Григорий Климов. Откровение. Глава 2

БЛЕДНЫЕ СПИРОХЕТЫ ДЕГЕНЕРАЦИИ

"Добрый перед Богом спасется от нее,
а грешник будет уловлен ею"
Царь Соломон (Еккл. 7:26)

Издавна ученые-вирусологи, желая помочь всему человечеству, производили первые опыты над самими собой. Вот так и я, волею судьбы, оказался участником аналогичного эксперимента и узнал я при этом некоторые весьма любопытные вещи, которыми хочу теперь поделиться со своими читателями.

Поведение носителей дегенеративного заражения было действительно очень и очень необычным, поэтому я "взял в руки микроскоп" и стал пристально рассматривать со всех сторон этих диковинных спирохет дегенерации. В первую очередь - мою бывшую "идеальную невесту", лесбо-садистку Наташу фон Мейер. Ведь именно история с Наташей позволила мне тогда понять многие странные вещи, которые я раньше хотя и замечал, но совершенно не придавал им должного значения.

Итак, сижу я в своей студии на Риверсайде, покуриваю трубку и вспоминаю...

Летом 1945 года, когда я был еще советским офицером в Берлине, мой начальник - генерал Шабалин, как-то раз попросил меня срочно разыскать и доставить к нему в штаб переводчицу Лизу Стенину (подробнее о ней см. "Песнь Победителя" стр.283-291). Дело было вечером, после работы. Приехал я тогда к Лизе на квартиру и случайно застал ее в довольно необычной компании... у нее я обнаружил молоденького немца.

В то время советским офицерам уже строго-настрого запрещалось иметь какие-либо связи с местным населением, а эта Лиза была к тому же еще и еврейкой и, хотя занимала она всего лишь должность переводчика при штабе генерала Шабалина, тем не менее носила она, как и все мы - шинель офицера. Позже, в составе советской делегации, она даже принимала участие в Нюрнбергском процессе.

Итак, Лиза - еврейка, а в гостях у нее я обнаружил молоденького немца-фашиста... И это - в запретной зоне, где на каждом шагу были патрули и часовые.

"Странно..." - подумал я тогда. Но больше всего меня удивило то, что этому "фашисту" на вид было лет 15, т.е. это был не матерый немец, а на редкость хорошенький подросток. Голубоглазый, белокурый херувим, с тонкой девичьей полупрозрачной кожей. Увидев меня, бедный мальчик вдруг смутился и покраснел, как красная девица. Зато Лиза Стенина не покраснела, а развязно, наглым голосом мне заявила:

- Ничего страшного мы не делали. Я занималась с ним немецким языком.

Ангелоподобный же мальчик смотрел на меня при этом испуганными глазами, словно он в чем-то очень сильно провинился. Странно... Лиза эта имела в штабе репутацию наглой и самоуверенной девицы, которая тогда демонстративно избегала всех мужчин, а тут вдруг я нашел у нее какого-то запуганного херувимчика... Кстати, таким же херувимчиком был в свое время и папеле Мейер.

Тогда я ничего так и не понял, а только подумал про себя: "И что она с этим молокососом делает - наедине вечером у себя на квартире?".

Но Лиза, похоже, меня не обманула. Она действительно занималась с ним языком. Немецким языком. Только совсем в другом смысле.

Вспомнилось мне также и то, что в 1952 году, уже живя на Западе и будучи членом президиума "Общества русско-немецкой дружбы", я летал иногда в Западный Берлин и делал там доклады. Чтобы мне было не скучно и чтобы оградить меня от советских женщин-агентов, меня предусмотрительно познакомили там с двумя немецкими можно-герлс, которые оказались очаровательными студентками, живущими в одной квартире.

Поначалу мне приглянулась брюнетка Аннуш Риль, но получилось так, что в постели я оказался с ее подружкой - блондинкой Маргит Неринг. В точности по немецкой поговорке: "Блондинки дают то, что брюнетки только обещают".

Причем, оказалось, что у этой блондинки Маргит была довольно своеобразная техника любви. Только я разгуляюсь на ней во всю ивановскую, как она вдруг ловко выскальзывала из-под меня и без всяких разговоров переходила на французскую любовь. Что тут делать? Если женщина дает мне так, как я хочу, то как-то неудобно отказывать ей в том, что хочется ей...

Но я эти французские фокусы не люблю и, спасая положение, опять переходил на нормальную любовь. Однако, как только я снова расходился с ней по-настоящему, Маргит опять змеей выскальзывала из под меня и снова бралась за свое. Справедливости ради следует отметить, что как женщина - она меня устраивала тогда во всех отношениях (если только не считать этого ее странного "французского акцента").

В следующий раз Маргит дома не оказалось и я зашел "поболтать" в соседнюю комнату к ее подружке Аннуш, которая меня ранее уверяла, что ее мать была... русская княгиня. Эта "княжна" Аннуш тоже была очень аппетитная дамочка, этакая крупная брюнетка с лицом богини и задом породистой лошадки.

Но в этот раз, в комнате сей "богини любви" я случайно наткнулся на необычную конкуренцию - у нее там уже сидел 15-летний мальчик, причем, хорошенький, как красная девица. Прямо еще один сладенький херувимчик - в точности, как у Лизы Стениной. Однако, своим поведением немка Аннуш, в отличие от еврейки Лизы, ясно давала мне понять, что это был - ее любовник.

"И зачем только этой породистой кобыле понадобился 15-летний мальчишка!?" - снова подумал я. Но и в этот раз - я тоже не понял эту странную комбинацию.

Разгадка же этой комбинации заключалась в том, что и Аннуш и Маргит, как это часто бывает у жриц "свободной любви", на самом деле были лесбийской парой, а у таких женщин главная техника любви - ротовой секс, т.е. орально-генитальные контакты, а по научному - феллацио и кунилингус. Так все это непотребство называется в медицине, а по-русски это будут одни непечатные ругательства.

