Григорий Климов. Красная Каббала. Приложение 22

Высшая Социология и этногенез

Андрей Ходов

В Советском Союзе историю преподавали как процесс смены общественно-экономических формаций. Развитие человечества при этом нам преподносили в виде линейного процесса, от архаичного первобытно-общинного строя, через рабовладельческий строй, феодальный строй, капитализм, социализм, к завершающему бесклассовому строю — коммунизму. Главным двигателем этого исторического процесса считалась классовая борьба.

После гибели Союза в учебники стали потихоньку возвращать так называемую “Всемирную Историю” (“Историю Цивилизации”). Эта европоцентристская концепция, возникшая в средние века, в свою очередь провозглашает существование другой линии развития истории, “линии преемственности цивилизаций”, которая начинается в древнем Вавилоне, проходит через Египет, Элладу и Рим, и ведет к их прямой и единственной наследнице - Романо-Германской Европе. Все другие народы (этносы) рассматриваются при этом только с точки зрения их влияния на развитие “базовой цивилизации”. Отсюда естественным путем делается вывод о наличии “неисторических” народов, т.е. народов не оказавших никакого существенного влияния на эту самую “базовую цивилизацию”.

С появлением эволюционных теорий, названная концепция была дополнена еще и некоторыми элементами социального дарвинизма, т.е. выводами о том, что “нецивилизованные” (“неперспективные”, “дикие”, “отсталые”) этносы, должны уступить свое место “цивилизованным” (“прогрессивным”, “энергичным”, “предприимчивым”) этносам, естественно европейским.

При этом уже все яснее и яснее начинают проглядывать скрытые претензии на мировое господство данной “европейской цивилизации”. С научной точки зрения, эта концепция очень напоминает геоцентрическую модель вселенной, в которой планеты, Солнце, и вообще вся Вселенная вращаются вокруг своего центра – Земли, только в данном случае центром мироздания объявляется “цивилизованная” Европа и ее “заокеанские продолжения”.

Однако русский ученый Л.Н. Гумилев, входящий в группу историков, географов, философов и социологов, длительное время изучавших историю и культуру евразийского пространства, разработал свою теорию развития человечества, в которой он считает, что историю следует рассматривать не как линейный процесс, а как нелинейный процесс, представляющий собою наложение нескольких исторических процессов.

Первый из них — история развития науки, техники, искусства, архитектуры, социальных формаций, т.е. “история творений человеческих рук и человеческого разума”. По Л.Н. Гумилеву, в данном случае еще можно (с определенной натяжкой) говорить о наличии линейного процесса, ведь накопление человечеством знаний подобного рода шло по нарастающей.

Второй исторический процесс, по Л.Н. Гумилеву, это - развитие народов (этносов). Этот процесс имеет биологическую природу и протекает не линейно, а циклически.

Этносы рождаются, проходят определенные фазы своего развития (если повезет) и исчезают, а на их месте, в свою очередь, появляются новые этносы. Первобытных народов в настоящее время на Земле практически не осталось, а те этносы, которые европейская наука причисляет к “отставшим в своем развитии” являются либо молодыми народами, еще не достигшими определенных этапов своего развития, либо осколками (реликтами) ныне исчезнувших человеческих общностей, чей расцвет остался далеко в прошлом (но чей генофонд все еще может быть использован в новых циклах этногенеза).

Для объяснения этих циклических процессов Л.Н. Гумилевым была разработана теория “пассионарных толчков”, в которой он утверждает, что движущей силой истории этносов является так называемая пассионарность, то есть наличие в человеческих сообществах особых индивидуумов, обладающих крайне высокой степенью социальной активности (т.н. пассионариев). Л.Н. Гумилев считает, что пассионарность имеет генетическую природу, а географическая локализация наиболее известных истории вспышек этногенеза позволила ему сделать вывод о возможных внешних причинах этого феномена (гипотеза о периодических лучевых ударах из космоса).

О ПРИРОДЕ ПАССИОНАРНОСТИ

Теоретические разработки Л.Н. Гумилева хорошо обоснованы и представляют для нас несомненный интерес. Однако, социально-исторические законы, в отличие от естественнонаучных, зачастую перестают действовать сразу же после их разглашения. Это происходит потому, что заинтересованные лица и группировки начинают учитывать вновь открытые закономерности и делают корректировку своих действий и планов. Например, сегодня четко прослеживаются попытки обмануть историю путем искусственного внедрения в этнические поведенческие стереотипы относительно молодых этносов самоубийственных психологических доминант, характерных для фазы упадка и обскурации стареющего Западноевропейского этноса. Одновременно включаются в действие хитроумные механизмы поддержания уровня пассионарности у себя. Наступивший ХХ1 век определит истинную цену всех этих попыток.

Похоже, что с возможностью практического применения теории этногенеза согласны уже многие. Дебаты развернулись лишь вокруг природы пассионарности и ее связи с проблемами, изучаемыми в Высшей Социологии.

Я думаю, что Высшая Социология Г.П. Климова в синтезе с теорией этногенеза Л.Н. Гумилева может дать хорошую базу для анализа этих исторических процессов. Знаем, знаем, что Л.Н. Гумилев — сам был вырожденец, но ведь и главные апостолы Высшей Социологии Г.П. Климова – Нордау и Ломброзо тоже были не без греха. Поэтому, почему бы и нам не воспользоваться хорошими идеями?

Сам Л.Н. Гумилев дал следующее определение пассионарности: “ ... для целей научного анализа мы предложим новый термин - пассионарность (от лат. Passio, ionis, f.), исключив из его содержания животные инстинкты, стимулирующие эгоистическую этику и капризы, являющиеся симптомами разболтанной психики, а равно душевные болезни, потому что хотя пассионарность, конечно, — уклонение от видовой нормы, но отнюдь не патологическое.”

