Григорий Климов. Имя мое Легион

Глава 17. Чистилище

Лучше чем любовь, деньги, славу – дайте мне правду.
Вы познаете правду – и эта правда сведет вас с ума.

Генри Тора Олдос Хаксли

В доме чудес, где помещался “Профсоюз святых и грешников”, произошло очередное чудо. Но чудо это такое щекотливое, что щекотливым людям это, может быть, лучше и не читать. А людям суеверным на всякий случай не мешает перекреститься и плюнуть через левое плечо.

Может быть, не стоило бы всего этого и рассказывать. Но и не рассказать тоже как-то жалко. Иначе будет существенный пробел в истории психологической войны. И не добавить здесь некоторые детали, так сказать, технику этой психвойны, было бы даже как-то нечестно по отношению к человечеству.

Очередной шухер в доме чудес начался, как обычно, из-за совершенного пустяка, из-за бутылки армянского коньяку.

В кругах агитпропа пошли слухи, что дом чудес скоро демонтируют и ликвидируют. В результате комиссар дома чудес Сося Гильруд так расстроился, что с горя напился. Раньше он всегда был очень осторожен с алкоголем. И вот с непривычки с ним получилась маленькая оказия.

Выпивали они на конспиративной квартире вдвоем с Мушером и выпили целую бутылку армянского коньяку. Но в Коране говорится, что в каждой капле вина сидит шайтан. И в данном случае так оно и получилось.

Когда бутылка кончилась, Сося задремал на диване. А Мушер решил, что пора ехать домой. Он встал и начал заправлять скользкую капроновую рубашку, которая выбилась у него из штанов. И для удобства Мушер расстегнул штаны.

Но в этот момент с комиссаром дома чудес произошло нечто странное – словно в него вселился шайтан. Сося встал, как сомнамбула, сделал несколько шагов и затем вдруг повалился перед Мушером на колени. Глаза у Соси были закрыты, а рот широко открыт. И он сложил обе руки перед собой так, словно он просит подаяния или милостыни.

Говорят, что когда-то дикари, которые бегали без штанов, поклонялись штанам белых колонизаторов, думая, что вся их сила в штанах. Так вот и Сося стоял на коленях и молился на Мушеровы штаны.

В условиях социалистического реализма все это, конечно, вещь довольно необычайная. Но поскольку нас, русских, упрекают, что мы отстаем от жизни, то вот мы и переходим к соцмодернизму. Чтобы не отставать от “неохристианина” Солженицына, который в своем “Одном дне” так и пишет: “...а тебе хрен в рот...” (см. оригинал: Новый мир. 1962. №11).

Ведь когда-то великий правдоискатель Достоевский сказал, что Россия еще скажет миру свое новое слово. И имя этому слову – соцмодернизм. Ведь без этого не поймешь, что творится в нашем грешном мире.

Так или иначе, но бедному Мушеру все это было очень неприятно. В голове шумит армянский коньяк, а Сося выкидывает какие-то армянские шутки. В общем, заправил Мушер свою рубашку и, невзирая на Сосины молитвы, безжалостно задернул молнию на штанах.

Как только алтарь закрылся, Сося открыл глаза, закрыл рот, встал с колен и смущенно пробормотал:

– Ох, я, кажется, немножко ошибся... Я думал, что это князь Горемыкин...

Потом Сося повалился на диван и заснул. А Мушер поехал домой.

На другое утро Мушер сначала подумал, что все это ему только приснилось. Но потом он не удержался и рассказал это как анекдот своей жене. А Фуфочка, которую недавно выпустили из дурдома, ему и говорит:

– Ох, ты ж, Мушер, и дурак! Неужели ты этого не знаешь?

Говорят, что женщины в интимных вопросах обычно опытнее мужчин. Так вот и Фуфу. С улыбкой превосходства сообщает она Мушеру, что большинство педерастов натягивает друг дружку вовсе не в зад, а в рот. И все это означает, что чародей Сося просто педераст – и с пьяных глаз перепутал Мушера с князем Горемыкиным.

После этого Мушер попал в затруднительное положение. Дело в том, что по советским законам категорически запрещается, чтобы педерасты работали в таких местах, как дом чудес, которые связаны со всякими хитрыми органами. А если Мушер это знает и молчит, то он как бы соучастник преступления.

Поэтому Мушер решил поговорить на эту тему в доме чудес. Начал он с потомка Чингисхана и для интимности запер дверь на ключ. Но потомок Чингисхана вел себя очень странно: он сразу чего-то испугался и кинулся к двери.

Когда-то от одного имени Чингисхана дрожали целые народы. Огнем и мечом прошел он от Тихого океана до Дуная, и его империя была больше всякой Римской империи. Теперь же потомок этого Чингисхана царапался ногтями в запертую дверь и истерически взвизгивал:

– Почему меня заперли? Я ничего не знаю... Тогда Мушер поговорил с Филимоном. Тот перекосил свои косоглазые глаза еще больше и посоветовал:

– Послушайте, Мушер, не разыгрывайте из себя сенатора Маккарти. Знаете, это вредно для здоровья...

Следующим номером был добрейший Адам Абрамович с радио “Свобода”. Но добрейший Адам вдруг страшно рассердился. От волнения он вспотел так, что у него задымилась лысина.

– Вы клевещете на честных людей! – кричал Адам. – Вас в тюрьму посадить надо!

Все получалось, как в армянском анекдоте, – все наоборот. А дома Фуфу только усмехалась:

– Эх, Мушер, какой же ты глупый! Ведь это ж все одна шайка. Видишь, какие они солидарные – настоящие солидаристы. Один за всех – и все за одного!