Поэтому пассивная Маргит вела себя "а ля женщина" и постоянно срывалась со мной на феллацио, а ее активная партнерша Аннуш вела себя "а ля мужчина" и поэтому, в отсутствие Маргит, она подыскивала себе женоподобных мальчишек, как правило, гомопассивного типа, и заставляла их делать ей кунилингус.

К сожалению, такие люди это не какое-то там редкое исключение - вроде персонажей из французских анекдотов, а весьма и весьма распространенное явление. Статистика д-ра Кинси утверждает, что в США даже среди брачных пар этим занимаются 52% жен и 54% мужей, т.е. практически каждый второй семейный американец. Вот потому-то, очевидно, каждый второй брак в США и заканчивается разводом. Не зная всех этих вещей, многие нормальные люди всю жизнь ходят по жизни вслепую, как по минному полю, и частенько нарываются при этом на хитро замаскированные дегенеративные сюрпризы...

Именно к такому типу женщин и принадлежали - как Лиза Стенина и Аннуш Риль, так и моя идеальная невеста Наташа Мейер-Мейерович, которая, кстати, в возрасте 20 лет, тоже одно время таскала за собой такого же 15-летнего херувимчика. И папеле ее - Мейер-Мейерович тоже был в юности таким же херувимчиком. Потому-то и женился он на толстой и напористой бабище, да еще старше себя.

За всеми этими, на первый взгляд - невинными французскими фокусами частенько скрываются гораздо более серьезные вещи...

Однако трубка моя уже погасла... Вытряхнул я из нее пепел, набил новой порцией ароматного табака, и, любуясь на солнечные блики могучего Гудзона, снова погрузился в воспоминания...

Как-то летним солнечным днем лежали мы с моей "идеальной невестой" на теплом песке на пляже Си-Клифа и вполголоса беседовали, разговаривали о том как мы будем с ней жить, строили наши планы на будущее... Вдруг Наташа неожиданно мне тогда заявила, что с детьми нам торопиться не следует, и что с этим делом нам лучше всего будет подождать. Лет пять-шесть... На мой недоуменный вопрос, она с наигранной беззаботностью ответила:

- Моя мамка тоже не хотела иметь детей, но потом папка плакался, плакался и мамка, в конце концов, согласилась.

Я тогда приподнялся на локоть, внимательно посмотрел на нее и сказал:

- На свою маму ты немножко похожа, но на своего отца ты не похожа ни капельки.

- Нет, нет, нет! Я и на папку похожа! - обиженно вскрикнула моя невеста и даже надула свои губки. - И не спорь больше со мной на эту тему!

Чувствовалось, что я случайно задел ее больное место. В чем же там было дело? Наташе тогда было 22 года, ее отцу - 55 лет, а матери где-то под 65. Была Наташа у них - единственным ребенком. Родилась она, когда ее отцу было 33 года, а матери 43. Поздновато... Да и сама Наташа мне говорит, что мамка не хотела иметь детей, а папка плакался, плакался и еле-еле ее упросил.

Почему? Почему мамка оттягивала деторождение до 43 лет? Почему Наташа так болезненно реагирует на то, что она абсолютно не похожа на своего отца и почему она вела тогда со мной разговоры об искусственном осеменении?

Зная, что папа Мейера, т.е. Меер-Меерович старший, был евреем, для разгадки всех этих загадок я решил позвать на помощь опытных раввинов-талмудистов.

Раввины долго чесали свои свалявшиеся и давно не мытые рыжие бородёнки и наконец авторитетно заявили: "Нам все ясно. Именно поэтому в случае смешанных браков между евреями и неевреями мы признаем евреем только ребенка от матери-еврейки, но не от отца-еврея".

В чем же там было дело?

Из своей многовековой житейской практики сионские мудрецы давно уже знали, что в большинстве случаев в смешанные браки с евреями вступают вырожденцы. Эти вырожденцы понимают, что дети их тоже будут такими же вырожденцами, как и они сами, а то и похуже, и, чтобы хоть как-то этого избежать, они частенько идут на всякие фокусы, суть которых заключается в том, что для понижения шансов дурной наследственности у детей, такие родители частенько прибегают к искусственному осеменению, или же просто решают делать ребенка от чужого дяди. Конечно, мамеле подменить трудно, но папеле подменить довольно легко. Отсюда и родились народные выражения - "на чужом х... в рай въехать" и "пальцем деланные". Русский народ давно уже обратил внимание на таких типов и выразил свое отношение к ним в этих малопонятных на первый взгляд поговорках, а глас народа, как известно, - это глас Божий.

Раввины тоже давно уже заметили все эти вещи и решили эту проблему так: "Если папа гой, а мамеле еврейка и, если даже она сделала ребенка от другого гоя, то на худой конец ребенок будет полуевреем, т.е. мемзером. Ладно, будем считать его евреем. Но если папеле еврей, а мама гойка, т.е. шикса, да еще если эта шикса сделала своего ребенка от другого гоя, то ведь этот мемзер уже будет не мемзер, а чистокровный гой! Нет, эти шиксы нас не обманут. Детей от шиксы мы евреями считать не будем!"

Вот вам и объяснение странного раввинского закона насчет еврейских мамеле и их мемзеров. И этот древний закон строго соблюдается даже в современном Израиле.

Наглядным примером тому является семья Наташи Мейер-Мейерович. Будучи лесбиянкой, она знала, что ее дегенеративность - это не случайность, что это идет от ее родителей. Она видела, что ее отец и мать - странная пара и, что хотя у нее и есть какое-то сходство с матерью, у нее абсолютно нет ничего общего с ее отцом. Она сама давно уже подозревала, что тут дело нечисто, потому и была у нее такая болезненная реакция, когда я случайно затронул в разговоре эту тему.

Перед ней постоянно стоял тогда гамлетовский вопрос - быть или не быть, т.е. - выходить ей замуж или не выходить, и стоит ли вообще ей заводить детей? Вот и поставила она мне тогда столь странные условия для нашего брака. Вот и зондировала она тогда на всякий случай вопрос искусственного осеменения. Может быть, она думала, что я тоже - дегенерат? Однако, увидев мой недоуменный взгляд, она сразу же пошла на попятный: "искусственное осеменение... животных"!? Странные разговорчики для невесты.