Кроме того Л.Н. Гумилев специально отметил: “Как ни велика роль пассионариев в этногенезе, (число их в составе этноса всегда ничтожно). Ведь пассионариями в полном смысле слова мы называем людей, у которых этот импульс (активности) сильнее, чем инстинкт самосохранения, как индивидуального, так я видового… именно он (признак пассионарности) лежит в основе антиэгоистической этики, где интересы коллектива, пусть даже неверно понятые, превалируют над жаждой жизни и заботой о собственном потомстве.”

Именно эта формулировка дает мне повод считать, что Л.Н. Гумилев умышленно уклонился от анализа подлинных причин пассионарности. Ведь бОльшая часть исторических личностей, обозначенная Л.Н. Гумилевым, как характерные пассионарии (многие из них являются родоначальниками новых этносов), в анналах Высшей Социологии Г.П. Климова значатся как явные вырожденцы и латентные гомо. Я уже не говорю о “Богоизбранном народе”, известном своей повышенной активностью.

Другие исследователи этого вопроса тоже заметили, что “…хотя в фазе подъёма и акматической фазе развития данного этноса еврейство практически не способно оказывать какого-либо влияния на его жизнь, однако в надломе и последующих фазах этногенеза, когда пассионарность государствообразующего этноса падает, деструктивная деятельность еврейства становится особенно заметной.

По Л.Н. Гумилеву, число пассионариев в этногенезе всегда уменьшается, в то время как по Г.П. Климову, резервом пополнения еврейства постоянно являются дегенераты разных национальностей, что и объясняет долгоживучесть еврейского этноса (так называемую “вечность жизни”).

Г.П. Климов в своей статье СУТЬ ПРОБЛЕМЫ пишет: “Многие дегенераты обладают необычными качествами — такими как неутолимое желание доминировать, ненормальное (прямо таки патологическое) желание быть всегда наверху, ненасытная жажда власти. Они (дегенераты) чувствуют себя “избранными”, “элитой” (мания величия), но одновременно с этим они же чувствуют себя “гонимыми” и “преследуемыми” (мания преследования). Ведь “мания величия” и “мания преследования” – родные сестры.”

Если пассионарий Л.Н. Гумилева, проникнутый своей идеей, добивается цели без какого бы то ни было принуждения и не взирает на последствия, то для приведения в действие бионегативной активности еврейства еще со времени, так называемого, “изгнания” существует кагальная организация еврейской диаспоры с жесточайшей регламентацией жизни (от способов использования в своих целях чиновников страны проживания, до заключения браков, вплоть до бытовых мелочей) с единым Центром управления. То есть, Мировой Кагал (от князей изгнания — “Экзилархов” до нынешнего Всемирного Еврейского Конгресса и прочих организаций), объединяющий практически все еврейские диаспоры, являет собой НАДНАЦИОНАЛЬНУЮ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ и обладает всеми надлежащими средствами воздействия на своих еврейских поданных".

На мой взгляд, явление пассионарности, т.е. высокий накал социальной активности индивидуума, вплоть до утраты инстинкта самосохранения, имеет триединую основу.

1. Дегенеративная составляющая.

Перераспределение значительной части нерастраченной энергии из сексуальной сферы (где природой заложен существенный резерв), вызванное подавленным гомосексом (в сочетании с понятным желанием получить психологическую компенсацию своего уродства – унижая и мучая других, пусть даже и с риском для жизни). По моему мнению, еврейская “пассионарность” имеет преимущественно эту природу. Конечно всегда следует помнить, что не все пассионарии – дегенераты и не все дегенераты – пассионарии.

2. Аскеза.

Добровольный или вынужденный аскетизм тоже дает очень похожий эффект. Все новорожденные религии и этносы были помешаны на аскезе. Издавна замечено, что “строгость нравов” усиливает активность народа, а либерализм (особенно в сексуальной сфере), приводит к быстрому краху. В данном случае, как видим, “пассионарность” может проявляться и у здоровых людей.

3. Социальные инстинкты.

Биологическая эволюция человека продолжается. В его геноме уже давно пытаются закрепиться новые социальные инстинкты: альтруизма, самопожертвования во имя общего блага и т.д. Это – результат длительного отбора на выживание. Народы, где имеется достаточное количество носителей этих новых инстинктов – выживают, а сообщества закоренелых индивидуалистов – вымирают. Однако, это очень медленный и тяжелый процесс. Потери “нового” генофонда, как правило, очень велики, ведь эти люди всегда гибнут первыми.

Для выяснения более точного соотношения составляющих “пассионарности” необходимы серьезные и продолжительные исследования, но кто и когда еще их будет проводить? Вот и приходится нам с Вами работать с тем неполным материалом, который собран на сегодняшний день.

* * *

Взявшись за анализ работ Л.Н. Гумилева, я был вынужден пользоваться и его терминологией, называя единым словом “пассионарность” это сложное и комплексное явление. Повторяю, не все пассионарии – дегенераты и не все дегенераты – пассионарии.

Некоторая неясность биологической сущности феномена пассионарности (в конце концов Л.Н. Гумилев не был биологом) не должна ставить под сомнение его выводы, ибо для анализа исторических процессов им были применены методы системного анализа, которые сознательно обходят стороной вопрос “что есть объект?”, а вместо этого сосредотачивают свое внимание на связях изучаемого объекта с другими объектами и на изучении реакции данного объекта на внешние воздействия.

