Григорий Климов. Имя мое Легион

Глава 20. Вторая жизнь

Очень часто сын становится
обнаженной тайной отца.

Фридрих Ницше

Генерал госбезопасности Борис Руднев, тайный государственный советник СССР, или, как теперь говорят, гехеймрат, сидел в своем служебном кабинете и листал папки с личными делами Миши Гейма-Данилова, бывшего собутыльника Васьки Сталина, и Женьки Южного, бывшего личного поваренка Васьки Сталина, которые когда-то работали в доме чудес.

Миша Гейм-Данилов, полуеврей, человек приятной наружности, который сильно заикался и у которого судорожно дергался рот. Дело мемзера Миши было тесно связано с делом любимого сына Сталина – Василия. И над этим делом поработало несколько лучших следователей и аналитиков 13-го отдела. В числе этих аналитиков-консультантов был и гроссмейстер Зарем Волков, человек-компьютер и шахматный чемпион по игре вслепую.

Под штемпелем “13-й отдел – Совершенно секретно” в папке был подробнейший анализ не только Миши Гейма-Данилова и его собутыльника Василия Сталина, но и всей семьи Сталина. И там было следующее:

1. “Семья Сталина-Джугашвили происходит от горских евреев Кавказа”. (См. книгу Ивана Крылова “Моя карьера в советском Генштабе”, Париж, 1951, как это цитируется в парижском журнале “Новый Прометей” за май 1951).

2. “Отец Като, то есть матери Сталина-Джугашвили, был евреем-старьевщиком в горах Кутаиси”. (См. книгу И. Рагуза “Жизнь Сталина”, стр.14, изд. Файард, Париж, 1938).

3. В книге “Мемуары” Максима Литвинова (Финкельштейн) сообщается, что вторая жена Сталина, Надежда Аллилуева, была лесбиянкой и покончила самоубийством на почве лесбийской любви к еврейке Зое Мосиной, которую Сталин загнал в Сибирь. В “Мемуарах” Литвинова этой лесбо-еврейке Зое Мосиной посвящается больше места, чем Рузвельту и всем остальным государственным деятелям, с которыми Литвинов встречался. (См. книгу “Мемуары” Максима Литвинова, стр.169-170, изд. Морроу, Нью-Йорк, 1953, с предисловием английского профессора истории Эдварда Карра и введением генерала Беделла Смита, американского посла в Москве и затем начальника американской разведки Си-ай-эй).

Эта информация повторяется в книге профессора Бертрама Вольфа “Странные коммунисты, которых я знал” (стр.216-217), Нью-Йорк, 1965. Бертрам Вольф, еврей-троцкист, был начальником отдела идеологических советников в госдепартаменте и “Голосе Америки”, получил ученую степень почетного доктора советоведения, научный сотрудник Гуверовского института по изучению войны, революции и мира при Станфордском университете в Калифорнии, где и написана данная книга. Научным сотрудником Гуверовского института является также профессор Александр Даллин, еврей, сын известного меньшевика, б. сотрудник Гарвардского проекта (см. дело Г-69), которым руководил профессор Натан Лейтес и который базировался на “комплексе латентной педерастии товарища Ленина”. На книге профессора Вольфа “Странные коммунисты, которых я знал” стоит такое посвящение: “Любовно посвящается самым странным из них”. О Гуверовском институте по изучению войны, революции и мира можно сказать одно: посадили козлов охранять капусту.

4. Принципиальным источником информации для предыдущих пунктов 1, 2 и 3 является бывший советский дипломат Г. 3. Беседовский, еврей, из левых эсеров, сбежавший из советского посольства в Париже в 1929 году. В своей книге “На путях к Термидору”, том 2, Париж, 1931, Беседовский пишет, что его отец и несколько двоюродных братьев и сестер покончили самоубийством на почве психических болезней, что сам он болен тяжелой формой наследственной неврастении, что его жена и сын тоже душевнобольные (стр.106, 116, 120, 276 и 278).

Очень характерно, что именно Беседовский, сам еврей и потомственный психопат, говорит об еврейском происхождении семьи Сталина, и что жена Сталина, Надежда Аллилуева, была лесбиянкой и лесбиянила с лесбоеврейкой Зоей Мосиной. Такие вещи знают именно такие люди.

5. Известный американский ведун по советским делам Исаак Дон Левин, еврей, считает, что в молодости Сталин в дополнение к своей революционной работе, во-первых, был шпиком царской охранки и, во-вторых, занимался педерастией. (См. книгу Исаака Дон Левина “Великий секрет Сталина”, стр.40, изд. Ковард-Маккан, Нью-Йорк, 1956).

Генерал госбезопасности Руднев сидел и листал дело дальше. Следом специалисты 13-го отдела давали экстракт из показаний дочери Сталина от Надежды Аллилуевой, Светланы Сталиной-Аллилуевой, которые она, сбежав в Америку, опубликовала в своих книгах “20 писем к другу” и “Только один год”.

Если такие люди, как Сталин и Аллилуева, женятся, то дети у них, как правило, получаются ненормальные, дефективные, и эти дефекты прячутся в голове и в штанах. Потому-то Ленин и Гитлер предпочли остаться бездетными. А Светлана Сталина сообщала о своей семье следующее.

Старший сын Сталина от первого брака – Яков. Первый брак Якова вскоре окончился разводом, дочь от этого брака вскоре умерла, а Яков в результате этого пытался покончить самоубийством. По этому поводу папа Сталин с досадой сказал, что этот дурак даже застрелиться не умеет. Второй раз Яков женился на еврейке Юлии. В конце концов Яков покончил самоубийством в немецком концлагере.

Второй сын Сталина от второго брака на Надежде Аллилуевой – Василий. Был женат на полуеврейке, дочери Молотова и мадам Жемчужиной-Перлеман. Тяжелый психопат и алкоголик. Умер в результате самоотравления алкоголем, тоже своего рода самоубийство, комплекс саморазрушения.