Кстати, условия нашего брака мы довольно подробно обсуждали с ней еще раз в комнате, которую Мейеры сдавали тогда девушке-квартирантке Тане Косинской, работавшей в то время вместе с Наташей в нью-йоркском филиале Толстовского фонда. Потом эта Таня вышла замуж и родила двух детей, двух дефективных детей - двух слабоумных кретинов, да таких, что их было просто невозможно держать у себя дома. Таких кретинов американцы обычно отдают в специальные приюты для детей-дебилов.

С горя бедная Таня от всего этого спилась - буквально сгорела от алкоголя и умерла она от этого алкогольного отравления совсем молодой еще женщиной. Видимо, Таня не знала, что детей можно делать от чужого дяди. Русская Таня не знала того, что хорошо знала ее хитрая подружка - полуеврейка Наташа Мейер.

"Интересно, - подумал я, - а была ли эта Таня только квартиранткой? Или, может быть, она была тогда у Наташи также и ее любовницей?"

Две другие дегенератки - руководительница Толстовского фонда Александра Толстая (13-е чадо графа Льва Толстого) и ее усатая еврейская подружка Татьяна Шауфус-Раппопорт, поступили умнее. Обе они взяли себе приемных детей.

Помню зашел я как-то раз в Толстовский фонд и сама мадам Шауфус стала меня знакомить со своими работниками. Подходим мы с ней к худенькому 30-летнему мужчине и вдруг она мне заявляет:

- Знакомьтесь. Это мой приемный сын. Его зовут Ким.

"Ким?" - подумал я. "В СССР такие имена дают в честь Коммунистического Интернационала Молодежи!?".
А ее подружка, Александра Толстая, взяла себе приемную дочку - Елену Мельник, но с этой приемной дочкой у нее потом были крупные неприятности. Вышла эта ее "дочка" замуж за какого-то явно недоделанного чудака и потом бегала от него через окошко к другим мужчинам, а в результате - развод со скандалом.

Заехал я и на ферму Толстовского фонда, где сама Александра Толстая любезно стала мне ее тогда показывать. Взяла она меня за руку, подвела к какой-то маленькой засушенной старушке в платочке и говорит:

- Знакомьтесь. Это наша управляющая - графиня Панина.

"Графиня Панина?!" - опешил я тогда. "Да ведь это же одна из подружек Ленина! Куда я попал?!!".

После обхода фермы графиня Толстая стала рассказывать мне, как за ней постоянно охотятся советские агенты. Остановилась она как-то раз в отеле, залезла в ванну и вдруг услышала, что в соседней комнате кто-то открывает дверь. Она тогда сразу же поняла, что это были советские агенты, и от страха моментально выскочила голая в коридор. Как Архимед! Чтобы советские агенты не выкрали ее из Америки - графиня Толстая завела себе тогда огромную собаку. Величиной с медведя. И стала жить с ней в своем доме на ферме...

Явная мания преследования. Как у свободолюба Бармина с "Голоса Америки". Как у мюнхенского баламута-Маламута. Как у самоубийцы Кравченко. Имя таким - легион.

Напомню читателям, что в своем дневнике 29 ноября 1851 года граф Толстой сделал такую запись: "Я никогда не любил женщину... но я довольно часто влюблялся в мужчин... Я влюбился в мужчину еще не зная, что такое педерастия... Например, Дьяков, - я хотел задушить его поцелуями и плакать".

Однако, несмотря на это чистосердечное признание в своей педерастичности, граф Толстой наделал 13 детей. Словно специально подгонял под чертову дюжину! Еще Маркс упоминал в своих трудах о законе перехода количества в качество. Вот граф Толстой и попытался, похоже, заменить свое "плохое качество" большим количеством и наплодил чертову дюжину потомков!

На прощание графиня Александра Толстая подарила мне свои воспоминания о Льве Николаевиче, двухтомник "Отец" с дарственной надписью: "Дорогому Григорию Петровичу Климову! Дай Бог Вам сил, здоровья, бодрости духа для продолжения борьбы с злыми силами, поработившими физически, но не духовно, нашу несчастную, но любимую нами Родину. Александра Толстая, 10 сентября 1954 года. Ферма Толстовского фонда". Я еще раз внимательно перечитал тогда весь этот двухтомник, но вышеуказанной записи из дневника графа Толстого я там так и не нашел. А ведь эта запись является ключом ко всем загадкам - как в творчестве самого Толстого, так и в творчестве его дочери Александры.

Ведь создав Толстовский фонд, Александра Толстая и Шауфус-Раппопорт сделали большое и доброе дело, которое не всякий мужчина вытянет. Т.е. они были женщины с душою мужчины, они были как бы мужчины в юбках.

Кстати, моя Наташа Мейер-Мейерович тоже начала свою карьеру в Толстовском фонде, в мюнхенском его филиале. Ворон к ворону летит. Ведь по сути дела Толстовский фонд - это женский монастырь, где Александра Толстая искупала грехи своего отца, о котором сам товарищ Ленин говорил, что граф Лев Толстой - это зеркало русской революции. А сегодня Александр Солженицын жалуется, что революция эта обошлась русскому народу в 60 миллионов человеческих жизней...

Как при просмотре кинохроники минувших дней, я неспешно прокручиваю в своей памяти хронику моего знакомства с Наташей фон Мейер, с этой бледной спирохетой дегенерации, которая чуть было не исковеркала всю мою жизнь...

Итак, проверка семейного древа Мейеров показала, что Наташины отец и мать, т.е. - корни этого древа были явно гнилые. Теперь проанализируем боковые ветви ее семейного древа.