Применяя метод системного анализа и анализируя обширнейший исторический материал, Л.Н.Гумилев сформулировал следующие основные фазы этногенеза:


ФАЗА ПАССИОНАРНОГО ПОДЪЕМА

В результате первичного пассионарного толчка (как результата внешнего воздействия) в стабильных человеческих сообществах появляется относительно большое количество пассионарных особей. Объединившись в устойчивые группы (консорции), пассионарии ломают существующие в исходных сообществах стереотипы поведения и создают на их месте новые. Эти новые стереотипы постепенно навязываются этими пассионариями всем окружающим членам общества (пассионарная индукция). Новорожденный этнос при этом начинает численно расти и активно расширять свой географический ареал.

Для этой стадии развития этноса характерен высокий уровень внутреннего единства и высокая степень жертвенности его членов.

Длительность фазы ПАССИОНАРНОГО ПОДЪЕМА составляет около 300 лет.

Главный императив данной фазы - " будь тем, кем ты должен быть".

ПАССИОНАРНЫЙ ПЕРЕГРЕВ (АКМАТИЧЕСКАЯ ФАЗА)

В этот период складывается комплексное своеобразие нового этноса и заканчивается его экспансия. При этом, размножившихся в фазе подъема пассионарииев, становится настолько много, что они начинают уже вступать в конфликты между собой. Единство этноса нарушается. В его составе появляются все новые и новые субэтнические группы — носители новых стереотипов поведения, но еще признающие свою связь с базовым этносом. Идеалы бескорыстной жертвенности уступают место погоне за личной славой. Конфликты пассионариев между собой вскоре переходят во взаимоистребление, их численность при этом резко падает.

Длительность фазы ПАССИОНАРНОГО ПЕРЕГРЕВА тоже составляет около 300 лет.

Главный императив данной фазы — “будь самим собой”.

ФАЗА ПАССИОНАРНОГО НАДЛОМА

Соотечественники, уставшие от нескончаемых кровавых катаклизмов, находят пути для дальнейшего снижения уровня пассионарности этноса. Уничтожение пассионариев становиться уже частью государственной политики. Уцелевшие от массовых репрессий пассионарии, как правило, ищут убежища в далеких от политики и соответственно более безопасных сферах деятельности (например в науке и искусстве, что обеспечивает их быстрый подъем).

Западноевропейский суперэтнос проходил данную стадию своего развития в эпоху “Возрождения”.

Длительность фазы ПАССИОНАРНОГО НАДЛОМА составляет около 150 лет.

Главный императив данной фазы — “мы устали от великих”.

ФАЗА ИНЕРЦИИ

Общее снижение уровня пассионарности этноса дает возможность временно обуздать пассионарную стихию и использовать ее в “мирных целях”. Наступает эпоха “Цивилизации”. Именно в инерциальной фазе строятся грандиозные дворцы и храмы, расцветает наука и искусство. По какому-то недоразумению эту эпоху начинающегося упадка этноса, принято считать периодом его “расцвета”. Ведь этнос живет уже по инерции, растрачивая накопленный предшествующими поколениями материальный и духовный потенциал. Идеалом общества становится рядовой обыватель, скромно и честно делающий свое дело (тип клерка-джентльмена из лондонского Сити). Появляются явные тенденции к накоплению материальных благ, хотя и в предшествующих фазах люди тоже конечно стремились к богатству, но получив его, тратили все легко и бездумно. Ни о каком накоплении капиталов ранее не было и речи.

В этой фазе в обществе интенсивно размножаются так называемые субпассионарии, чей пассионарный потенциал становится уже ниже уровня простого обывателя. Они, как правило, плохие работники и никудышные солдаты, но при этом тоже требуют себе “хлеба и зрелищ”. В более трудные времена подобные особи просто не выживали, но в разжиревшем этносе и им находится “кусок хлеба и женщина”.

Длительность фазы ИНЕРЦИИ составляет около 300 лет.

Главный императив данной фазы — “будь таким как я”.

ФАЗА ОБСКУРАЦИИ

В данной фазе полностью торжествуют субпассионарии. Всякий рост становится одиозным, трудолюбие подвергается осмеянию, интеллектуальные радости вызывают ярость. В искусстве идет снижение стиля, в науке оригинальные работы вытесняются компиляциями, в общественной жизни узаконивается коррупция. Все становятся продажными, никому нельзя верить, ни на кого нельзя положиться. Ценятся не способности, а их отсутствие. Не образование, а невежество. Не стойкость в мнениях, а беспринципность. Понятно, что довольно быстро наступает неизбежный упадок. После наступления торжества обскурации носители ее исчезают, как дым, и в этносе остаются уцелевшие от всех этих передряг потомки первоначальных носителей статического состояния, которые на образовавшихся руинах вновь начинают учить своих детей жить тихо, избегая конфликтов с соседями и друг с другом.

Длительность данной фазы редко превышает 100 лет.

Главный императив ее — “будь таким как мы”.

ФАЗА РАВНОВЕСИЯ (ГОМЕОСТАЗ)

После гибели основного этноса, отдельные элементы его, при благоприятном стечении исторических и географических факторов, могут уцелеть превратившись в реликты. Подобные реликтовые этносы обычно живут в гомеостазе (равновесии) с окружающей природной средой, сохраняя память о своем великом прошлом и избегая конфликтов со своими соседями. Надо заметить, что умственно и физически это вполне полноценные люди, однако, если среди них и появляются иногда пассионарные особи, то им, обычно, приходится искать себе применение на стороне.

При благоприятных условиях, этнос, находящийся в состоянии гомеостаза, может существовать неопределенно долгое время.

Главный императив данной фазы — “будь доволен собой”.