Любимая дочь Сталина – Светлана. Ее первой любовью был еврей Люся Каплер. Но папа Сталин усмотрел в этом сионский заговор и загнал этого женишка в Сибирь. Позже Светлана вышла замуж на еврея Григория Морозова, отец которого был крупным работником НКВД. Затем развод. Следующий брак – и опять развод. Судя по своим собственным описаниям, Светлана была совершенной психопаткой, страдала депрессиями и носилась с мыслью о самоубийстве, всю жизнь находилась под наблюдением психиатров, отличалась какой-то необычной сексуальностью.

В возрасте 40 лет Светлана влюбляется в 57-летнего индуса Сингха, человека женатого, неразведенного и умирающего, сына богатого раджи и профессионального коммуниста, который был женат на австрийской еврейке. И даже у индуса – опять еврейка! Так, словно у евреек под юбкой какая-то тайна, этакий цимис.

Когда Сингх умер, Светлана засунула кремированный прах своего возлюбленного в сумку и носилась с этой сумкой по Москве как дура с писаной торбой. Но она оказалась вовсе не такая дура: под предлогом похорон Сингха она поехала с этой торбой в Индию – и сбежала из СССР, побросав в Москве всех своих мужей и детей.

Все это сообщала сама Светлана. А аналитики 13-го отдела принимались анализировать. Почему это всех трех детей Сталина в браках так неудержимо тянет к евреям? Ведь евреи чуждаются гоев – и гои отвечают им тем же самым. А тут вдруг наоборот! Почему? Обычно это получается у людей, которые знают, что со стороны отца или матери в их жилах уже есть примесь еврейской крови. Вот в браках их и тянет назад к евреям – голос крови.

На папу Сталина уже есть данные, что он был еврейско-грузинской полукровкой, мемзером. Потому-то, как пишет в своих мемуарах Светлана, Сталин “не любил грузин и называл их дураками”. Конечно, ведь грузины для него – это гои. Ну а как же насчет мамы?

О своей матери, Надежде Аллилуевой, Светлана пишет, что она была “очень смешанной национальности”, что мать Надежды была полунемкой и четвертьгрузинкой, а прабабка Надежды по отцу была цыганка.

Но каждый опытный еврей, вроде Беседовского, в таких условиях скажет: “Знаем мы эти фигли-мигли. Вероятнее всего мать Надежды была немецкой полуеврейкой и грузинской четвертьеврейкой, а ее прабабка по отцу была не цыганка, а просто еврейка. То есть, если все сложить, то мать на 3/4 еврейка, отец на 1/4 еврей, а продукт этого сложного брака Надежда – 3/4+1/4=1 – получается как бы чистокровной еврейкой. Папа Сталин был еврейским мемзером. И жену он себе такую же подыскал – тоже мемзериху. В результате если подсчитать, то у детей Сталина в жилах еврейской крови больше, чем какой другой. Вот потому-то всех трех детей Сталина в браках так загадочно тянет к евреям”.

Затем Светлана довольно подробно описывает семью своей матери Надежды Аллилуевой: отец Сергей Аллилуев, псих и профессиональный революционер, его жена Ольга, тоже психопатка, и их дети – Федор, Анна, Павел и Надежда, вторая и любимая жена Сталина.

Федор Аллилуев сошел с ума во время гражданской войны. Светлана пишет о своем дяде так: “Неопрятный, неаккуратно евший за столом – типичное поведение душевнобольного”.

Анна Аллилуева, тетка Светланы, тоже была душевнобольной, страдала шизофренией, была замужем за Станиславом Реденсом, начальником московского НКВД, которого расстреляли во время Великой Чистки. А тете Анне папа Сталин дал 10 лет Сибири, где она окончательно сошла с ума.

Павел Аллилуев, второй дядя Светланы, умер во время Великой Чистки, как говорится, при невыясненных обстоятельствах. Его вдова Евгения затем вышла замуж за еврея. Но в 1948 году Евгению и ее мужа-еврея арестовали. Оказывается, папа Сталин выяснил “невыясненные обстоятельства” и дал Евгении 10 лет за... отравление ее первого мужа – Павла Аллилуева! Ну и семейка! Чистый сумасшедший дом!

Затем идет Надежда Аллилуева, любимая жена Сталина и мать Светланы. Психопатка, которая покончила самоубийством на почве якобы лесбийской любви к лесбоеврейке Зое Мосиной, которую папа Сталин загнал в Сибирь. Заодно папа Сталин загнал в Сибирь и обоих родителей своей любимой жены. Итак, папа Сталин уничтожил под корень все семейство своей любимой жены.

Светлана Сталина-Аллилуева описывает также семью первой, нелюбимой жены Сталина, Екатерины Сванидзе, которая умерла в молодости. У этой Екатерины был брат Александр, женатый на еврейке Марии Анисимовне Корона, из испанских евреев. В 1937 году обоих арестовали. Александр Сванидзе был расстрелян в 1942 году, а его еврейская жена умерла в ссылке. Сестра Александра Сванидзе, Марико, тоже была арестована и погибла в тюрьме. Брат еврейки Марии Корона тоже был ликвидирован в 1937 году.

Итак, Сталин уничтожил под самый корень также и всю семью своей первой жены, от которой у него был нелюбимый сын Яков, такой дурак, что даже застрелиться не умел.

У Александра Сванидэе и его еврейской жены Корона был сын-мемзер Джоник, то есть Иван Александрович Сванидзе, который страдал наследственной неврастенией. Он тоже был в ссылке, как РВН – родственник врагов народа, но как-то выжил. “Нервы его... часто не выдерживают, – пишет Светлана. – Для близких он трудный, тяжелый человек”. А папа Сталин таких просто уничтожал. Ведь он сам был таким же дегенератом, как вся его семейка, и все это прекрасно знал.

