Григорий Климов. Откровение. Глава 19

СВЯТОЕ СЕМЕЙСТВО

Разберем семейство Миры Иодко, которая грозилась, что она выцарапает мне глаза. С чего бы это такая странная злость? И вместе с тем это семейство очень религиозное.

С Юрой Иодко, главой семейства, я познакомился в бойскаутском лагере. Я купил новую палатку и читал инструкции, как ее ставить. А Юра, опытный лагерник, пришел мне на помощь и быстренько поставил палатку, за что я был ему, конечно, благодарен. Сразу видно, что хороший человек.

Вообще, я подхожу к людям так: смотрю, хороший это человек или плохой. Если человек хороший, то дальнейшее меня не интересует. А вот если человек плохой, тогда можно покопаться, почему он плохой.

В политике Юра правый, почти монархист, но ругать евреев в его доме нельзя. Поэтому говорят, что Юра, вероятно, с прожидью. Но семья у него очень церковная, две дочки поют в церковном хоре. В его доме курить нельзя. И насчет спиртных напитков там очень строго. Дом почти стерильный. Зато можно играть в пинг-понг. По профессии Юра ювелир, делает всякие колечки с камушками и корпуса для часов.

Когда Юра с Мирой поженились, сначала они хотели устроить у себя дома "домашний монастырь", но потом передумали и наплодили трех дочек. Первые две, Леночка и Ира, были явно ненормальными, а третья дочка, Нина, была под вопросом, так как была еще слишком маленькой. Однако в доме попахивало монастырем. Две старшие дочки были довольно уродливые, у них были торчащие лошадиные зубы, и они носили специальные стальные намордники, чтобы выправить эти зубы. Да и на вид Леночка и Ира были какие-то бесполые, неаппетитные, похожие на монашек. Зато они не вылезали из церкви "Спаса-на-грехах" у о. Митрофана и пели там в хоре.

Марианна, или коротко Мира, Иодко была приемным ребенком. Отцом Миры был какой-то запойный алкоголик, у которого была целая куча детей. И говорят, что он продал одного ребенка, конечно, самого паршивого, за бутылку водки, такова родословная Миры. Потому некоторые люди говорят Мира Водкина-Бутылкина. Но только в возрасте 35 лет Мира узнала, что она приемный ребенок. Выяснилось, что ее настоящие родители и сестры живут в Калифорнии, но Мира возненавидела их черной ненавистью и не захотела встречаться с ними.

Сережка Генебарт говорит, что Юра Иодко в молодости хотел стать монахом или священником, потом этот "домашний монастырь". Но интересно то, что две старших дочки Юры, Леночка и Ира, пошли по этому же пути. Когда они выросли, они решили, что они выйдут замуж только за священников. А папа Юра смотрит на них и качает головой, говорит, что у них религиозное помешательство.

- Так пошли их к психиатру, - говорит Сережка.

- Нет, эта болезнь неизлечимая, - отвечает Юра и называет эту болезнь по-латыни.

В результате старшая дочь, Леночка, вышла замуж за о. Георгия в Сан-Франциско, стала не только матушкой, но и матерью 6 детей. Только беда в том, что эта матушка, говорят, не вылазит из сумасшедшего дома. Конечно, на деле это выглядит так: каждый год или в два года раз матушку Елену сажают в дурдом, посидит она там два-три месяца, подкрутят ей там гайки в голове - и отправляют домой, до следующего раза. Но все это, как правило, отражается на детях, рано или поздно.

Вторая дочка, Ира, тоже вышла замуж за священника о. Сергия, который унаследовал место о. Митрофана в храме "Спаса-на-грехах". Про эту матушку говорят, что она совсем сумасшедшая, но наплодила 5 детей. Ходит она вся в черном, грязная, не моется, не стирает, не следит за своими детьми, совсем опустилась, похожа не на матушку, а на хиппи. Ей говорят: "Ира, что ты делаешь? Одумайся!". Матушка Ира отвечает: "Вы меня не учите. Мне сам Бог говорит, что мне делать".

Говорят, что о. Сергий выглядит очень несчастным. Да и Юра Иодко жалуется, что он отдыхает только тогда, когда он вне дома и не видит своих детей. И про матушку Иру тоже сплетничают, что она не вылазит из сумасшедшего дома. Конечно, это не так. Это только иногда, месяца два или три, да и не каждый год, а только периодически.