ФАЗА РЕГЕНЕРАЦИИ (МЕМОРИАЛЬНАЯ ФАЗА)

В некоторых случаях может наступить временное улучшение ситуации (регенерация). Обычно это происходит тогда, когда в рамках суперэтноса один из субэтносов (сохранивший большую пассионарность) перехватывает инициативу у ведущего субэтноса (растратившего свою пассионарность).

Данная фаза редко бывает продолжительной.

Главный императив данной фазы — “вспомним, какими мы были великими”.

* * *

Таким образом, при отсутствии “внешнего смещения”, которое может нарушить процесс этногенеза в любой его фазе, весь цикл от момента оформления этносоциальной системы до превращения этноса в реликт занимает около 1200 лет. Следует отметить, что “внешнее смещение” происходит довольно часто. Редкие этносы доживали до своей естественной смерти, ибо всегда находились желающие ускорить этот процесс.

Из ныне существующих суперэтносов, по мнению Л.Н. Гумилева, Западноевропейский суперэтнос (со своими “заокеанскими продолжениями”) находится сейчас в завершающем периоде инерциальной фазы. Латиноамериканский суперэтнос находится в фазе пассионарного перегрева (в акматической фазе). Великороссийский суперэтнос, пройдя в Х1Х веке через фазу надлома, вступает сейчас в инерциальную фазу своего развития.

ВЕЛИКОРОССИЙСКИЙ СУПЕРЭТНОС

Общепринятая трактовка становления русского народа гласит, что линия исторической преемственности его идет от древней Руси, через Киевскую, Владимирскую и Московскую Русь к современной России. Произошедший в 1 веке н.э. пассионарный толчок, вызвавший экспансию славянских племен, расселившихся по огромной территории, дал жизнь Древнерусскому этносу. Во времена Киевской Руси этот этнос находился уже в инерциальной стадии (фаза цивилизации). Вторжение Монголов произошло через 12 веков, когда древняя Русь уже исчерпала свой пассионарный потенциал (фаза обскурации) и соответственно не могла уже оказать серьезного сопротивления нашествию иноземцев. Таким образом гибель Древнерусского этноса была неизбежна и не стоит возлагать на Батыя роль злого рока. Не было бы его, нашлись бы другие желающие добить умирающий этнос.

Пассионарный толчок, положивший начало современному Великороссийскому суперэтносу, произошел в Х111 веке, что привело к появлению на арене истории нового народа, создавшего свои, совершенно оригинальные поведенческие доминанты.

Давайте попробуем разобраться в причинах появления этих оригинальных этнических стереотипов и в их последующем влиянии на ход истории России.

По подсчетам русского историка В.О. Ключевского, Великороссийский этнос в период своего становления за 234 года (1228-1462 гг.) вынес 160 внешних войн!!!

“Московское государство, — пишет Ключевский, — зарождалось в Х1V веке под гнетом внешнего ига, строилось и расширялось в ХV - XV1 вв среди упорной борьбы за существование на западе, юге и юго-востоке ... Оно складывалось медленно и тяжело. Мы теперь едва ли можем понять и еще меньше можем почувствовать, каких жертв стоил его склад народному благу, как он давил частное существование. Можно отметить три его главные особенности. Это, во-первых, боевой строй государства. Московское государство — это вооруженная Великороссия, боровшаяся на два фронта … Вторую особенность составлял тягловый (не правовой) характер внутреннего управления и общественного состава с резко обособлявшимися сословиями ... Сословия различались не правами, а повинностями, между ними распределенными. Каждый был обязан либо оборонять государство, либо работать на государство, то есть кормить тех, кто его обороняет. Были командиры, солдаты и работники, НЕ было граждан, т.е. гражданин превратился в солдата и работника, чтобы под руководством командира оборонять отечество или на него работать. Третьей особенностью московского государственного порядка была верховная власть с неопределенным, т.е. неограниченным пространством действия ...”

Следует помнить, что жертвенность и самоотречение вообще присущи этносам, находящимся в фазе пассионарного подъема. Разница состоит только в степени исторической востребованности этой жертвенности. Романо-Германский (европейский) суперэтнос, проходил фазу подъема в относительно тепличных условиях. Благоприятное географическое положение на полуострове Европа, находящемся в достаточном удалении от зон тогдашних пассионарных толчков, позволило ему во многом избежать существенного внешнего давления.

Россия же находилась в принципиально иной ситуации. Волею судеб поставленная на оживленном мировом перекрестке между Севером и Югом, между Европой и Азией, она постоянно подвергалась гигантскому давлению извне. А ведь Русь была тогда довольно малонаселенной страной. Если к 1500 году в Италии и Германии жило по 11 миллионов человек, то в России в 1678 году, имелось всего лишь около 5 миллионов жителей. Вот Вам и “азиатские орды” русских !

Именно это многовековое существование в перманентном режиме “осажденной крепости” и сформировало совершенно оригинальные этнические стереотипы.

ПРИМАТ ИНТЕРЕСОВ ОБЩЕСТВА НАД ПРАВАМИ И СВОБОДАМИ ЛИЧНОСТИ

Европейские пассионарии, как правило, могли без помех заниматься внутренними разборками (пусть и достаточно жестокими). Это не угрожало самому существованию этноса. В России же, любое ослабление центральной власти неизбежно приводило к тому, что через возникшие в системе внешней обороны бреши тут же прорывались кочевники и начиналась кровавая резня. Ведь этнические стереотипы жизни кочевников, возникшие в результате постоянных схваток за пастбища, требовали полного уничтожения побежденного народа (чтобы не осталось мстителя).

Такая ситуация требовала создания жесткой системы государственной власти, которая на протяжении многих веков сознательно и твердо поддерживалась широкими слоями населения страны.