Тайный государственный советник СССР, гехеймрат и генерал госбезопасности Борис Руднев устало откинулся в кресле и закурил свою трубку. Вот он в действии, первый закон марксизма – о единстве и борьбе противоположностей как двигателей исторического процесса. Ведь коммунист Карл Маркс просто перефразировал старую формулу средневековых сатанистов – “В дьяволе – бог!” Сознавали ли это родичи Сталина, когда их тащили в подвалы НКВД и пускали им пулю в затылок? По приказу того же Сталина.

Но этот же самый процесс происходил во всероссийском масштабе. Истеричный полуеврей Керенский открыл двери маниакальному полуеврею Ленину. Затем Ленин сожрал Керенского. По полуеврею Ленину стреляла полусумасшедшая еврейка Дора Каплан. А потом объявили красный террор и расстреливали русских заложников. Начальника петроградского ЧК еврея-садиста Урицкого застрелил еврей-мазохист Каннегиссер. А потом опять объявили красный террор и расстреливали белых заложников. Убийством еврея-нигилиста Троцкого в Мексике руководил еврей-чекист Леонид Этанген, которого потом тоже загнали в Сибирь.

– До Сталина в России было около 7 миллионов евреев. А после Сталина в СССР осталось только около 2 миллионов евреев? Да евреи, дорвавшись до власти, в борьбе за эту власть просто-напросто перестреляли друг дружку. Точно так же, как еврейский мемзер Сталин перестрелял или загнал в Сибирь всех своих еврейских родичей.

В этом-то и философская суть древней еврейской легенды о Големе, которого мудрый раввин Иуда Леви из Праги создал для защиты евреев, но который потом почему-то поворачивается против самих же евреев.

Говорят, что сатана обещает власть, славу и богатство, но частенько расплачивается разбитыми черепками. А чертоискатель Бердяев, женившись на еврейке, все время бормочет о союзе сатаны и антихриста. Да, вот потому-то товарищ антихрист частенько оказывается у разбитого корыта.

Так говорит диалектическое христианство, которое нужно знать, чтобы понять, что творится в мире, чтобы быть тайным государственным советником новой молодой России.

Генерал Руднев листал дальше показания Светланы Сталиной-Аллилуевой. Ближайшими подругами ее матери Надежды Аллилуевой были: жена наркоминдела Молотова – еврейка Полина Молотова-Перлеман, жена наркома А. А. Андреева – еврейка Дора Моисеевна Хазан, еврейка Мария Каганович и жена наркома Ворошилова – тоже еврейка Екатерина Давидовна. Это не считая лесбоеврейки Зои Мосиной, из-за которой жена Сталина якобы покончила самоубийством.

Затем Светлана пишет о своих ближайших подругах: полукровка Берта, отцом которой был американский негр-коммунист, а мать – еврейка. Следующая подруга, Марина, замужем за евреем Натаном и отсидела 17 лет в Сибири, куда ее загнал папа Сталин. Потом Марта Лазаревна, Фанни Невская и так далее прочее в том же духе. Все это евреи или люди в смешанных браках с евреями или продукты этих браков, мемзеры и так далее.

Но теперь, после дома чудес, бывший Фома Неверный, а теперь генерал госбезопасности Борис Руднев уже знал, что это такое. Ему вспомнилась очаровательная Нина фон Миллер, которая выдавала себя за дворянку. А оказалась не дворянка, а лесбиянка. А как тщательно Нина скрывала, что она полуеврейка-мемзериха. И ее лучшая подружка Лиза Чернова: изо всех невозможно-возможных возможностей – ты всех невозможней – и всех милей! Тоже полуеврейка и полулесбиянка, двуполая. А как хорошо все это маскировалось! Ведь он знал их годами – и ничего этого не видел.

Генерал нахмурился, вспоминая эти годы, которые он провел в ослиной шкуре... Ученические годы Вильгельма Мейстера... А перед его глазами маршировали чудики из дома чудес и недоделки из Недоделкино. Парт-Мефистофель Сося, комиссар дома чудес, помесь еврея-выкреста и мамы-караимки, который вместо своей жены употреблял своего секретаря Котика и своего приемного сына Жоржика...

...Немножко еврейка Фимочка, у которой было два косоглазых мужа, которые натягивали друг дружку... Бывшая еврейка Ирина Забубенная, седьмая жена потомка Чингисхана, баронесса-поэтесса, которая делала своего сына, цыганского барона, не от мужа, а от целой кучи хахалей...

...Еврейский байстрюк Остап Остапович, сын Остапа Бендера, который женился на вдове с тремя детьми от трех предшествующих мужей... Полуеврейка и полусумасшедшая Диана-Фуфочка – и ее бедный муж, добряк Мушер... Полуеврей Кукарача, грешный святой, жена которого делает детей при помощи соседей...

Впрочем, ничего особенного в этом нет, ведь все это уже есть в Библии, в Старом завете, например, история Иакова, Рахили и Лии (Бытие, гл. 30). Знаменитый царь Давид по Библии был педерастом и натягивал царевича Ионафана (Вторая книга Царств, 1:26). А сын педрика Давида, мудрый царь Соломон, был полукровкой от матери-хоттеянки Вирсавии.

“Что такое евреи? – думал генерал советской инквизиции. – Ведь большинство из них – это просто помесь дегенератов изо всех тех стран, где евреи болтались четыре тысячи лет... Безродные космополиты... Марсиане... Там, где есть миллион евреев, рядом будет миллион этих марсиан. А из этих марсиан получаются такие мемзеры, как Керенский, Ленин и Сталин. А с другой стороны, и такие мемзеры, как Гитлер, Гиммлер, Гейдрих и Адольф Эйхман. Как те марсиане, которые пытаются захватить мир. Евреи взвалили себе на плечи грехи всего мира, а потом жалуются на антисемитизм.

А хваленая еврейская интеллигентность? Да ведь это просто ворованные гены. Гены, наворованные при помощи смешанных браков с дегенеративной интеллигенцией из окружающей среды. Ведь евреи - это, собственно, арабское племя. Почему же тогда еврейская интеллигенция в России физически более походит не на арабов, а на русских, во Франции – на французов, а в Америке – на американцев? А на кого больше похож Альберт Эйнштейн – на араба или на немца? Почему?”