В свое время я несколько раз встречался с сестрой Наташиной матери и с ее дочкой. Тетка Наташи Мейер была самая настоящая калека, с лошадиной стопой и искривленным позвоночником, которая ходила с большим трудом, переваливаясь при этом, как утка, с боку на бок. Про ее мужа Мейеры помалкивали, как будто его и вовсе не было. Да и кто на такой калеке женится? Откуда же, спрашивается, тогда у нее дочка? Пальцем деланная?

Причем у этой ее дочки, у этой Наташиной кузины, было полное косоглазие, а это является одним из признаков вырождения... От этого-то и пошла примета о "дурном глазе", который приносит людям всякие несчастья. Это отмечали еще такие авторитеты античного мира, как Геродот, Вергилий, Гораций, Овидий, Плиний и Плутарх. На эту тему есть также интересная книга старого масона Фредерика Элворти, которая так и называется - "Дурной глаз" (Нью-Йорк 1957).

Издавна считалось, что дурным глазом обладают уроды, горбуны, хромоножки, сухоручки, люди с заячьей губой, лошадиной стопой, волчьей пастью и другими врожденными физическими недостатками. Однако более всего эта примета относится именно к косоглазым людям, ведь глаза - это зеркало души человека. Одновременно считалось, что дурным глазом обладают также и некоторые исключительно красивые люди... Именно к этой категории, похоже, относился и отец Наташи - херувим Юрий.

Масон Элворти далее сообщает нам, что дурным глазом, якобы, обладают и... католические монахи и священники. При этом этот старый масон "забыл" включить в эту категорию своих братьев-масонов. Итак, в список носителей дурного глаза у него попадают как явные ведьмы и ведьмаки, так и монахи и священники - в полном соответствии с марксистским законом о единстве и борьбе противоположностей.

Вспомнился мне и такой эпизод - как-то раз Наташа начала хныкать у меня на плече и приговаривать, что она боится выходить замуж потому, что "у мамки есть еще одна сестра, которая работает на "Голосе Америки" и у которой был очень несчастливый брак, правда - слава Богу, детей у нее не было". Еще одна дегенератка?

А у папы Мейера брат - хромой от рождения старый холостяк. Он никогда не был женат и детей у него не было. Значит тоже какой-то выродок, но - честный выродок.

Вырисовывается довольно характерная картина дегенеративного засыхающего семейного древа.

Тогда, в пылу любви, я не обращал внимания на все эти вещи. Любовь, как говорится, слепа. Но ведь не даром в народе также говорят: целовались - веселились, подсчитали - прослезились.

Когда-то я усердно штудировал книги по электротехнике, а теперь я с не меньшим усердием сидел и штудировал трактат католического прелата Монтегю Саммерса "История колдовства и демонологии".

Книга эта была написана трудным и малопонятным для простого смертного человека языком, своего рода средневековым шифром, которым церковь пользуется в своих службах и по сей день. Но после высшей математики, после всех этих интегралов и дифференциалов, мне все же удалось расшифровать почти весь этот средневековый шифр.

Надо было просто вместо слова "дьявол" использовать слово "вырождение", которое состоит из половых извращений, психических болезней и некоторых врожденных деформаций человеческого организма. Таким образом, все эти демоны,, бесы, черти и прочая нечистая сила - чаще всего оказываются людьми одержимыми всевозможными комбинациями нервных, психических, душевных заболеваний. Все эти ведьмы и ведьмаки, колдуны и колдуньи - чаще всего были обыкновенные выродки и психопаты с явными или же тщательно скрываемыми половыми извращениями.

Продолжаю медленно листать протоколы средневековой инквизиции, в которых святые отцы и ученые медики сообщали мне подробнейшие сведения о пактах с дьяволом. Причем эти пакты, как оказалось, частенько подписывались кровью отдающего душу дьяволу индивида. Из всего этого можно было понять, что дегенерация, т.е. "пакт с дьяволом", всегда была как-то связана с кровью данного человека. Все верно. Ведь о генах тогда еще ничего не знали... Дегенеративная зараженность - штучка наследственная.

Читаю далее и узнаю, что после подписания такого пакта, дьявол частенько оставлял на теле продавших ему свою душу людей - специальную отметину, которая называлась "меткой ведьмы" или же "печатью дьявола".

Тут я взял в руку красный карандаш и начал все это подчеркивать. "Печать дьявола" или "метка ведьмы" считались самым важным признаком в распознании ведьм. Считалось, что это был особый знак на теле его слуг. Считалось также, что человек, который имеет такую печать, состоит на службе дьявола или же находится с ним в союзе. Эта печать, как правило, совершенно нечувствительна к боли и при уколе на большую глубину не выделяет крови. Метка ведьмы обычно похожа на родимое пятно темного или красноватого цвета различной формы и величины. Иногда эта метка имеет форму жабы или летучей мыши, или, как говорит Дельрио, похожа на след зайца, лапу лягушки, на паука, щенка или мышь.

Все это далее подтверждается довольно подробными показаниями многочисленных свидетелей описываемых в книге средневековых процессов.

"Чрезвычайно эрудированный францисканский патер Людовико Синистрари в своем ученом труде "О демоническом" писал: "Дьявол прилагает свою печать на тех ведьмах и колдунах, от которых ожидает постоянства... Печать прикладывается НА САМЫХ СКРЫТЫХ ЧАСТЯХ ТЕЛА - у мужчин под веками, под мышками, под губами, на плече или на заднем месте, а у женщин - обычно на грудях или же на половых органах".

Средневековые медики, как правило, весьма тщательно обследовали обвиняемых в колдовстве ведьм и, если находили у них печать дьявола, то прокалывали эти пятна специальными серебряными иглами. Ведьмам же при этой процедуре завязывали глаза, чтобы они не знали, когда и где их колют. Настоящие ведьмы во время процедуры не чувствовали боли и при уколах эти пятна не выделяли крови, хотя медики кололи их на глубину до трех пальцев.

