Григорий Климов. Откровение. Глава 22

ГАДЮКИ

Поскольку уж я занялся психопатологией женщин, разберем здесь одну специфическую категорию женщин, которые портят чужих жен и поймать которых довольно трудно. Они делают большие пакости, но обычно это сходит им безнаказанно. Даже если вы поймаете такую ведьму, что вы будете с ней делать? Ведь бить женщину не полагается. И ни в каком суде вы ничего не докажете.

Приведу несколько конкретных примеров.

Когда моему бывшему приемному сынишке Андрюшке было 6 лет, мне говорят, что он заболел какой-то страшной болезнью, что-то вроде костного туберкулеза. И мне стало очень жаль мальчика. Позвонил я моей сумасшедшей бывшей жене, чтобы узнать, что же такое с Андрюшкой. Но эта психопатка не захотела со мной разговаривать и повесила трубку.

На следующее утро мне звонит наша старая знакомая, Валя Иванова, и раздраженно кричит в трубку:

- Не смей Алле звонить! - Так зовут мою бывшую Кису.

- А какое тебе дело? - говорю я, удивленный ее нахальным тоном.

Раньше Валя уверяла, что она внучка царского адмирала. Но теперь Валя отвечает мне как последняя босячка с большой дороги:

- Не приставай к Алле! Я тебе х... оторву! Я тебе я... оторву!

Почему же так взбесилась Валя, внучка адмирала? Мне совершенно ясно, что сумасшедшая Алла-Киса сказала Вале, что я считаю ее дегенераткой. А если вы дегенерата называете дегенератом - это для него страшное оскорбление, с него сорвана маска нормального человека. Потому Валя и взбеленилась, и ругается непечатными словами. Но за этим скрывается больше - союз взаимопомощи дегенератов. А поскольку в большинстве случаев это лесбиянки и минетчицы, то это союз в рот е...ных дамочек, а сокращенно это союз ВРЕдных дамочек. Вот потому Валя мне и хамит.

Когда-то давно, когда Вале Ивановой было 20 лет, она работала гидом в ООН. Это была здоровенная бабища, лицо как у ангела, а фигура как у коровы. Жила она недалеко от нас, снимала квартиру вдвоем с какой-то американкой, спали они в двуспальной постели. В Америке так обычно делают две лесбиянки. Да и ростом Валя больше походила на мужчину, чем на женщину. Валя была из Бразилии, где у нее был жених, про которого Валя говорила, что он "слишком простой", а она, видите ли, внучка адмирала. Но все это была маскировка лесбиянки.

Когда Вале перевалило за 25 лет, она решила, что пора выходить замуж, и вернулась к своему жениху в Бразилию. Она решила сразу же рожать детей и повезла с собой целый чемодан игрушек для будущих детишек. Но судьба распорядилась иначе: Валя оказалась бесплодной. А у ее мужа Мушинского до Вали была жена - немка, которая родила ему 2 детей, но потом сбежала в Португалию. Тогда Валя стала искать приемных детей.

А тут в местной русской церкви появилась, как говорили, "китайская проститутка", то есть русская распутница из Китая, которая бросила в церкви своих двоих детей и куда-то бесследно исчезла. Валя Иванова-Мушинская обрадовалась и взяла этих двоих мальчишек. Младший, которому было 8 лет, оказался вором и вскоре обокрал

Валю. А старший мальчик, которому было 12 лет, пытался изнасиловать соседскую девочку, и его забрали в полицию. И Валя осталась опять без детей.

У Валиного мужа была маленькая мебельная фабрика, где Валя сидела за кассой и считала деньги. Так она благополучно просидела 20 лет. Незаметно Вале подошло 45 лет, климактерический возраст, когда бывшие лесбиянки, подавленные лесбиянки и минетчицы начинают психовать и менять мужей. Так и наша Валя бросила мужа и полетела в Нью-Йорк, где быстренько нашла себе нового мужа - Володю Коваленко. Это был хороший человек, которому не везло с женами. Он только что прогнал жену Милку, которая тоже была из Бразилии, тоже лесбиянка и тоже бесплодная. Вот его-то и облапошила Валя Иванова-Мушинская, тоже из Бразилии, тоже лесбиянка и тоже бесплодная. А все дело в том, что Бразилия - это единственная страна в Северной и Южной Америке, которая по закону допускает к иммиграции гомосексуалистов. Вот они и собираются там.