ОТСУТСТВИЕ КОМПЛЕКСА НАРОДА-ГОСПОДИНА

Историк Ф.Нестеров утверждает: “ Московское царство было НЕ правовым государством, требовавшим от своих подданных военной службы и тягла, не представлявшим им взамен прав. Но там, где не было прав, не могло быть и неравенства в правах. Русское бесправное население не могло смотреть свысока на новых нерусских подданных; в условиях непрекращающейся борьбы на два-три фронта всякий встающий в строй или впрягающийся в общее тягло быстро становился товарищем. Встающий в строй сливался с правящим классом, трудовые же массы разных народов тоже постепенно сближались. Российский элемент играл роль цемента, соединяющего различные этнические компоненты в политическую общность. Мозаичная Российская империя обладала перед лицом внешних угроз твердостью монолита. ”

После захвата Россией Средней Азии, по ее новым владения совершил путешествие маркиз Керзон (будущий вице-король Индии, министр, лорд). Он оставил об этом следующие рассуждения: “ Завоевание Средней Азии — это завоевание восточных народов восточным же, одноплеменным с ним народом. Это сплав твердого металла со слабым, а не вытеснение неблагородного элемента более чистым. То не цивилизованная Европа отправилась на покорение варварской Азии. То не крестовый поход девятнадцатого века с его нравственными методами. Это варварская Азия после некоторого пребывания в Европе (имеется в виду, конечно, Россия) возвращается по собственным следам к своим родственникам ”.

Историк Ф. Нестеров, не без ехидства, прокомментировал это так: “ В этих словах весь Керзон, расист и русофоб. И русофоб в значительной, если не в преобладающей степени именно потому, что расист. То, что он назвал “вытеснением неблагородного элемента более чистым”, а мы предпочитаем называть пусть менее красиво, но зато более точно — геноцидом, действительно служило характерным признаком колониальной экспансии Запада в целом. Во всяком случае, политика “вытеснения” туземцев с их родных земель проводилась повсюду, куда ступала нога европейца. При этом “благородный” европейский элемент либо преуспевал в этой “цивилизаторской миссии”, либо должен был быть выброшен “неблагородной туземной средой”. Третьего дано не было: никаких “сплавов”. Будущему вице-королю Индии было, разумеется, ясно, что “вытеснить” ее коренное население, исчислявшееся десятками миллионов, при всех стараниях британской колониальной администрации все же не удастся, что дальнейшее развитие событий там пойдет, как это ни горько признать, по второму варианту. Отсюда и щемление сердца. Вот если бы Россия вытеснила тюркский “элемент” из плодородных оазисов в пески пустынь Каракумы и Кызылкум, заменив его русскими переселенцами, — вот тогда ее приняли бы в семью европейских народов, а ее “подвиг” был бы признан “крестовым походом девятнадцатого века с его нравственными методами”. Но этого-то как раз и не было сделано! Вот почему ее назвали “варварской Азией”, которую тоже нужно вытеснить из Европы, а если можно, то и с белого света каким-нибудь более чистым, без всякой “примеси” арийским элементом. ”

Вызывает горькую улыбку ситуация, когда Запад, чей позитивный опыт в разрешении межнациональных конфликтах практически равен нулю, берётся кого-нибудь мирить, будь то в Боснии или в Палестине. Сценарий такого “примирения” всегда один: выбирается одна из сторон (сотрудничество с которой сулит бОльшую выгоду) и ей оказывается максимальная поддержка, сопротивление же противной стороны подавляется со всей возможной жестокостью. Побежденные же, затаив злобу и ненависть, ждут удобного случая (иногда веками), чтобы рассчитаться - и с победителями и с “примирителями”.

Так и хочется сказать после этого лорду — дорогой, сначала “исцелись сам”!

Ф.Нестеров писал: “В 1690 году англичане под предводительством Вильгельма Оранского нанесли поражение ирландским католикам, и с тех пор каждый год в день битвы проходят они сплоченными колоннами по улицам северо-ирландских городов, демонстрируя свою силу, волю к господству, бросая свое ликование и презрение в лицо сыновей, внуков, правнуков, праправнуков побежденных”.

Стоит ли удивляться, что ненависть побежденных пережила века. Еще большее недоумение вызывают попытки Запада поучать Россию, само существование которой является подтверждением существования принципиально иных методов проведения национальной политики.

Лорд Керзон писал: “ Россия бесспорно обладает замечательным даром добиваться верности и даже дружбы тех, кого она починила силой... Русский братается в полном смысле этого слова. Он совершенно свободен от того преднамеренного вида превосходства и мрачного высокомерия, который в бОльшей степени воспламеняет злобу, чем сама жестокость. Он не уклоняется от социального и семейного общения с чуждыми и низшими расами. Его непобедимая беззаботность делает для него легкой позицию невмешательства в чужие дела; и терпимость, с которой он смотрит на религиозные обряды, общественные обычаи и местные предрассудки своих азиатских собратьев, в меньшей степени итог дипломатического расчета, нежели плод врожденной беспечности. Замечательная черта русификации, проводимой в Средней Азии, состоит в том применении, которое находит завоеватель для своих бывших противников на поле боя. Я вспоминаю церемонию встречи царя в Баку, на которой присутствовали четыре хана из Мерва ... в русской военной форме. Это всего лишь случайная иллюстрация последовательно проводимой Россией линии, которая сама является лишь ответвлением от теории “объятий и поцелуев после хорошей трепки генерала Скобелева”. Ханы были посланы в Петербург, чтобы их поразить и восхитить, и были покрыты орденами и медалями, чтобы удовлетворить их тщеславие. По возвращении их восстановили на прежних местах, даже расширив старые полномочия ... Англичане никогда не были способны так использовать своих недавних врагов ”.