Далее я натолкнулся на следующее интересное наблюдение - "иногда в этом месте тело опускалось, как пустое". Т.е. когда средневековые ведьмы-красотки пытались избавиться от метки дьявола и иногда вырезали у себя эту отметину, то в этом месте тело у них опускалось, как пустое. Монахи-инквизиторы, оказывается, все эти фокусы хорошо знали...

Тут мне вспомнилось, что когда Наташа Мейер-Мейерович ставила мне свои странные условия нашего брака, она показала мне пальчиком себе на подбородок и настороженно спросила меня: "Ты знаешь, что это такое?"

Я пригляделся и увидел, что у нее на подбородке, с левой стороны, находился маленький шрам - беловатое пятно слегка сморщенной и как бы омертвевшей кожи величиной с вишню и тело у нее в этом месте опускалось, как пустое!

"Когда я была маленькой", - пояснила мне тогда Наташа, - "у меня здесь было большое родимое пятно. Как черный нарост. Когда же мне исполнилось восемь лет, папка решил, что это пятно будет портить мою красоту, и отвел меня тогда к доктору, который его и вырезал. Но оказалось, что у этой штуки были очень глубокие корни, и поэтому вырезать ее пришлось до самой кости, а потом еще и прижигать ляписом (адским камнем). Вот и остался у меня после этого шрам".

При этом она пристально посмотрела на меня, словно проверяла, знаю я, что это такое или нет. Не поняв мою реакцию, она, помедлив, добавила: "У меня есть еще одно такое пятно... На груди..."

Итак, у Наташи на подбородке и на груди было то, что в средние века называли "печатью дьявола". Т.е. в доброе старое время Наташу бы классифицировали как ведьму, как человека находящегося в союзе с дьяволом. Что ж, монахи-инквизиторы были правы. Ведь Наташа действительно оказалась лесбо-садисткой. Она явно наслаждалась, делая зло другим людям. Вот давайте и спросим себя теперь - если бы Наташу вовремя распознали и во всеуслышанье объявили всем о том, что она - ведьма, было бы от этого другим людям, в том числе и мне, хуже или лучше?

Далее монахи сообщали, что пакт с дьяволом, как правило, заключается на всю жизнь, хотя иногда вначале он может заключаться и на некоторое время, но потом он ВСЕГДА возобновляется.

Все сходится... Так оно и было... Сначала у Наташи был "временный" лесбийский роман с Люськой Черновой-Шварц, потом она попыталась стать нормальной женщиной и выйти за меня замуж (все время опасаясь при этом, что снова сорвется в лесбиянство), а потом - пакт с дьяволом снова возобновился через очередную лесбийскую связь с прыщавой Лекой Болдыревой.

Наступил вечер, за окном уже стемнело, а я, включив настольную лампу, с возрастающим интересом и щемящей грустью продолжаю читать "Историю колдовства и демонологии"...

"В 1222 году дьякон, которого судил архиепископ Ландтон, был сожжен в Оксфорде по обвинению в скотоложстве. Чтобы жениться на еврейке, он даже перешел тогда в иудаизм". Профессор Е. Р. Эванс поясняет: "Кажется довольно странным, что ХРИСТИАНСКИЕ законодатели приняли ЕВРЕЙСКИЕ законы о наказании за совокупления с животными (с гоями - Ред.), но применили их против самих евреев".

Юристы того времени серьезно дискутировали вопрос о том, является ли содомией совокупление христианина с еврейкой или же еврея с христианкой. Дамхаудер, например, считал это скотоложством. Николай Бур по этому поводу приводит дело некого Иоганна Алардуса, который, в своем доме в Париже содержал еврейку и имел от нее несколько детей. По причине этого сожительства его обвинили тогда в содомии и сожгли вместе с его еврейской любовницей, "поскольку совокупление с еврейкой - это то же самое, как если бы мужчина совокуплялся с собакой" (стр.106). Прямо цитата из Шулхан Аруха - этого краткого конспекта иудейского Талмуда. И в этом есть своя логика. Ничто не ново под луной. Да, монахи, похоже, свое дело знали...

Еще раз перечитав это место, я снова вспомнил слова Наташи: "Знаешь, Гриша, я ведь собак люблю больше, чем мужчин". При этом я вспомнил и то, что она была полуеврейка и лесбо-садистка, а гомосекс иногда связан со скотоложством... Средневековая инквизиция все это знала довольно хорошо. И Наташа все это тоже знала, а теперь - это знаю уже и я. Получается, что, в доброе старое время папеле Мейер-Мейерович, его жена-шикса и их дочка Наташа - были бы во всеуслышание объявлены ведьмами и ведьмаками и, вполне возможно, попали бы на костер инквизиции... Хорошо это или плохо?

* * *
Помню читал я очередной номер газеты "Новое русское слово" и в отделе "Хроника" совершенно случайно натолкнулся на такое сообщение: "28 апреля в православной церкви св. Иоанна Крестителя состоялось бракосочетание дочери нашего сотрудника Юрия Мейера - Наталии Ю. Мейер с Гэрри Кларксоном". Кстати, в этой церкви жуликоватый папеле Мейер-Мейерович играл роль казначея и собирал тогда деньги на ее реконструкцию. Поручили козлу охранять капусту...

Стал я наводить справки о Наташином муже и вскоре выяснил, что Гэрри - еврей. Итак, ведьму Наташу повенчали с евреем, а в доброе старое время - вместо алтаря таких типов обвинили бы в скотоложстве и отправили бы на костер...

Наташа решилась-таки выйти замуж, и при этом она пошла по пути своей лесбийской любовницы Люськи Черновой, которая, как вы помните, тоже вышла замуж за вырожденца (за педераста). Вот и Наташа нашла себе классово близкий элемент - вырожденца, вроде поэта Вани Елагина, который тоже, кстати, был полуевреем и который, глядя на нее, многозначительно повизгивал - "Ох, люблю полизать!", на что Наташа отвечала - "Вот этот бы мне подошел".