Сережка Генебарт уверяет меня, что все 5 детей Иры - старшему уже 19 лет - совершенно нормальные и прекрасные люди. Но я больше верю не Сережке, а профессору Ломброзо, потомку длинной линии раввинов и талмудистов, который говорит, что все это рано или поздно отражается на детях. Потому и говорят: за грехи родителей. Так говорят в народе. А глас народа - это глас Божий.

Теперь посмотрим на третью дочку Миры - Нину. Если две первые дочки были довольно уродливыми, то Нина выглядела вполне прилично. Поэтому говорили, что Нина не от Юры, а от кого-то другого. Насчет этого в народе говорят так: Мира пыталась на чужом х... в рай проехать. И не забывайте, что глас народа - это глас Божий.

Когда Нине стукнуло 18 лет, она работала в благотворительной организации Толстовского Фонда, где она дружила с Аллой Иваск, которая была открытой лесбиянкой. Поэтому и Нину зачислили в лесбиянки. Знаете, с кем поведешься, от того и наберешься. Потом Нина вышла замуж за какого-то америкашку из Нью-Джерси, который перешел в православие. Но это не помогло, и вскоре Нина с мужем развелась. Если две первых дочки оказались святыми грешницами, то Нина стала грешной святой. Она стала монашкой в миру.

У Юры Иодко есть племянница, но она проблематичный ребенок - хиппи, не хочет учиться, хамит всем и вся, родители не могут с ней ничего поделать. Поэтому они отдали ее на перевоспитание к Юре, но он вскоре отправил эту племянницу назад. Но хиппи - это подростки, в которых просыпается гомосекс, потому они и бесятся. Родители - минетчики, а их дети - хиппи. Потому они и плюют в лицо своим родителям.

Лучшая подруга Миры Иодко - это Таня Леднева. У Тани 3 детей. И всех троих она родила при помощи кесарева сечения. Сидит Таня в гостях у Миры и судорожно что-то вяжет и вяжет. Это у нее трудотерапия, которой лечат в дурдомах всяких психопатов. Время от времени Таня поднимает голову от своего вязания и истерически кричит на своих троих детей. Дети очень балованные и склонные ко всяким пакостям. Если вы придете к Тане в гости, эти детки моментально засыпят вам глаза пылью и песком. И никакие Танины вопли и крики не помогают. Дети такие же психопаты, как Таня.

Танин муж, Юра Леднев, болезненно полный, очень мягкий и добрый. Сразу видно, что твердая Таня женила на себе мягкого Юру. Но именно от такой комбинации, твердая мама и мягкий папа, получаются гомосексуальные дети. Ведь у меня во лбу третий глаз, как лунный камень во лбу индусских богов.

Когда Тане Ледневой стукнуло 45 лет, с ней получилась забавная история. Все началось с того, что в Си-Клифе появилась новая звезда - беглая советская балерина Калерия Федичева. Она нашумела на весь мир, когда сбежала из Ленинграда на Запад оригинальным способом: она заявила, что беременна от балеруна по фамилии Фридман, который был евреем, педерастом, что так обычно для балерунов, и танцевал в Штутгартском балете. В общем, хитроумная Калерия с ребеночком прилетела к фиктивному мужу в Штутгарт, а "муж" даже ее встречать не пошел. Поэтому Калерия полетела в страну обетованную Америку, где из каждой дуры делают голливудскую звезду.

Но Калерия была старовата для Голливуда, уже больше 40 лет, и потому вместо Голливуда она приземлилась в Си-Клифе, где она открыла маленькую балетную школу. Тут в груди Тани Ледневой проснулась душа мецената, и она стала финансировать школу Калерии Федичевой. А Юра Леднев, чьи деньги расходовала попусту его жена, поднял крик, что это не эстетика балета, а это просто схлестнулись две старые лесбиянки, что он с Таней разведется, но хочет только подождать, пока вырастут дети. В результате Си-Клиф постепенно превращался в Содомкино, а соседний поселок Глен-Ков, где жили Сережка Генебарт и Юра Иодко, превращался в Гоморкино. По примеру Содома и Гоморры. Так говорили прихожане церкви "Спаса-на-грехах" у о. Сергия.

Однако вернемся к нашей главной героине, Мире Иодко, которую когда-то обменяли на бутылку водки. Поскольку ее лучшей подругой оказалась лесбиянка Таня Леднева, то здесь применима такая старая формула: "Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты!" А попросту говоря, все это шайка лесбиянок всех сортов и оттенков - латентные, открытые и подавленные.