Видите, какие странные и тайные вещи нужно знать, чтобы быть гехеймратом, тайным государственным советником новой России. Той молодой России, о которой великий провидец Достоевский говорил, что после кровавой купели революции она сама спасется и весь мир спасет, да еще и скажет старому миру свое новое слово.

Тем временем гехеймрат Борис Руднев смотрел на лежащую перед ним папку с делом Миши Гейма-Данилова, который когда-то был личным собутыльником Васьки Сталина, а потом служил в доме чудес в качестве исторического экспоната. Полуеврей, человек приятной наружности, заика, у которого все время судорожно дергается рот, словно он что-то сосет и силится проглотить, но не может. Ведь каждого грешника наказывают так, как он грешит.

“Знаем, что вы там друг у дружки сосете, – подумал гехеймрат. – Ох, беда с этими детьми великих людей. Впрочем, не только Сталин, но и Иван Грозный тоже был такой: “И тут же, гордяся своею красой, с девичьей улыбкой, со змеиной душой, любимец звонит Иоаннов, отверженный Богом Басманов”. Но и Александр Македонский был тоже не лучше, и Цезарь, и Ганнибал, и Ричард Львиное Сердце, и Фридрих Великий, и Наполеон... Вот он, князь мира сего, имя которому легион...”

Генерал госбезопасности СССР закрыл дело бывшего собутыльника Васьки Сталина и поставил на папке большой красный штемпель “Агасфер”.

Потом генерал взял дело второго собутыльника Васьки Сталина, Женьки Южного. Рыжий типчик, который когда-то был у сына Сталина личным поваренком, а затем работал в доме чудес, где днем он варил обеды, а по ночам - самогон. Когда этот поваренок перепивался, он лез к мужчинам целоваться, да так – взасос и с языком, что его за это несколько раз били по морде.

Но вот уже несколько лет, как Женька Южный женился на пожилой вдове с восемью детьми и, чтобы прокормить эту ораву, работает чернорабочим и очень гордится своей большой семьей. Дети его очень любят, вдова тоже, а Женька иногда варит свой самогон – и тоже вполне счастлив. У этого простого мужичка здравого смысла оказалось больше, чем у многих интеллигентов.

Чтобы замолить свои грехи, не обязательно бить себе лоб в церкви или в монастыре. К Господу Богу есть и другие пути. Для бедной вдовы и восьми сирот Женька Южный оказался лучшим отцом, чем их родной отец. Забавно, что Женька - рыжий, а у Сталина мамаша рыжая и дочка тоже рыжая. Но людей судят не за то, какими они родились, а по их делам.

Генерал советской инквизиции закрыл дело второго собутыльника Васьки Сталина и поставил на папке синий штемпель “Дело прекращено – сдать в архив”. Потом он взял ручку и приписал: “А насчет самогона его не беспокоить. Кто из нас без греха?” Так бывший грешник Женька Южный попал в категорию праведников.

Заработали колесики 13-го отдела, и Мишка Гейм-Данилов очутился на конвейере спецпроекта “Агасфер”. Поехал он на родину предков, в Израиль, но только один Агасфер знает, почему он застрял в Вене. Там он вскоре женился на китаянке, то есть на еврейке из Китая, которая почему-то немножко смахивала на китаянку. Затем у них появилась прелестная косоглазая дочурка. После этого богатые американские дядюшки, которые были бездетными, простили Мише, что он не еврей, а только полуеврей, и помогли ему открыть в Вене маленький мануфактурный магазинчик. Сидит мемзер Миша за кассой и вздыхает:

– Вы не д-д-думайте, что я к-к-капиталист. Я когда-то с самим Васькой Сталиным в-в-водку п-п-пил...

А второй собутыльник Васьки Сталина строит социализм в СССР, растит там здоровеньких ребятишек, попивает свой самогон и хвастается, что у него на этот самогон есть патент, какая-то специальная охранная грамота. Да такая грамота, что участковый милиционер ему даже честь отдает.

* * *

В западной прессе писали, что в СССР изобрели какое-то тайное квантовое оружие, основанное на каких-то совершенно новых принципах. Специалисты уверяли, что это квантовое оружие такое страшное, что о нем даже страшно говорить. Что-то вроде лучей смерти.

Откровенно говоря, хотя оружие это было и тайное, но ничего особенно нового там не было. И Запад уже давно применял это оружие против России. Потому западные специалисты и помалкивали. Нового в этом было только то, что теперь маршал госбезопасности СССР Максим Руднев повернул это оружие против Запада.

Квантовое оружие не было лучами смерти. Однако вместо снарядов там употребляли живые трупы. Просто перекачивали трупный яд дегенерации с Востока на Запад.

В порядке такого квантового оружия следующим номером на Запад зафугасили падшего троцкистского ангела Адама Абрамовича Баламута и его жену Еву, бесплодную смоковницу. Тех самых Баламутов, которые баламутили людей по радио “Свобода”.

Долгие годы Адам и Ева чирикали по радио, какая у них райская жизнь в СССР. А теперь им даже спасибо не сказали – и пустили по конвейеру спецпроекта “Агасфер”. Правда, Адаму бесплатно вырезали социалистический геморрой, который он нажил себе на радио “Свобода”.

Адаму и Еве выдали их старые американские паспорта, которые хранились в 13-м отделе КГБ, пришлепнули туда новую израильскую визу и отправили их в Израиль.

Но почему-то Адам и Ева оказались не в Израиле, а в Америке. Видно, недаром этот спецпроект назывался “Агасфер”, то есть “Вечный Жид”. И, видно, недаром говорят, что сионист – это еврей, который вымогает деньги у второго еврея, чтобы загнать третьего еврея в Израиль.