В Нью-Йорке Валя Иванова-Мушинская-Коваленко снова встретилась с моей бывшей женой, и здесь заработал профсоюз ВРЕдных дамочек: обе в молодости были лесбиянками, обе вышли замуж и стали подавленными лесбиянками, обе бесплодные и запутались с приемными детьми, у обеих нечистая совесть - все это делает их союзниками.

Моя бывшая жена пускает в ход свою провокационную формулу: "Он меня считает дегенераткой - И ТЕБЯ ТОЖЕ!", и Валя начинает беситься. Но там дело обстоит сложней: две 45-летние климаксные психопатки на старости лет вдруг подружились больше нормальной дружбы, в них проснулось бывшее и подавленное лесбиянство. Однако это лесбиянство вряд ли физическое, а только духовное. Но старая дура Валя меня явно ревнует к моей бывшей жене. Идиотство! Это уже область душевных болезней, где даже доктор Фрейд запутается. Как говорят, клинический случай. Потому внучка царского адмирала и ругается непечатными словами.

Кстати, насчет этого "адмирала" я не верю. Я думаю, что Валя просто врет, чтобы набить себе цену. У этих лесбиянок и минетчиц частенько комплекс неполноценности, вот они и выдумывают себе всякие небылицы. У меня таких целая коллекция: Наташа "фон" Мейер-Кларксон, баронесса-бандерша Лиля Кудашева, а теперь еще и Валя с дедом "адмиралом". И все они дегенератки без стыда и совести.

Эта категория женщин-жен с лесбийскими наклонностями, которые соблазняют других жен, встречается довольно часто. Вот вам еще один пример из моей практики по охоте на ведьм...

14 августа 1988 года сижу я дома и смотрю знаменитый еврейский фильм "Холокост", который показывали на ТВ с 12 до 2 часов ночи. Фильм очень проеврейский, сделан в Голливуде. Хорошо сделанный полнометражный фильм, очень трогательный, как Гитлер преследовал и уничтожал евреев. "Разагитировали" меня так, что я почти прослезился. В конце фильма приводят имена тех, кто этот фильм делал. И вдруг я читаю: помощник директора - Пия Арнольд. Боже, думаю я, так я ж эту Пию знаю как облупленную! И вспомнилось мне далекое прошлое...

Мюнхен, с 1950 по 1955 год. Галилей-платц, 2, там была американская военная разведка Джи-2. Главную роль там играл Алеша Мильруд, а Пия Арнольд была у него секретаршей. Потом я был президентом ЦОПЭ, пропагандная лавочка ЦРУ, а моим представителем в Берлине был Федор Арнольд, который женился на Пие. А дальше, дальше началась такая чертовщина, что тут нужно писать целый роман в стиле Достоевского.

У меня был вице-президент Миша Дзюба, и у него жена немка Сюзанна. И вдруг, ни с того, ни с сего эта Сюзанна сходит с ума, делает попытку самоубийства, и ее сажают в сумасшедший дом, где она сидит 3 или 4 месяца. Позже выясняется, что Сюзанну "испортила" Пия, которая была лесбиянкой. А эту лесбиянку взял на работу Алеша Мильруд, который сам был педерастом, что тогда в ЦРУ строжайше запрещалось.

Лесбиянка Пия не только свела с ума жену Миши Дзюбы, она с треском бросила своего мужа Федора Арнольда, взяла дочку Таню и улетела в Голливуд. Говорили, что она вышла замуж за какого-то голливудского еврея. А Федора Арнольда от всего этого хватил паралич, и он несколько лет катался в кресле с колесиками и выступал по радио "Немецкая волна". А я был президентом всего этого шалмана - и ничего не понимал. В точности, как писал Апулей в своем знаменитом романе "Золотой осел": "Для достижения настоящей мудрости сначала нужно побывать в ослиной шкуре".

И вот в 1988 году, 33 года спустя, я опять встречаю эту Пию Арнольд, но уже как помощника директора в Голливуде. Вот как делают карьеру эти чертовы лесбиянки.