Напомню, что ядовитые грибы поганки растут кругами, что в народе называют "ведьмин круг". И вот такой "ведьмин круг" мы ясно видим вокруг Миры Иодко. И правы ведь были наши предки, когда назвали эти грибы поганками. Ведь они действительно поганые и ядовитые.

Помню, когда моя жена сошла с ума, сижу я в ее доме в Содомкино, играю с моим приемным сынишкой Андрюшкой. Вдруг появляются две дефективные дочки Миры Иодко, будущие матушки. Во-первых, они со мной не здороваются, а потом они на меня косятся с опаской, как на черта или антихриста. Это они напрямик с Богом разговаривают, и Бог говорит им, что делать - плодить побольше дефективных детей. Вот вам и поганки в жизни. А если оглянетесь кругом, то увидите и "ведьмин круг".

Но богословы говорят, что у дьявола масса алиби и инкогнито. Что это такое? А вот смотрите сами. Мне сообщают, что Мира Иодко полетела в Иерусалим и торчит там целый месяц, бродит по всем святым местам.

Потом читаю я в монархической прессе, что Марианна Михайловна Иодко привезла из США в Аргентину и показывала там какой-то "церковно-патриотический фильм" ("Русская газета" в Буэнос-Айресе за декабрь 1985 года, стр.4).

В Содомкино говорят, что Мира опять полетела в Италию и Иерусалим, но за счет какой-то пожилой русской пары, где Мира функционирует в качестве гида по Святой земле. Миру считают в Содомкино "великим комбинатором", так как все ее комбинации получаются в ее пользу. Потом в монархической газете "Наша страна" в Аргентине от 17.04.81 появилась явно кликушеская статья Миры Иодко. А кликушество - это психическая болезнь. А я сижу себе и регистрирую все это в мою картотеку. Ведь я теперь не романчики пишу, а проверяю святого Иоанна Богослова.

Когда Сережке Генебарту стукнуло 84 года, он звонит мне и сообщает последние новости. Во-первых, у о. Митрофана умерла жена, после этого он перешел в монашество и таким образом стал епископом Бостонским. Во-вторых, Юра Иодко решил исповедоваться перед епископом Митрофаном и признался ему, что он, Юра Иодко, есть полуеврей, его отец из литовских евреев, потому и такая странная фамилия - Иодко. Затем Юра признался* что его жена Мира - чистокровная еврейка, хотя ее и обменяли на бутылку водки.

Но самое главное, Юра Иодко признался, что его лучший друг Сережка Генебарт - тоже полуеврей, что Сережке очень не нравится и что он считает предательством со стороны Юры Иодко.

Под конец жизни Юра и Мира Иодко продали свой дом в Гоморкино, что рядом с Содомкино, и перебрались рядом с монастырем в Джорданвилле, это своего рода святое место в штате Нью-Йорк. Так исполнилось их давнишнее тяготение к монастырской жизни.

Там Мира Иодко, чистокровная еврейка, если верить ее мужу, и закончила свои земные странствования. А Юра Иодко, хотя ему и было уже за 70 лет, немедленно женился повторно. Хотя по церковным правилам полагается подождать один год траура. Самое интересное то, на ком же он женился в свои 70 лет?! Он женился на американской еврейке! Голос еврейской крови оказался сильнее всего другого.

Поскольку Мира Иодко клюнула на ядовитую формулу моей помешанной жены: "Он меня считает дегенераткой - И ТЕБЯ ТОЖЕ!" - этим самым она мне собственноручно призналась, кто она такая - дегенератка!

А это то самое "число зверя", которое есть "число человеческое" и которое обещает библейскую мудрость. Так оно и есть.

Кстати, насчет епископа Митрофана из церкви "Спаса-на-грехах". У него была жена и две дочки. И еще у него была сестра, которая всю жизнь была старой девой, занималась йогой, стояла на голове и на трех точках, а закончила свою жизнь в сумасшедшем доме. А епископу Митрофану это, конечно, неудобно, и он говорит, что его сестра уехала в Польшу. Но это обычная история. Про мою сумасшедшую жену тоже говорят, что она уехала в Европу.

Ох, печальна эта мудрость святого Иоанна Богослова.

30 июля 2002 года, Нью-Йорк.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