Так или иначе, Адам и Ева Баламут опять стали евриканцами. Когда-то они были красненькие. А теперь они были старые и седые. Но от этого они не поумнели. И вскоре бывший троцкист Адам Абрамович уже работал на антисоветской радиостанции “Освобождение”, где трогательно объединились жертвы марксизма и маккартизма, и где крестным отцом был Гарвардский проект, базировавшийся на комплексе латентной полупедерастии полуеврея Ленина.

А люди смотрели на все это и качали головами:

– Ох, опять этот Баламут людей баламутит. Он не может жить без перманентной революции. Ведь это не троцкист, а анархист.

– Не анархист, а антихрист, – говорили другие.

Вместе с возрастом у радиомессии Адама прогрессировала и его мания преследования. И вскоре он даже Еву стал подозревать, что она хочет его отравить. Но это вполне естественно, ведь мессианизм, то есть мания величия, - это родная сестра мании преследования.

Вслед за падшим ангелом Адамом на конвейер “Агасфера” попал и его архангел – политсоветник Давид Чумкин. Поскольку в Израиле требуется квалифицированная рабочая сила, Чумкину-большевику выдали его старую справку из сибирского лагеря, что он дослужился там до каменщика 5-го разряда. А его отцу, Чумкину-меньшевику, выдали справку каменщика 4-го разряда.

В Москве оба они были заядлыми сионистами. Но таких сионистов в Сион, то есть в Израиль, палкой не загонишь. Поэтому, вместо того чтобы строить Израиль, эти каменщики очутились в Нью-Йорке, где их, как советских диссидентов, моментально пристроили на радио “Освобождение”. Работа знакомая – просто мутить всяких психов, которым всегда не хватает свободы.

Вскоре у Давида-большевика появились буржуазные замашки. Он решил заняться спортом и кататься на лошади по Центральному парку. Но этому мешало одно маленькое обстоятельство. У Давида, так же как и у Адама, был геморрой. Одни говорили, что это от сидячей работы. А другие говорили, что это за грехи молодости.

Чего уж там стесняться в наше грешное время. Ведь даже сам библейский царь Давид в молодости занимался педерастией. Посмотрите в Библию, Вторая книга Царств, 1:26.

Так или иначе, Давид Чумкин решил вырезать свой геморрой и лег на операцию. Сделали ему первый укол наркоза – не действует. Сделали второй – он заснул и больше не проснулся. Врачи поставили диагноз, что у него была какая-то редкостная форма аллергии, какая-то гнилая кровь. В общем, Давид-большевик окочурился.

А его отец, Моисей-меньшевик, старый бундист и бомбист, которого на старости лет разбомбил паралич, катался в кресле с колесиками по Бродвею и кричал, что его сына нарочно притравили, что это заговор врачей-отравителей, и что он это дело так не оставит, и что он будет судиться с дядей Сэмом.

Представляете, какой был бы вой и визг на весь мир, если бы это произошло в Москве? Как это было в случае диссидента Галанскова. Вот потому-то этих психов и сплавляли подальше.

Когда падший ангел Адам Баламут узнал, что его возлюбленного архангела Давида отравили доктора, он загрустил так же, как библейский царь Давид при известии о смерти своего возлюбленного Ионафана, любовь которого, как говорит Библия, была куда слаще, чем любовь женщины. И от всего этого бедный Адам так расстроился, что взял и сам отравился.

Адам сделал так же, как знаменитый миллионер Савва Морозов, который финансировал Ленина. Классический пример комплекса саморазрушения. Потом, опасаясь, что он сойдет с ума раньше, чем Ленин перестреляет всех миллионеров, Савва Морозов взял и сам застрелился – 13-го числа.

И добрейший Адам тоже покончил свои счеты с жизнью 13-го числа. Это любят делать всякие дегене... извиняюсь, легионеры. Как тайный знак для своих собратьев.

В “Новом слове” появились траурные объявления, где радио “Освобождение” печально сообщало, что вечный диссидент Адам Баламут, видный представитель 3-й евмиграции из СССР, сгорел на работе от переутомления в борьбе за свободу и права человека.

А виноваты во всем этом были сионские мудрецы из Гарвардского проекта, которые базировали американскую псих-воину на комплексе латентной полупедерастии полуеврея Ленина. Но это прекрасно знали и советские мудрецы из мозгового треста профессора Руднева и 13-го отдела КГБ.

Ведь фрейдисты недаром говорят, что гомосексуальность, частенько связанная с садизмом и мазохизмом, из чего получаются комплексы разрушения и саморазрушения, – это корень всякой агрессии и агрессивности, начиная от самой простой драчки мужа с женой и кончая всемирными войнами и революциями.

Вот такими-то перманентными революционерами были ангелоподобный добряк-мазохист Адам и его архангел-садист Давид. Как говорил чертоискатель Бердяев: доброе зло и злое добро. Видите, как все это просто?

* * *

У блудницы Магдалины, секретарши Адама Баламута, лицо было как у ангела, а фигура – как у знатной колхозницы. Но, кроме того, у нее была еще железная воля. Поэтому она решила изменить себе фигуру и для похудения принялась пить уксус. И пила его целыми ведрами.

В результате она действительно переменилась. Стала худая, как доска. Руки и ноги как палки. А лицо такое бледное и прозрачное, как будто она загорала при луне. Получилась какая-то астральная красавица – вроде Аэлиты.

Но за эту модернизацию бедная Магдалина заплатила испорченным желудком. Она была вечно голодная и постоянно искала чего бы поесть. Но как только она ела, ее моментально выворачивало наизнанку, и она опять щелкала зубами от голода.

Как раз в это время специалисты 13-го отдела, занимавшиеся санитарно-политической профилактикой, дошли до Магдалины и задумались. Ведь теперь она идеальная красавица американского типа. Ростом больше шести футов и тощая, как модель с Пятой авеню. Да еще лесбиянка и нимфоманка. Такими Аэлитами на ветер не бросаются.