Все эти особенности русского национального бытия не следует объяснять “врожденной тягой к деспотии”, “дикостью и отсталостью”, как нас пытаются убедить с телеэкранов картавые дикторы. Все это - результат иного (по сравнению с Западом) исторического пути.

Эти-то русские этнические стереотипы и представляют угрозу для Романо-Германского суперэтноса, чем и объясняется его воинствующая русофобия. Они не понимают, что русские этнические стереотипы являются ценным вкладом в развитие всего человечества.

ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В ХХ ВЕКЕ

В конце Х1Х века Великороссийский суперэтнос проходил фазу пассионарного надлома. По мнению Л.Н. Гумилева, эта фаза представляет собою наибольшую опасность. С одной стороны, происходит резкое снижение уровня пассионарности (особенно в правящей элите), с другой стороны - еще не достигнута экономическая и политическая мощь, характерная для последующей (инерциальной) фазы. В этот период этнос становится особо уязвим для внешнего воздействия.

Давайте сейчас и рассмотрим эти факторы, оказавшие существенное влияние на ход русских событий недавнего прошлого:

НЕПРИЯТИЕ КАПИТАЛИЗМА

Еще Вернер Зомбарт в своих “Этюдах по истории духовного развития современного экономического человека” ставил вопрос: каким образом “до-капиталистический человек”, т.е. “естественный человек”, превратился в “капиталистического” ?

Ведь в Европе до ХVI-XVIII вв не наблюдалось особой страсти к накоплению капиталов. Не то, чтобы люди не желали иметь много денег, напротив они расходовали массу энергии на их добывание. Все дело было в том, как они их тратили.

Л.Н. Гумилев пишет: “ Сеньор, постоянно рискуя жизнью, получает много денег и тут же транжирит их на пышные охоты, пиры и прекрасных дам. Копить деньги незачем — все равно в ближайшей войне убьют, а если не в этой — то в следующей ... Крестьянин имеет столько земли, сколько ему нужно для прокорма себя и семьи. Ремесленник обладает здравым смыслом, чтобы не работать больше того, сколько необходимо для зарабатывания на веселое житье. Такие люди, если бы они увидели Рокфеллера, сочли бы его безумцем ”.

Накопление капиталов (“презренное ростовщичество”) было тогда уделом евреев, а позднее и ломбардцев (Италия несколько опережала по фазе развития прочие Европейские субэтносы). Если Вы читали роман “Три мушкетера”, то можете сравнить отношение к деньгам самих мушкетеров, кардинала Ришелье, с одной стороны, и кардинала Мазарини (опять итальянец!), с другой.

Следует признать, что капитализм был вызван к жизни наложением двух исторических процессов: вхождением Романо-Германского суперэтноса в инерциальную фазу (биологическая история) и общим уровнем развития человечества (“история творений человеческих рук и разума”).

На более ранних стадиях развития человечества, болезненная страсть к накоплению материальных благ (вообще характерная для инерциальной фазы) не переходила в капиталистические отношения, а выражалась в примитивном ростовщичестве и создании сокровищ (например в Персии, накануне вторжения войск Александра Македонского).

В России, где еще действовали стереотипы поведения, характерные для ранних фаз этнического развития, внедрение капиталистических отношений (сверху) встретило в народе крайнюю степень непонимания и неприятия. Интересно, что заимствование достижений науки и технических новинок такого неприятия не встречало. Навязанная игра по чуждым правилам поставила представителей Великороссийского суперэтноса в заведомо невыгодное положение. Реальных успехов в этой игре добивались только живущие в России иностранцы да представители некоторых обособленных субэтносов (например евреи). Россия (как незадолго до этого Османская Турция) при этом оказалась опутанной долговыми обязательствами перед Европой и в значительной степени утратила свою политическую независимость. Основная часть населения страны взирала на этот процесс с нарастающим раздражением.

МАРКСИЗМ

Попробуем разобраться, почему коммунистические идеи нашли свое реальное воплощение именно в России, ведь она явно не была лидером капиталистического развития. Есть свидетельства, что Маркс рассматривал свои теории вовсе не в прямом их смысле, а просто как сценарий глобальной провокации, как бомбы под весь существующий миропорядок. Но эти бомбы сработали только в России (бомба большой мощности) и в Германии (бомба малой мощности).

Надо сказать, что Германия несколько отставала по фазе этнического развития от остальной континентальной Европы. Она отстала в создании единого национального государства, опоздала к колониальному разделу мира, но зато сохранила при этом относительно более высокий уровень пассионарности (чем и объясняется ее повышенная активность в Х1Х-ХХ веках). Мессианские идеи построения “светлого будущего” нашли себе в этой пассионарной стране много последователей. Однако, хотя немецкое социал-демократическое движение и было очень мощным, реальная социалистическая революция в Германии (Гамбургские события) захлебнулась уже в самом начале. Тому было две основных причины. Во-первых, уровня пассионарности (достаточно высокого по меркам Европы) все же не хватило для слома существующей системы. Во-вторых, причиной поражения революции явилось то, что идеи интернационализма оказались совершенно чуждыми немцам, как впрочем и другим западноевропейским этносам. Немецкие социал-демократы (интернационалисты только в теории) последовательно выступали против включения иностранных рабочих в свои (немецкие) профсоюзы, активно поддерживали Кайзера в стремлении к колониальному переделу мира, и в дальнейшем привели к власти Гитлера, с его идеями национал-социализма.

