшка на радость папе и маме и уже лопочет по-русски. "Эх, - думаю я, - сделаем из арабчонка русского человека".

А у Комаровых тоже нет детей, и, глядя на Андрюшку, они серьезно Задумались и решили тоже брать приемного ребенка. Полетели они в Аргентину и привезли оттуда 4-летнего мальчика Юрика. Мальчик был каким-то худым и замученным.

- Ничего, мы его откормим, - говорит Виталий.

Когда же они его откормили, то выяснилось, что мальчик какой-то ненормальный, врачи говорят, что он гиперактивный, то есть слишком шаловливый, все время бегает кругом и все ломает или портит. В результате Комаровых с Юриком все знакомые перестали пускать в дом, боятся, что Юрик или стекла побьет, или дом подожжет, или кому-нибудь глаза выколет.

Виталий говорит, что мать Юрика алкоголичка и женщина легкого поведения, которой этот ребенок просто мешал, и она выгоняла его на улицу, откуда Комаров его и подобрал. Вот вам и результат: ненормальный ребенок. В общем, у Комарова получилось то, чего боялся я, зная, что приемные дети - это большой риск, где редко получишь хорошего ребенка.

Подошло время Юрику идти в школу. Учителя жалуются, что гиперактивный Юрик сам не учится и другим только мешает. Значит, перед отправкой в школу Виталий должен кормить его специальными успокоительными таблетками - транквилизаторами, которые Юрику не нравятся.

- Зажму я его между ног и кормлю этими таблетками, - рассказывает Виталий. - А он кусается, как собака. Он мне все ноги искусал!

Пичкает Виталий Юрика успокоительными таблетками, а эти таблетки замешаны на наркотиках, и в результате у Юрика получилось наркотическое отравление. Теперь его нужно раскручивать в обратную сторону. И получается порочный круг, где конца не видно. Ребенок явно дефективный.

Но Комаровы решили испытать свое счастье еще раз и привезли из Аргентины второго приемного ребенка, опять с улицы. На этот раз они нашли 5-месячную девочку, которую они назвали Клавочкой. Ну и, конечно, приглашают они меня с женой, чтобы мы полюбовались на их дочурку.

Маленькая Клавочка сидит, как принцесса, в роскошной детской кроватке, вся в кружевах и бантиках. Наученный моим опытом с Андрюшкой, я протягиваю Клавочке палец, вожу им направо и налево. Андрюшка водил глазами за моим пальцем, а потом уцепился мне за палец и улыбается. Но Клавочка на мой палец не реагирует, глазами не водит и ручки не протягивает. "Э-э, - думаю, - дело плохо, тут что-то не так". Так оно и оказалось. Вскоре выяснялось, что Клавочка совершенная идиотка, кретинка, которая не ходит, не говорит и вообще ни на что не реагирует. Живой труп.

Для Комаровых это был, конечно, страшный удар. Ведь обратно этих детей не отдашь. А что с ними делать? Только мучиться! Возможно, что в результате всех этих разочарований и огорчений Мила заболела раком. Ведь говорят же, что рак - это болезнь печали. И врачи говорят, что у Милы уже пошли метастазы по всему телу и она скоро умрет.

И понял Виталий, что скоро он станет вдовцом с двумя дефективными детьми и что с такими детьми он себе вторую жену не найдет. А рядом моя жена постепенно сходит с ума и трезвонит, что она хочет не одного Андрюшку, а троих приемных детей, а со мной она хочет разводиться.

Под давлением всех этих чрезвычайных обстоятельств Виталий Комаров, монархист и церковник, почти святой человек, вдруг грубо порвал со мной, то есть записался в очередь на дегенератов, поверив моей помешанной жене, которая всем говорит: "Он меня считает дегенераткой - И ТЕБЯ ТОЖЕ!" Затем Виталий стал провоцировать мою жену на развод со мной, в надежде, что он займет мое место. Вот вам и святой Виталий.