Поэтому Магдалину решили женить и стали подыскивать ей подходящего женишка. Прежде всего, ее включили в список можно-герлс КГБ. Этих можно-герлс подсовывали всяким иностранным слухачам, нюхачам и стукачам. А особенно тем операторам, которые оперировали в Москве с операцией “Черный крест”.

Это были, как правило, гомо американус-евриканус, всякие шмоки из американской разведки, которые маскировались под журналистов и вынюхивали в Москве всяких гомо совьетикус, таких же шмоков, как они сами. Но особенно они интересовались самосадами.

Но это не табак-самосад. Это люди, которые сами себя садят. Куда садят? Ну, туда, где сидят, – в тюрьмы и концлагеря. С точки зрения психологии – это мазохисты с фрейдовскими комплексами вины и саморазрушения, своего рода коллекционеры несчастий. А причиной этому является обычно гомосексуальность пассивного, то есть женского, типа. Это такие гомо совьетикус, как потомок Чингисхана и его проблематичный сын – цыганский барон Люся Шелапутин.

К сожалению, мазохизм частенько бывает компонентом святости, и тогда трудно разобрать, где грешный святой и где святой грешник, где доброе зло и где злое добро. Потому-то философы и говорят, что дьявол любит прятаться за самые лучшие проявления человеческого духа, доводя их до абсурда, до экстремы. Потому-то в писании и написано, что дьявол любит изображать из себя ангела света.

Для примера возьмем дело поэтика-диссидентика Есенина-Вольпина. С точки зрения операторов “Черного креста”. Архивы говорят, что его отец, знаменитый поэт Сергей Есенин, призывавший “молиться Богу матерщиной”, помимо пьянства немножко педерастил с крестьянским поэтом Клюевым. Потом Есенин покончил самоубийством, а Клюева подмели во время Великой Чистки. Но между пьянством и педерастией Есенин сделал какой-то еврейке байстрючонка. В результате получился полуеврей Есенин-Вольпин, который пошел по стопам папы и пишет такие стихи: “И я до смерти напьюсь – и застрелюсь”.

Операторы “Черного креста” довольно потирают руки и зачисляют такого психа с комплексом саморазрушения в категорию самосадов. Затем они начинают его обрабатывать так, чтобы он психовал побольше, называя это борьбой за свободу и права человека в СССР. А когда этого полушмока и самосада сажают в дурдом, американские шмоки поднимают в прессе вой на весь мир. Потому-то психологическую войну и называют войной психов.

Для операторов “Черного креста” таким же самосадам был и знаменитый писатель и нобелевский диссидент Солженицын. Ведь его отец был евреем-выкрестом и покончил самоубийством, когда Солженицын был еще в утробе своей матери-шиксы. А это симптом очень характерный. Ведь у лучшего американского писателя и нобелевского лауреата Хемингуэя отец тоже покончил самоубийством. Сам Хемингуэй немножко сидел в дурдоме, то есть в психбольнице, а потом тоже покончил самоубийством. И даже его сестра Урсула тоже покончила самоубийством. Дело в том, что эти штучки передаются по наследству как генетический капитал, как судьба, как карма.

В концлагерь мемзер Солженицын попал за то, что в 1945 году послал по военной почте письмо с критикой мемзера Сталина. Но тогда на каждом конверте стоял штемпель “Проверено военной цензурой”. Чтобы в таких условиях посылать такое письмо, нужно быть самосадом, заключают операторы “Черного креста” и включают Солженицына в список самасадов.

Первая жена Солженицына полуеврейка, а вторая чистокровная еврейка. А это значит, что в душе он из “наших”, безродный космополит, марсианин. Значит, ищи манию величия и ее сестру – манию преследования – и играй на этом, как на пианино. Так из Солженицына сделали агента американской психвойны и вопили в международной прессе, что он солнце жизни, соль земли, совесть русского народа и даже душа человечества.

А операторы из “Черного креста” называли его Сол Женицкер. Сол – это обычное сокращение имени Соломон. А Женицкер – это женилка, шмок, потц. Это чтобы он не забывал, что он только полукровка, мемзер. Кроме того, поскольку он не от еврейской мамы, а от гойки, шиксы, то вообще нет никакой гарантии, кто он такой.

Чтобы лучше следить за этими операторами, 13-й отдел окружал их специальными можно-герлс. Как правило, эти операторы были членами тайных обществ, где сатана снюхивается с антихристом. А поскольку товарищ сатана прячется в голове и в штанах человека, то у всех этих операторов в голове и штанах был маленький беспорядок. Потому и можно-герлс для них были не простые, а специальные, мастерицы на все случаи жизни. В общем, такие ведьмы, лесбиянки и нимфоманки, как блудница Магдалина.

Иногда этим можно-герлс даже разрешали выходить замуж за своих поднадзорных и уезжать за границу. Тогда они попадали в категорию “русских жен”, о которых в 13-м отделе всегда говорили с двусмысленной усмешкой.

Вот по этому-то конвейеру и пустили блудницу Магдалину. Ей поручили обработать Сола Фишера, оператора “Черного креста”, который обрабатывал Сола Женицкера. Это был евриканец и агент Си-ай-эй, который маскировался под корреспондента.

Мистер Фишер – старый холостяк, маленький, сухонький и серенький, как мышка, – встречался со своими контрагентами-диссидентами главным образом на катке, как будто случайно. Но кататься на коньках он не умел и все время падал. А Магдалина ехала следом за ним, брала его за шиворот, встряхивала, как кошка мышонка, и ставила на ноги. Такой активный подход очень понравился Фишеру, который в душе был гомо пассивного типа. Вскоре он так влюбился в мужиковатую Магдалину, что они поженились. Так охотник за советскими самосадами сам стал самосадом и посадил себя на цепь 13-го отдела КГБ.

Вскоре самосада Фишера объявили персоной нон грата, то есть нежелательным элементом, и выставили за границу. А вместе с ним и его жену, шиксу Магдалину. Так, сама того не зная, Магдалина попала на конвейер спецпроекта “Агасфер” по категории “русских жен”.