Как вы уже знаете, по знаменитой статистике д-ра Кинси в США среди брачных пар 52% жен и 54% мужей занимаются "ротовым сексом", что, как правило, означает гомосексуальную ориентацию индивида. Вот и новоявленная миссис Кларксон со своим мужем Гэрри тоже скорее всего будут заниматься минетом. Как во французских анекдотах. Она будет у него сосать, а он будет у нее лизать. Иногда, правда, Наташа будет срываться и в открытое лесбиянство, а Гэрри - в педерастию. Помните святых отцов? Ведь контракт с дьяволом ВСЕГДА возобновляется... Но зато в такой ведьмячей семье будет царить, как бы, внутренняя гармония, ведь два сапога - пара.

Итак, ведьма Наташа и еврей Гэрри - нашли друг друга, обвенчались в алтаре православной церкви и успешно замаскировались под нормальных людей. Казалось бы - бес с ними, пусть себе живут, лишь бы другим людям не пакостили, да не рожали детей-дегенератов...

Помню, 15-летним мальчишкой, стоял я на Красной площади в Москве и наблюдал, как из ворот Кремля вылетала вереница правительственных линкольнов с гончей собакой на радиаторе. Президенты США тоже, как оказалось, предпочитают ездить на линкольнах, а теперь уже и я на моем белом линкольне с открытым верхом, лечу в столицу Кащеева царства - город Вашингтон, чтобы устроить там по всем правилам Новой Инквизиции допрос счастливым новобрачным.

Прибыв в Вашингтон я оставил свой линкольн у входа в здание, где размещался тогда "Голос Америки", поднялся на второй этаж и вскоре нашел там свою бывшую "идеальную невесту" - ведьму Наташу, которая в это время усердно стучала на машинке, готовя очередное обращение к своим братьям и сестрам в СССР.

- Как дела, миссис Кларксон? Я слышал, что вы вышли замуж за еврея? - вежливо спросил я ее.

- Нет, нет, нет! - кокетливо улыбнулась мне Наташа. - Он не еврей, а полуеврей.

Тогда я задал чисто раввинский вопрос:

- А кто из его родителей еврей - папеле или мамеле?

- У него мама еврейка, - потупив взор, пояснила Наташа.

- Значит по раввинским законам он - еврей, - безапелляционно заявил я, - Это у тебя что - голос крови?

Наташа в ответ только недовольно поморщилась.

- А кто папеле у твоего мужа? - продолжаю я свой допрос.

- Не знаю. Они с его мамеле давно уже не живут...

Я искоса посмотрел на вырезанную печать дьявола на подбородке моей ведьмы Наташи и отметил про себя - "Родители у ее мужа - в разводе".

К тому времени я уже знал, что основной причиной большинства разводов являются половые и психические аномалии - результат вырождения данного рода. Или у мамы, или и у папы, а частенько - у обоих. Поэтому дети из разведенных семей, как правило, тоже будут с проблемами. Не всегда, но в большинстве случаев. Вот поэтому-то, очевидно, Гэрри с Наташей и нашли друг друга - ворон к ворону летит.

- Ведь у тебя папеле тоже из евреев, - рассуждаю я вслух, как опытный раввин. - Чего же ты от меня это скрывала?

В ответ - молчание...

Закончив свой допрос, я вышел из серого здания "Голоса Америки", сел в машину и поехал обратно в Нью-Йорк продолжать работу над своей новой книгой.

* * *
Вскоре началась цепная реакция. Вслед за ведьмой Наташей выскочила замуж и ее прыщавая возлюбленная Лека Болдырева, которую Наташа в свое время страстно лобзала, уверяя меня, что она влюблена в красавца-летчика, блондина с голубыми глазами. Лека на самом деле была блондинкой, правда не с голубыми, а с водянистыми и холодными рыбьими глазами.

Интересно то, что при выборе жениха у этой Леки вкус оказался такой же, как и у Наташи - Лека тоже вышла замуж за еврея. А папа Леки, НТС-овский вождь в Вашингтоне - Кока Болдырев, как и Наташа, при этом смущенно оправдывался перед знакомыми, что дескать его зять не полный еврей, а только полуеврей.

О солидаристах из НТС давно уже поговаривают, что вся их солидарность заключается в масонстве, а тут дочка крупного НТС-овского вождя вдруг выходит замуж за еврея. Что же это такое происходит? Не потому ли антисемиты постоянно говорят, что масонство - это всегда жидо-масонство?

Покуриваю я свою трубку, думаю об увиденном и услышанном в Вашингтоне, поглядываю изредка на золотых рыбок, мирно виляющих хвостиками в аквариуме на моем письменном столе, а сама жизнь помогает мне писать мой роман о "ГОМО совьети-кус" - только поспевай анализировать и записывать то, что творится кругом.

Итак, полуеврейка Наташа "фон" Мейер-Мейерович, в молодости страстно лесбиянила с Люськой Черновой... И эта Люська тоже была полуеврейкой, как и Наташа, чего она, правда, в отличие от Наташи, особо и не скрывала. Отец Люськи тоже был из евреев-выкрестов и в свое время просто сменил фамилию, став из Шварца - Черновым.

Однако мои рыжебородые раввины тут неодобрительно закачали головами и снова мне возразили:

- Э-э, раз у Люськи только папеле еврей, а мамеле гойка, т.е. шикса, то мы ее еврейкой не считаем. Она скорее всего - пальцем деланная. Нас эти шиксы не обманут. Эта Люська только думает, что она полуеврейка.

На всякий случай я решил проверить своих советников-раввинов и... что же оказалось?!! Таки-да, раввины снова оказались правы - Люська была абсолютно не похожа на своего отца! Так же, как и Наташа на своего! Отец Люськи был типичным чернявым евреем, а Люська была соломенная блондинка с серыми глазами, у которой ничегошеньки еврейского не было (хотя характер у нее был сволочной - истеричка и психопатка, как и ее мать).

Кстати, у Люськи была еще и младшая сестра, однако, все знали, что эта ее сестра - приемный ребенок, и была она по своему характеру - не такая стерва, как Люська. Значит второго ребенка Люськина мать родить так и не смогла. Почему?