России повезло гораздо меньше. Именно в России идеи интернационализма попали на благодатную почву, ибо полностью соответствовали русским базовым этническим стереотипам. Именно в России уровень пассионарности был достаточно высок для принятия и реализации этих “мессианских” идей. Принципы социального равенства с девизом “от каждого по способностям — каждому по труду” легко сочетались с привычной концепцией “Государева тягла и службы”. Коллективный труд тоже не мог встретить особого противодействия, ибо уже реально существовал в повседневной жизни сельских общин и рабочих артелей. Поэтому не стоит удивляться тому, что первая успешная социалистическая революция произошла именно в России.

ПЯТАЯ КОЛОННА

Л.Н.Гумилев утверждает, что в фазе пассионарного надлома нередки случаи, когда крупная антисистемная община, обладающая высоким уровнем пассионарности, перехватывает инициативу и начинает решать собственные проблемы за счет этноса-носителя. Образуется т.н. “этническая химера”. Такая община в России имелась. Речь идет конечно о евреях. Следует отметить, что евреи вообще выпадают из общего хода мировой этнической истории. Этот архаичный народ уже давно должен был растратить свою энергию и уйти в небытие, но тем не менее продолжает жить и здравствовать, сохраняя стабильно-высокий уровень пассионарности.

Секрет прост: евреям так хотелось дожить до прихода желанного Мессии, который все не приходил и не приходил, что пришлось им выработать механизм искусственного поддержания уровня своей пассионарности. Своего рода генетическое ноу-хау. Это то, что Г.П. Климов в своей Высшей Социологии назвал “ворованными генами”. У евреев, отсчет генетического родства традиционно ведется по женской линии. Еврейки издавна выходили замуж за ярко выраженных пассионариев (обычно стоящих у власти). Их-то дети и приносили в еврейство новые пассионарные гены.

Таким образом был найден механизм “вечной этнической жизни”. Но какой ценой? Можно сказать, что этот народ восстал против самого Господа Бога, а Господь наказал его за это, отняв способность любить и нести в мир добро. Генетики и дегенерологи утверждают, что пассионарность, как правило, связана с бионегативнотью, а длительная (на протяжении тысячелетий) инкорпорация пассионарных генов привела к рекордному накоплению у евреев отрицательного генофонда. Г.П. Климов вообще отказывает евреям в праве называться народом, предлагая рассматривать их как перманентную секту вырожденцев.

Но это теория. Фактом остается то, что евреев в царской России было несколько миллионов и положение, когда зона деятельности и проживания их была ограничена чертой оседлости, евреев не слишком устраивало. Теперь уже мало кто отрицает тот факт, что в партии большевиков (РСДРП(б)) и в партии левых эсеров (Социал-Революционеров) евреи и еврейские полукровки составляли подавляющее большинство.

РЕВОЛЮЦИЯ

Острое неприятие народом капиталистических ценностей и затянувшаяся кровопролитная война за чужие интересы (фактически французских банков Ротшильдов) серьезно расшатали устои Российской Империи. Накопившееся в народе раздражение искало выхода. Переход власти во время Февральской революции в руки прозападной (компрадорской) буржуазии - это раздражение только усилил. Инициативы и лозунги Временного Правительства (естественно про-западнические и про-капиталистические) отторгались обществом и армией. Острый дефицит пассионарной энергии в неспособной предложить разумную альтернативу и сильно метисизированной правящей элите, в сочетании с достаточно высоким уровнем пассионарности самого народа, сыграл с Великороссийским суперэтносом злую шутку.

В ситуации всеобщего разброда и шатания в центре возник вакуум власти. Единственной сплоченной и достаточно пассионарной силой в России оказалась в то время еврейская община, хорошо сплоченная талмудизмом и вооруженная идеями Маркса, которые по прихоти судьбы, так соответствовали базовым этническим стереотипам Великороссов. Причем, если русский народ воспринял эти идеи буквально, то еврейская община лишь использовала их для решения собственных проблем и устремлений. Не секрет, что первое правительство Ленина практически полностью состояло из евреев. Поэтому не приходится удивляться, что полученная власть немедленно была использована евреями для физического устранения экономической, политической и культурной элиты России, а также некоторых ее особо пассионарных субэтносов (например казаков). Евреям было срочно необходимо закрепить свое господство и отсечь возможных конкурентов.

Начавшееся противодействие (белое движение) вскоре захлебнулось, ибо имело глупость обратиться за прямой поддержкой к Антанте, тем самым вступив в противоречие с одним из базовых стереотипов, согласно которому любая внутренняя смута заведомо лучше иноземного вторжения. В результате Великороссийский суперэтнос фактически превратился в “этническую химеру”.

МЕЖДУ ДВУМЯ ВОЙНАМИ

Закрепившись у власти, новая (теперь уже еврейская) элита России вновь попыталась исполнить давние чаяния евреев о мировом господстве, но - пролетарские революции в Европе благополучно провалились, а попытка прорваться в Европу силой окончилась позорным фиаско еще в Польше. Стало необходимо срочно выработать новые методы экспансии, вот поэтому и создается вскоре Коминтерн, как базовая подрывная организация для работы за границей. В самой советизированной России ускоренными темпами и не считаясь с издержками проводится индустриализация, создаются современные армия, флот и военно-воздушные силы. Расход пассионарной энергии Великороссийского суперэтноса неоправданно высок, но евреям чужого естественно не жалко. Однако вскоре еврейская община начинает терять свою былую сплоченность и однородность. Появляются несколько претендующих на власть группировок. Грызня между ними усиливается. Сталин, желая сохранить личную власть, решает сделать ставку на русских. Всевозможные “старые большевики”, “ленинцы” и прочие “перманентные революционеры” попадают в ими же созданную мясорубку. Начавшаяся Великая Отечественная Война ускоряет это процесс. Снимаются запреты на русскую историю, Православную Церковь...