Если вы присмотритесь к этим женам чуточку повнимательнее, то вы увидите, что все это “жены” в кавычках: браки фиктивные, а жены дефективные. Но и мужья тоже не лучше. Знаете, по формуле муж-баба и жена-мужик.

Все криминалисты знают, что среди собак-ищеек у сучек нюх гораздо лучше, чем у кобелей. Исходя из этого, американская разведка, как правило, подбирала своих московских агентов – нюхачей, слухачей и стукачей – тоже из сучек, то есть гомо женского или пассивного типа. А 13-й отдел, чтобы сбить этих сучек со следа, науськивал на них своих женщин-кобелей. Таких, как нимфоманка Магдалина.

Если кто интересуется похождениями блудницы Магдалины более подробно, то об этом можно почитать в нью-йоркском “Новом журнале”, где доживают свой век эсеры, троцкисты, бундисты и прочие бомбисты. Теперь шикса Магдалина печатает там свои мемуары под псевдонимом Жар-Птица.

Но больше всего жару эта Жар-Птица дает своему бедному мужу-самосаду, изменяя ему направо и налево, спереди и сзади, и с мужчинами и с женщинами, со всеми кому только не лень. Однако, говорят, что ее муж - святой человек и не обращает на это ни малейшего внимания. Вот и разбери там, где грешный святой и где святая грешница, где доброе зло Си-ай-эй и где злое добро КГБ.

Тут не то что черт, но даже и сам Бердяев запутается. Тот самый чертоискатель Бердяев, изобретатель доброго зла и злого добра, который выпутывался из любого положения и который даже уверял, что сталинские концлагеря – это, дескать, свобода нового типа.

Иногда блудница Магдалина читает свои мемуары на эмигрантских литературных собраниях. Вы узнаете эту Жар-Птицу по тому, как у нее все время судорожно дергается рот. Это одно из последствий ротового эротизма Фрейда. Ведь грешников наказывают так, как они грешат. Потому и говорится, что Бог шельму метит.

А ежели кто думает, что Бога нет, то пойдете и посмотрите на грешницу Магдалину. Посмотрите, как ее черти корежат. Между прочим, точно так же черти корежили и чертоискателя Бердяева-Бердичевского (говорят, что фамилия Бердяева берет свое начало от г. Бердичева). Да так, что у него аж язык изо рта вываливался. Это чтобы он не болтал, что сталинские концлагеря – это-де свобода нового типа.

* * *

Евриканская и еврипейская пресса торжествующе трубили, что под давлением мирового общественного мнения, как любила величать себя эта же пресса, Советский Союз теперь выпускает советских евреев в Израиль по 30 000 человек в год. Всего за последние годы из СССР эмигрировало по израильской визе более 100 000 евреев. Ожидается, что в Израиль выедет до 300 000 советских евреев.

В общем, еврейский Давид поставил советского Голиафа на колени.

Тем временем в мозговом тресте профессора Максима Руднева и в 13-м отделе КГБ внимательно следили за западной прессой, чтобы проверить реакцию на спецпроект “Агасфер”, так как дело это было довольно щекотливое.

Откровенно говоря, изобретателем этого спецпроекта был еврейский профессор Цезарь Ломброзо, знаменитый психиатр и отец научной криминологии, который всю свою жизнь посвятил изучению взаимосвязи между умом и безумием. В своей нашумевшей книге “Гениальность и помешательство” профессор Ломброзо писал: “Именно среди евреев встречается больше образованных и талантливых людей, но и сумасшедших среди евреев в 4-6 раз больше, чем среди окружающих людей. В Германии евреев-сумасшедших было в 8 раз больше, чем среди немцев”.

В мозговом тресте профессора Руднева взялись за карандаши и стали подсчитывать. Если взять у профессора Ломброзо среднее арифметическое, то это будет в 6 раз больше. Если по американской статистике в США 18,5 процента населения душевнобольные, то сколько же это будет у евреев?.. 18,5% x 6 = 111%.

Хм-хм, больше 100 процентов. Итак, если верить еврейскому профессору Ломброзо, то все евреи более или менее ненормальные. Вот и распутывай тут, кто из них умный, кто полоумный и кто безумный! Вот тебе и божий народ! Или чертов народ?! Или черто-божий народ?!

Все знают, что Альберт Эйнштейн гениальный человек. Но очень мало кто знает, что его сын-мемзер Эдуард сидел в сумасшедшем доме. И это уравнение между умом и безумием не решит даже и сам гениальный Эйнштейн.

Однако психические болезни – это только половина проблемы, вторая половина. А первая половина – это половые извращения. Но лучше не пробуйте считать это у евреев. Иначе получится 37% доктора Кинси x 6=222%! Вэй-вэй-вэй – 222 процента секс-первертов! Всемирный рекорд!

Специалисты советской инквизиции анализировли это дело так. Из 37 процентов доктора Кинси только 4 процента – это полные, открытые и честные гомо, а остальные 33 процента – это и нашим и вашим, и туды и сюды, как бы двуполые.

Если применить эти демократические пропорции к евреям, то получится, что у евреев 4% x 6 = 24% полных, открытых и честных гомо. А остальные 33% x 6 = 198% будут и нашим и вашим, и туды и сюды, как бы двуполые.

Но ведь больше 100 процентов здесь быть не может. Как же так? Мозговики из мозгового треста профессора Руднева обмозговали эту проблему очень просто – по марксистскому закону о переходе количества в качество. Так при сжатии газа получается жидкость. А если сжать эти 222 процента до 100 процентов, то эти проценты будут вдвое сильней, а бесы, прячущиеся за этими процентами, будут вдвое злей. Как те бесы, джинны, которых загнали в бутылку.