Аналогичная история и у самой Люськи. Первые роды у нее были очень тяжелые - за несколько месяцев до рождения ребенка Люську положили в больницу и проделывали там над ней всякие сложные махинации, пока она наконец не разродилась. Этот ее ребенок, сын Алеша, оказался не совсем нормальный... В таких случаях повторные роды, как правило, не рекомендуют.

Однако вскоре у Люськи появилась дочка... Похоже, что она пошла по пути своей матери и взяла себе приемного ребенка, но выдает его за своего. Чтобы проверить происхождение этого второго Люськиного ребенка, необходимо только сделать сравнительный анализ крови отца, матери и ребенка. Такие анализы обычно делают по постановлению суда при попытке взыскании алиментов в случае сомнительного отцовства.

За примерами далеко ходить не надо. В 1940 году такую экспертизу потребовал мой приятель Юрка Мельников - и выиграл дело. Он уже почти год платил тогда алименты, а потом выяснилось, что ребенок не от него. И такие фокусы встречаются в жизни гораздо чаще, чем мы думаем. У Аркадия Львова есть хороший рассказ на эту тему - жена лежит в больнице, ожидая второго ребенка, а в это время тяжело заболевает ее восьмилетний сын и ему срочно требуется переливание крови. Поскольку у отца и у сына, как правило, одна и та же группа крови, то врачи в спешке, делают переливание крови отца сыну - без проверки. После переливания сын впадает в коматозное состояние и умирает. У них с отцом оказались разные группы крови... А это означает, что мать делала сына не от отца, а от чужого дяди, и отец, не зная этого, убил "своего" сына. Что думал тогда этот обманутый муж о своей жене, которая в это время лежала и рожала ему второго ребенка?

Перечитал я этот рассказ и подумал: "Возможно, автор-еврей писал этот рассказ с натуры? Со своей жены или с кого-нибудь из своих знакомых?"

Итак, сижу я за своим столом, анализирую собранные материалы, а под моим "микроскопом" бледные спирохеты дегенерации продолжают цепляться друг за друга, образуя уже целые клубки и цепочки. Вот под линзу подползла еще одна такая спирохета и стала собирать вокруг себя очередную дегенеративную цепочку...

Звали эту спирохету Мусей и жила эта Муся на одной квартире со своей подружкой... Люськой Черновой. Однако, если Люська была лесбиянкой активной типа, то Муся была пассивной лесбо-кошечкой. Ни рыба, ни мясо и вся в угрях, как будто у нее была гнилая кровь...

Позже эта гнилая Муся вышла замуж за еврея Маева, который работал тогда на "Голосе Америки" в Мюнхене. Та же самая история, типичная для шиксы-дегенератки. Сначала она "дружила" с лесбиянкой полуеврейкой Люськой, а потом - вышла замуж за еврея.

Кстати, подобная цепочка была и в семье Александра Солженицына. В своей книге "Август XIV", он довольно подробно описал семью своего отца - Исаака Лаженицина. При этом Солженицын нам сообщил, что сначала его мать дружила с еврейкой, а потом - вышла замуж за еврея-выкреста Ложеницына, который при выкрещивании стал из Исаака - Исаем. В результате этого брака и появился на свет Александр Исаевич Солженицын. Тетка Солженицына, Ирина Щербак, сообщила еще одну интересную деталь - оказывается отец Александра Солженицына кончил жизнь самоубийством (когда его жена была на 3-м месяце беременности). Казалось бы, радоваться надо, что жена скоро родит ему наследника, а он почему-то стреляется. Почему? Может быть, он тоже понял, что его жена забеременела не от него, а от чужого дяди?

Этого мужа Муси - еврея Виктора Маева я тоже знал довольно хорошо. До своего побега на Запад Маев служил фельдшером в советской армии в Восточной Германии и попутно - делал женщинам нелегальные аборты. Одна из его пациенток после такого аборта умерла, и Маев, чтобы избежать суда, тут же сбежал на Запад, где заявил, что он "избрал свободу" из любви к демократическим ценностям западного мира. Действительно, чем сидеть в тюрьме на Востоке, лучше уж гулять на свободе на Западе...

Как председатель ЦОПЭ, я имел тогда право первым встречаться со свежими перебежчиками, чтобы, если они мне подойдут - брать их на работу в ЦОПЭ. Если же я их не брал, то тогда они шли уже в НТС, на радио "Голос Америки" или же на "Радио Освобождение".

Поглядел я тогда на Маева - тип скользкий, губы слюнявые, в глаза не смотрит - и забраковал его. Потом Чарли Маламут - мой коллега по психологической войне, как еврей еврея, пристроил его на "Голос Америки" и набрался неприятностей на свою лысую голову.

В то время я как раз устраивал очередной митинг русско-немецкой дружбы в Западном Берлине и решил взять туда Маева, как свеженького представителя тех, кто "избрал свободу". Митинг этот как раз проходил тогда под лозунгом - "За вашу и нашу свободу!" Весь Западный Берлин оклеили афишами, а над Восточным Берлином с самолета начали было даже разбрасывать листовки-приглашения... пока не появились советские истребители.

Так вот - едем мы с Маевым в машине на этот митинг, останавливаемся на перекрестке на красный свет, а тут улицу стала переходить смазливая немка. Вдруг Маев выскакивает из машины и бегом бросается за ней, за этой совершенно незнакомой ему женщиной, а Берлин в то время буквально кишел советскими агентами, которые запросто похищали и убивали неугодных Сталину людей.

Я еле догнал тогда этого Маева и, схватив за шиворот, стал силой заталкивать его назад в машину и вдруг заметил, что у него изо рта текут слюни и он аж дрожит от волнения - как сексуальный маньяк.

Ох, веселенькая была у меня работа в ЦОПЭ. Есть, что вспомнить.