Но все получилось иначе. Моя сумасшедшая жена заварила такую кашу, что и сам черт не разберется: она продолжала лесбиянить с баронессой-бандершей Лилей Кудашевой, которая сначала соблазнила ее в лесбиянство, а потом перетащила жить в Си-Клиф, то есть в Содомкино. Господь Бог не ошибся, когда наказал Лилю двумя дефективными детьми. Бедная Мила Комарова в 40 лет умерла от рака. И остался Виталий на склоне лет один с двумя больными детьми. Положение, надо сказать, незавидное. Под ударами судьбы Виталий поседел, состарился, сгорбился. А ведь был видным мужчиной. Но судьба играет человеком.

Вообще, жизнь у Виталия была довольно сложной. Прежде всего, его мать была еврейкой, во время немецкой оккупации Харькова она была депортирована и погибла, а Виталия, как полуеврея, стерилизовали. Была тогда такая варварская "Программа по чистоте расы", согласно которой евреев уничтожали, а полуевреев стерилизовали. Поэтому-то Виталий и не мог иметь детей. Его жена Мила предлагала, что она забеременеет от другого мужчины, но Виталий предпочел брать приемных детей.

А отец Виталия был полуармянином. Так что сам Виталий был полуевреем, четвертьармянином и четвертьрусским. Комбинация довольно сложная. Вместе с тем Виталий, монархист и церковник, был настоящим жидоедом. Когда у него за столом сидели 12 человек, он вставал и с бокалом вина в руке провозглашал такой тост: "Всех жидов надо убивать!" Но тогда я не обращал на его чудачества никакого внимания.

Подыскал Виталий себе и соответствующую жену. Его жена Мила была чистокровная еврейка, и тоже антисемитка. Конечно, свои еврейские корни они тщательно скрывали. Только после смерти Милы Виталий дал объявление в "Новом русском слове", где назвал ее девичью фамилию - Вальдман (НРС - 17.06.1980). Несмотря на эти чудачества, это были милые и хорошие люди и в течение 15 лет наши лучшие друзья. И мне очень жаль, что кончилось это плохо.

Мне передают следующую информацию: "В течение 10 лет один из университетов США проверял гиперактивных детей и выяснил, что среди гиперактивных детей и подростков преступность в 20 раз выше, чем среди других детей" (передача по ТВ 25.02.1985, канал 2, 22.30).

В соответствии с этим общие знакомые рассказывают мне, что Юрик Комаров чуть не утопил девочку. Дело было в скаутском лагере, девочка стояла на краю глубокого плавательного бассейна, а Юрик толкнул ее сзади. Был дикий переполох. Когда Комаров с Юриком приезжают в лагерь, матери убирают своих детей подальше от Юрика. В конце концов Юрика Комарова отказались брать во все детские лагеря - и НОРР, и ОРЮР.

Пытался Комаров поместить Юрика и Клавочку в специальные дома для дефективных, но что-то у него не получилось, может быть, потому, что официально он был гражданином Аргентины, хотя и прожил в США 21 год. Кроме того, идиотке Клавочке в возрасте 5 лет делали операцию на сердце.

В октябре 1983 года бедняга Комаров устраивает прощальный вечер и собирается возвращаться в Аргентину, где его ждет его поместье и где он будет жить помещиком. Пока же в его нью-йоркской квартире гиперактивный Юрик устроил полный разгром: переломал всю мебель, изорвал в клочья все ковры, даже обои со стен ободрал. Но Виталий надеялся, что в Аргентине ему будет лучше: полгода он будет растить и продавать у себя на хуторе заветный хмель, который даст ему деньги, а вторую половину года он будет пить шампанское в Париже.

В 1995 году у меня завелись читатели в Аргентине, которые сообщили мне о дальнейшей судьбе Виталия Комарова. Он по-прежнему оставался рьяным монархистом и церковником, но помещика из него не получилось. Материально жилось ему плохо, вместо шампанского и черной икры он перебивался с хлеба на воду. Да изредка варил из своего хмеля пиво.

Дети остались при нем. Дефективный Юрик вырос, женился и даже сделал Виталия дедушкой. И идиотка Клавочка тоже выросла и жила с Виталием. Зная Виталия, я допускаю, что Виталий употреблял ее вместо жены. Вот вам и все грехи святого Виталия.

6 сентября 2002 г.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