Итак, знаменитый сионский мудрец профессор Ломброзо говорит, что среди евреев много образованных и талантливых людей – и, как результат дальнейшего анализа, 111 процентов психических болезней, то есть психопатов. Кроме того, получается, что 24 процента евреев – это честные гомо, а все остальные, теоретически, – и нашим и вашим, как бы двуполые. Сами евреи решали эту проблему очень просто – они просто объявили себя “избранным народом”!

Ничего особенного в этом, конечно, нет. Подобная картина была в свое время в Содоме и Гоморре. Нечто подобное было также в Древней Иудее, в Древней Греции и Риме во времена распада. Потому они и развалились. А евреи расползлись по всему миру и разваливают другие государства. Точнее, пока умные евреи что-то строят, полоумные и безумные все это разваливают. Потому-то евреев периодически отовсюду и гонят.

Вот на этом-то коварном законе о взаимосвязи между умом и безумием базировался спецпроект “Агасфер”. По сути дела, это было замаскированное изгнание евреев из СССР. Но изгнание не полное, а частичное и селективное: хороших умных евреев мы оставим себе, а плохих евреев, полоумных и безумных, мы отправим воевать за великий Израиль от Нила до Евфрата или собирать апельсины в кибуцах.

Так мы разгрузим наши психиатрические клиники, психушки и дурдома. А сколько из них действительно поедет в “землю обетованную” и сколько опять расползется по всему миру – это уже другой вопрос. Так или иначе, это будет везде и всюду иродова закваска, дрожжи анархии, нигилизма и революции.

Специалисты 13-го отдела КГБ, занимавшиеся спецпроектом “Агасфер”, подшивали вырезки из западной прессы в специальную папку и посмеивались. Вот американский журнал “Тайм” от 19 июля 1972 года на странице 28 с восторгом сообщает о замечательнейшем советском поэте Иосифе Бродском, который юродствовал под неохристианина, совмещал в своих стихах Христа и матерщину, и которому сначала вправляли мозги в дурдоме, а потом выслали по израильской визе. Но вместо Израиля он почему-то очутился в Америке.

“Тайм” пишет: “Высылка Бродского является загадкой. Советские власти иногда “предлагают” покинуть Россию евреям и неевреям, которых они считают источником неприятностей. Но Бродского, который является евреем... просто вызвали в советскую тайную полицию и сказали, что он должен покинуть России или “дело будет хуже”.

“Они просто вытурили меня из своей страны”, – заявил Бродский корреспонденту “Тайм”.

На вырезке стояла приписка: “Бродский такой же рыжий, как Сол Женицкер. А еще Петр Великий в свое время издал рескрипт, что косым и рыжим запрещается свидетельствовать в суде – понеже Бог шельму метит”.

Вслед за Бродским “Тайм” пел дифирамбы храброму демократу-диссиденту Есенину-Вольпину, который тоже сидел в дурдоме. Подражая своему знаменитому отцу-самоубийце, этот полуеврей и полупоэт в своих виршах вопил: “И я до смерти напьюсь – и застрелюсь!” Вот в 13-м отделе и решили, что если уж этому мемзеру так хочется стреляться, то пусть себе стреляется за границей. Чтобы потом не поднимали хай, что это, мол, советская власть виновата.

Хотя этого бедного самосада вытурили по израильской визе, но напрасно Иегова ждал его в Израиле. Почему-то и он очутился не в Израиле, а в Америке.

Ну а поелику Бог любит троицу, то дадим для полноты картины еще одного дурдомщика, которого княгиня пресса, подруга князя мира сего, выдавала за святого.

Таким любимчиком западной прессы был религиозный художник-модернист Юрий Титов. Юродствуя под Иисуса Христа, этот экс-дурдомщик отпустил себе длинные волосы и бороду, как хиппи, а потом малевал самого себя распятым на кресте, то на фоне горящего Кремля, то на фоне горящих небоскребов Нью-Йорка. Так, словно его черти поджаривают. Или, еще проще, он вставлял свою физиономию в рамку для картин и позировал фотографам.

В свое время, побывав на выставке этих модернистов в Манеже, царь Никита плевался и орал, что это не живопись, а г... собачье и что это не художники, а педерасты – и пусть они катятся ко всем чертям за границу.

Так или иначе, псевдохристианин Титов сначала посидел в дурдоме, а потом его вытурили за границу. Хотя выехал он все по той же злосчастной израильской визе, но почему-то застрял в Париже. А затем получился маленький конфуз.

Взрослая дочь Титова, вместо того чтобы радоваться западной свободе и демократии, да еще в прекрасном Париже, вдруг сделала попытку самоубийства – и в результате ее засунули в дурдом. И дурдом не советский, а французский, демократический. Однако об этом всезнайка пресса почему-то скромно помалкивала. Но, представляете себе, какой был бы хай и вой на весь мир, если бы это случилось в Москве? (Пока набиралась эта книга, не только его дочь, но и сам Титов опять очутился в дурдоме в Париже, а его жена Е.Строева повесилась в прекрасном Париже).

Некоторые строгие литературные критики, вроде Коряковича и Завалюхина, могут сказать, что не полагается, мол, включать в романчики живых людей.

Да, но, видите ли, теперь мы переходим от соцреализма к соцмодернизму. Модернисты в живописи любят лепить на свои картины всякую пакость: битые бутылки, обрывки газет, старые тряпки и прочий мусор. А мы, соцмодернисты, делаем теперь то же самое в литературе. Ведь и нам, нормальным людям, тоже иногда хочется повалять дурака.

Кстати, знаете, откуда произошло выражение “валять дурака”? Раньше, в доброе старое время, дураков действительно валяли – в дегте и перьях, – а потом носили напоказ по улицам. Зато в наше грешное время из придурков и дурдомщиков делают гениев. А все остальные люди остаются в дураках.

Поэтому бедному замороченному читателю нужно дать конкретные примеры. По-марксистски. Диалектически и материалистически. Иначе читатель никогда не поверит всей этой чертовщине про сатану и антихриста, да еще про Голема и Агасфера.

А ведь все это есть. Только не все это видят.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