Потом этот сексуальный маньяк Маев женился на Мусе. Однако вскоре он из Мюнхена все же исчез, как ветер в мае, и осталась бедная Муся соломенной вдовой. А баламут Маламут при этом только пожимал плечами и всем говорил:

- Не знаю... Ничего не знаю...



* * *

Еще Гиппократ, отец современной медицины, писал: "Наиболее важным я почитаю умение наблюдать". Вот и я, как прилежный ученик, сижу теперь у своего "микроскопа" и наблюдаю за цепочкой бледных спирохет дегенерации, которые оказались намного опаснее обычных бледных спирохет.

Задумался я тогда над этим своим открытием, а в это время к исследуемой цепочке подползла еще одна спирохета - Алла Жукова, еще одна "близкая подружка" Наташи. Похожа эта Алла была на снежную бабу с пуговицей вместо носа. Каждый раз, завидев нас вместе с Наташей, эта Алла всегда сразу же начинала мне хамить и буквально бросалась на меня с лаем, как верная собака, причем лаяла она так, словно ревновала меня к своей хозяйке.

Приехав в Америку, Алла Жукова поселилась в Гринвич Виллидж, где был сущий рай для лесбиянок и педерастов, а вскоре я случайно встретил ее на пляже в Си-Клифе. Алла похвасталась мне тогда, что она уже вышла замуж, хотя ей это было "очень и очень трудно сделать, ибо она - хорошая, а все мужчины - обманщики и подлецы". Муж ее оказался евреем и звали его Давид Гутов. Он сидел тогда рядом с ней и как ребенок игрался в песке, причем выражение лица у него было при этом какое-то странное, словно он не от мира сего.

Разговаривая со мной, Алла вдруг повернулась к нему и сказала с насмешкой:

- Давид, ты у меня дурачок?

Давид тогда испуганно повернулся к ней и кивнул в ответ головой, улыбаясь при этом доброй и какой-то жалкой улыбкой, да так беспомощно, что мне даже стало его жалко.

"Ну и стерва!" - подумал я про себя.

Хотя этот Давид и закончил консерваторию и университет, но был он какой-то недоделанный, дефективный, странный... Зато теперь у Аллы есть муж и даже дочка Тата!

Мои советники-раввины при этом опять начали неодобрительно качать своими головами:

- Э-э-э, папеле то наш, но мамеле - шикса. Нет, эти шиксы пусть обманывают своих мужей, но нас они не обманут. Тату мы еврейкой считать не будем...

И действительно, на мать Тата была еще как-то похожа, а на отца Давида она была не похожа ни капельки. Та же самая история, что и у Наташи Мейер-Мейерович, что и у Люськи Черновой-Шварц. Опять какая-то закономерность...

Раввины-то давно уже это заметили, а я - только теперь разглядел, и поняв наконец в чем там было дело - еще раз поддакнул раввинам, прямо как настоящий шабес-гой.

Мать ведьмы Аллы жила здесь же в Си-Клифе, в избушке на курьих ножках. Там же жила и сестра матери Аллы - сумасшедшая старая дева, которую они постоянно пытались выжить из своего дома, опасаясь, что она его когда-нибудь спалит. Но та упорствует, не съезжает, а живет себе припеваючи на государственное пособие по нетрудоспособности, и в ус не дует.

В той же избушке на курьих ножках жила и сестра Аллы - Наташа Жукова, которая по своему характеру была очень похожа на Давида - она тоже была очень добрая, очень хорошая и очень странная. Поэтому ее мать постоянно пыталась спихнуть ей на шею свою сумасшедшую сестру - ее тетушку, считая, что они друг друга поймут, ибо у них "есть много общего". Наташа эта жила, как монашка в миру, и вместо мужа она завела себе большого кобеля, который вел себя, как ревнивый муж, и поэтому перекусал уже всех ее соседей. В конце концов, соседи даже подали в суд, чтобы эту собаку притравили, а Наташа тогда позвонила мне и в слезах стала меня умолять:

- Гриша, выступи в суде в защиту моего кобеля!

- То есть, как это?

- Как свидетель! Скажи им, что мой кобель - хороший. Ведь тебя он еще не покусал.

Еле-еле я тогда от нее отвязался.

Вспомнилось мне также, что когда мы вместе с Кисой заходили к Наташе, то стоило Кисе присесть, как Наташин кобель начинал своим носом нахально лезть к ней под юбку, а потом - прыгал на нее, словно хотел изнасиловать.

Наташа в панике тогда пыталась оттащить от Кисы своего кобеля и, покраснев, кричала:

- Тубо, ты себя ведешь неприлично!

Да-а, собачка выдает тайны своей хозяйки. Похоже, что этот кобель давно уже привык совокупляться с женщинами и другого обращения с прекрасным полом просто не знал.

Итак, одна сестра - замужем за евреем, вторая - завела себе собаку. Но ведь и полуеврейка Наташа Мейер тоже говорила мне, что она любит собак больше, чем мужчин, а потом взяла и вышла замуж за еврея.

Вот потому-то и считала средневековая инквизиция, что совокупление с еврейкой - то же самое, что и совокупление с собакой. Они все это знали. А теперь это знаю уже и я.

Встает богословский вопрос - кто здесь святой, а кто - грешник?

Кто есть одна сестра (сумасшедшая тетушка Аллы, которая осталась старой девой), и кто есть другая сестра (мама Аллы, которая родила на свет двух дефективных дочек)?

Кто есть первая дочка (Алла, которая вышла замуж за дефективного еврея) и кто есть вторая дочка (Наташа, которая стала монашкой в миру и вместо мужа завела себе собаку)?

Кто из них лучше, кто из них хуже?

И на этот вопрос вам затруднится ответить даже сам о. Митрофан из церкви в Си-Клифе. Ведь вполне может оказаться, что в святые попадут Наташа Жукова со своим кобелем и ее сумасшедшая тетушка... Так что иногда богословие - наука довольно запутанная, особенно если применять ее для анализа поведения вырожденцев, всех этих бледных спирохет дегенерации.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