Создалась интересная ситуация: догматы Марксизма продолжают действовать, но уже как элемент чисто Российской истории, ибо значительно поредевшая в ходе сталинских чисток еврейская община постепенно утратила былое влияние.

ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ХХ ВЕКА

Массовый героизмом во время войны, совершенно уникальная переброска промышленности на восток, послевоенное восстановление народного хозяйства - ясно показали, что Великороссийский суперэтнос (несмотря на огромные потери в генофонде) отнюдь не утратил своей пассионарности и жизнеспособности. Новая генерация политической, военной, научной, технической и административной элиты постепенно становится уже преимущественно русской, что и обеспечило высокие темпы развития экономики, прорыв в космос, ядерный паритет, построение мировой системы социализма и т.д. Еврейская община, однако, сохранила при этом сильные позиции в т.н. “гуманитарном блоке” (искусство, средства массовой информации, система духовного воспитания нации), однако ее деятельность все же сильно ограничивал жесткий контроль.

Высокая эффективность плановой экономики (куда там Западу!), непрерывная цепь успехов, создают иллюзию скорого наступления “светлого будущего”, причем Никита Хрущев даже установил точные сроки построения коммунизма в СССР. Однако, Марксизм-Ленинизм еще не исчерпал всех своих неприятных сюрпризов. Ведь один из его основных догматов гласит: “Все люди рождаются хорошими и только неправильные социальные условия могут их испортить. Если же эти условия создать — то все будут не люди, а ангелы”. Вспомним хотя бы гонения на генетику. Это была вовсе не случайность, ибо генетика ясно дала понять, что все люди рождаются разными. Некоторые из них УЖЕ рождаются плохими и никаким воспитанием, повышением уровня жизни и культуры их не исправишь. Недоучет этого “пустяка” сказался довольно скоро.

Пассионарная элита, созданная в экстремальных условиях войны и послевоенного строительства, постепенно сходит с исторической сцены. Во власть с фатальной неизбежностью стали проникать субпассионарии, для которых идеи — пустой звук. Темпы развития экономики существенно замедляются, коммунистические лозунги стали превращаться в шаманские заклинания. Еврейская община (тоже новой генерации, обязанная своим возрождением знаменитому “дети за отцов не отвечают”), позабыв о былой страсти к коммунизму, вдруг стала ярым сторонником капитализма и “общечеловеческих ценностей”. Сначала исподволь, а потом уже все более открыто она начала внедрять в общественное сознание разрушительные субпассионарные установки. Не остался в стороне и Запад, с успехом применивший последние разработки идеологической войны. Иерархическая вертикаль власти (прекрасно работавшая в самые тяжкие времена) в условиях затянувшегося мира начала давать явные сбои. Разжиревших чиновников, избавленных от чисток, ротации кадров и прочих “прелестей” сталинских времен, явно начинала тяготить ситуация, когда Большую Власть нельзя было конвертировать в Большие Деньги.

Участь социализма в СССР и во всем советском блоке была предрешена. Начавшийся катаклизм не принес большой крови и это понятно, ибо он проводился непосредственно самой правящей элитой, сумевшей в его ходе обеспечить себе крупные капиталы. Единство Суперэтноса было нарушено, что тоже легко объяснимо - национальные элиты бывших Союзных Республик не собирались делиться награбленным с Москвой, а предпочитали грабить народ в своих удельных княжествах. Это строить - лучше вместе, а грабить удобнее самостоятельно.

Все достижения советского времени (передовая наука, образование, обороноспособность, социальные гарантии и т.п.) пошли прахом. Стали реальностью огромные государственные долги и, соответственно, частичная потеря государственной независимости. Как и следовало ожидать, сам Великороссийский суперэтнос в результате всей этой смуты ничего не выиграл. Около 70 % процентов бывшей общенародной собственности досталось евреям (при поддержке соплеменных им западных банкиров), 20 % досталось кавказцам (по праву грубой силы), а оставшиеся 10 % поделили между собой прочие представители бывшей советской номенклатуры.

Следует признать, что “капиталистического сознания” у русского народа как не было — так и поныне нет. Ничего не изменилось! Если раньше русские купчики спускали деньги на шикарных рысаков и цыган, то современные “новые русские” спускают их на последние модели Мерседесов и на див шоу бизнеса. Игра по “капиталистическим” правилам по-прежнему остается невыгодной для России. В такой ситуации не стоит рассчитывать на бурный экономический рост и повышение производительности труда. Этого не произойдет до тех пор, пока не будет предложена концепция развития, более соответствующая базовым стереотипам Великороссийского суперэтноса в текущей фазе его этнического развития.

ЭТНИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ВЕЛИКОРОССИЙСКОГО СУПЕРЭТНОСА

С учетом вышеизложенного, следует радоваться даже тому, что Россия вообще пережила ХХ век, не растратив всей энергии и не растеряв своих основных поведенческих доминант. Что же касается дальнейших перспектив, то они во многом зависят от того, как скоро Романо-Германский суперэтнос (Запад) окончательно войдет в неизбежный обскурационный кризис, начальные симптомы которого сейчас невозможно не заметить. По мере ослабления Запада и соответственно снижения возможностей его внешнего давления, Россия будет постепенно усиливаться. Имеется, правда, вполне реальная опасность того, что Запад попытается утащить за собой в могилу и все остальное человечество (угроза конечного тупика социальной эволюции на сегодняшний день довольно реальна). В любом случае, этнические стереотипы поведения, как заложенные при возникновении Великороссийского суперэтноса, так и приобретенные им ценой огромных жертв в ХХ веке, представляют огромную ценность. Их сознательное использование (после серьезного анализа всех допущенных ошибок и перекосов), может существенно повысить шансы на выживание всего человечества.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