Между прочим, весь этот шалман на Галилей-платц я описал как "дом чудес" в моем романе "Имя мое легион". Говорят, что нет худа без добра. И еще говорят, что при умении самогон можно варить даже из навоза. Вот так я и варил мой "Легион". И даже Пию Арнольд не забыл: она у меня там как капитальная Капитолина, похожая на лошадь. Мужик в юбке, как Валя Иванова. Это типично для лесбиянок активного, или мужского, типа, которые охотятся за чужими женами. Как видите, я даю практические советы для охоты на ведьм.

Вот вам еще несколько фокусов из этой области. Младшая сестра моей бывшей жены - Милка. Как только она появится в чьем-то доме, за этим следует грязный развод. Милка просто вынюхивает те семьи, где от жены попахивает лесбиянством. Вот, например, семья Нинки Ренко. У нее хороший муж Жорж и от него 7-летняя дочка Лида. Однако эта Лида почему-то всегда невеселая, словно на ней печать несчастья.

От первого брака Нинки у нее 16-летний сын Филипп. Сережка Генебарт говорит, что Нинка - лесбиянка и стерва, что она лесбиянила со своей соседкой Алехиной, тоже стервой, что они обе развелись со своими мужьями и отсудили у них дома. Все это прекрасно знала Милка, когда она появилась в доме Нинки Ренко. Сначала "хи-хи", "хо-хо" да "ха-ха", а вскоре Нинка разводится со вторым мужем. Филипп становится на сторону отчима и уговаривает мать: "Мама, не разводись!" Нинка устраивает драку из-за помидоров, и кончается все это вторым разводом. А виновата во всем этом Милка, которая была лесбиянкой уже в 15 лет. Но все это шито-крыто.

Нинка демонстративно вешалась на шею другим мужчинам, выпивала, а на другой день мучилась от страшных головных болей. Третьим браком она вышла замуж за какого-то америкашку - и вскоре опять развелась. Филипп окончил колледж по отделению "политических наук", после чего пошел работать плотником по ремонту церкви и монастыря в Магопаке, ему там дали комнату, кормят, так он и живет. И такая жизнь ему так понравилась, что в конце концов он стал монахом. У непутевой матери получился благоразумный сын. В последний раз я видел Нинку Ренко у Муси Месняевой, она была пьяной и спрашивает меня в упор: "А что вы имеете против минета?" Я еле от нее отбоярился.

Кого мне было действительно жаль, так это Ольгу Буш. Она была молоденькой, хорошенькой, из хорошей семьи, и у нее был очень хороший муж, Коля Гиацинтов, молодой доктор химии и профессор Нью-йоркского университета. Но у Ольги были какие-то странности с психикой. Иногда она приходила к нам в гости и сияла, как красное солнышко - веселенькая, остроумная, очаровательная. А в другой раз ее не узнаешь - она подавленная, печальная, лицо серое, совсем другая Ольга. Говорили, что у нее депрессии и что это идет от ее матери, которая, дескать, была психопаткой.

Оля и Коля были женаты уже довольно долго, детей у них не было, и иногда, когда на Олю наезжала депрессия, она печально говорила: "Мы с Колей, наверно, разведемся". Об этом пронюхала моя свояченица Милка и начала охотиться за Ольгой. В результате Ольга взяла развод, что было для Коли очень болезненным ударом. Потом мне говорят, что "с Ольгой плохо", что она ходит к психиатру и живет в Гринич Виллидже, который славится тем, что это злачный район для педерастов и лесбиянок. И все это работа Милки.

Я описал все эти истории как можно короче, как истории болезни. Достоевский размазал бы все это в форме своих больных романов, где он выдает дегенератов за нормальных людей. А вот протопоп Сильвестр взял бы в руки палку.

В начале XVI века протопоп Сильвестр написал свой знаменитый "Домострой", где он поучал людей "како жити с женами". В том числе протопоп советовал, что жен, да и вообще женщин, "бить железом нельзя, но деревом - можно", то есть железной палкой нельзя, но деревянной палкой можно. Я думаю, что уже тогда, в XVI веке, богомудрый протопоп Сильвестр знал, что женщины бывают разные, что некоторые женщины портят чужих жен и что таких негодниц, таких ведьм можно и должно поучать хорошей деревянной палкой.

8 августа 2002г.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