Когда очередь дошла до колченогого Артамона, оказалось, что он недаром был директором спецшколы для дефективных детей. Он сразу взбесился. Его седой чуб поднялся дыбом, как петушиный гребень, водянистые глазки налились кровью, а изо рта у него, как у дракона, исходило зловонье. Казалось, что сейчас он кинется и начнет кусаться.

Мушер приоткрыл ящик стола. Там лежала черная самопишущая ручка, оставшаяся от Бориса Руднева.

Брызгая слюной, Артамон угрожающе шипел:

– Сенатору Маккарти устроили похороны с цветами и музыкой... Смотрите, чтобы и с вами так не получилось...

– Посмотрим, – сказал председатель дома чудес.

Он взял черную ручку и нажал кнопку. Раздался выстрел, как из пистолета. И специалист по дефективным детям исчез в облаке белого дыма.

Затем чудики из дома чудес лицезрели новое чудо. Колченогий Артамон вылетел из комнаты Мушера с таким шумом и дымом, как межпланетная ракета. До этого от Артамона только другие люди плакали. Теперь же он сам плакал. Но как?! Слезы из него текли, капали, струились – из глаз, из носа, изо рта, изо всех складок его морщинистой физиономии, и, как потом уверял Жоржик Бутырский, даже из ушей.

Пошатываясь и держась за стенку, Артамон бежал по коридору так, словно его окунали головой в горчицу, а потом намазали под хвостом скипидаром. Он кашлял, чихал, сморкался, отплевывался, икал, чесался, ругался. И плакал, плакал. плакал. Плакал такими горючими слезами, каких в доме чудес еще никто никогда не видывал.

Цыганский барон Люся Шелапутин стоял и качал головой:

– Ох, психологическая война принимает новые формы.

Затем события в доме чудес стали развиваться с кибернетической быстротой. А виновата во всем этом была Фуфу. Она раззвонила всю эту историю в Недоделкино, а недоделки из Недоделкино разнесли это по всей Москве.

Если когда-то синица не могла поджечь океан, то теперь Фуфу, как зажигалка, подожгла общественное болото. И сплетни заходили, как ночные огоньки на болоте. Нашлись умники, которые пустили шептуна, что весь иностранный отдел агитпропа – это, мол, не что иное, как модернизированная постановка “Бесов” Достоевского. Поскольку, мол, дом чудес и радио “Свобода” – это инструменты психологической войны, то есть идеологической диверсии, подрыва и разложения, то для этого там и подобрали людей с соответствующей психикой – тех самых психов, которых Достоевский окрестил бесами.

За эту идею ухватились всякие полуинтеллигенты и давай фантазировать. Ага, говорят, запрягли, значит, этих бесов в машину пропаганды. Раньше, значит, нечистая сила летала верхом на помеле, а теперь ее запускают в эфир по радио.

И поднялась вокруг агитпропа настоящая свистопляска.

От всего этого бедный Сося Гильруд так разнервничался, что забаррикадировался на своей конспиративной квартире и сносился с домом чудес только по телефону, а когда выходил на улицу, то надевал черные очки. Потом он заявил, что болен от переутомления, и слег в госпиталь.

Затем в агитпропе началась эпидемия каких-то загадочных болезней. Начальник агитпропа вдруг стал жаловаться на печеночные камни. А за его спиной шептали:

– Это у него Сося в печенках застрял...

А бедный Сося долежался в постели до того, что у него получились пролежни. Теперь он уже действительно не мог встать с постели, лежал задом вверх и стонал, что его отравили какими-то специальными ядами.

У начальника радио “Свобода”, добрейшего Адама Абрамовича, вдруг появилась мания преследования. Он стал беспрерывно менять квартиры, скрывая свой адрес и телефон даже от ближайших сотрудников. Потом у него так разыгрался геморрой, что его нужно было оперировать. А Адам брыкался и кричал:

– Я знаю, меня хотят зарезать на операционном столе!

Колченогий Артамон подал заявку, чтобы у него в кабинете приделали железную дверь и специальную электрическую сигнализацию для защиты от покушений. От всяких треволнений у него обострилась язва желудка, и он лечил ее водкой. Потом он в пьяном виде свалился с лестницы, разбил себе физиономию и уверял, что на него напали и хотели убить.

Видя, что все кругом болеют, косоглазый Филимон божился, что это новый заговор врачей-отравителей. А у Остапа Оглоедова от страха началась медвежья болезнь, и он тоже жаловался, что его отравили.

А тут еще пошли слухи, что скоро будут какие-то серьезные пертурбации и что радио “Свобода” тоже ликвидируют. Радиокомментатор Остап Оглоедов держался за живот и стонал:

– А куда ж я пойду? Ведь я ж инвалид психологической войны. Эх, хоть бы пенсию дали...

* * *

Помимо лекций в Институте черной профессуры – НИИ-13 профессор темных дел Малинин давал Борису Рудневу также еще и частные уроки.

– Борис Алексаныч, у иезуитов, например, даже в США есть свои иезуитские колледжи. И высшее образование иезуита в общей сложности занимает 13 лет. Многие этого не выдерживают и бросают. А мы с вами должны познать Бога и дьявола за значительно более короткий срок.

В качестве практического примера возьмем ваш дом чудес. Вы были там несколько лет президентом. Вы хорошо знаете всех этих чудиков. Но многого вы там не видели. Вот теперь мы и посмотрим то, чего вы не видели. Как говорится в Евангелии: имеющие очи – да видят!

Я уже говорил вам, что дом чудес – это своего рода оружие психологической войны, которая ведется при помощи всяких психов и психопатов. Однако психические болезни тесно связаны с половыми извращениями. Это же вам скажет и доктор Фрейд. Но с Фрейдом нужно обращаться осторожно: он всегда на стороне своих пациентов-легионеров и очень много врет и путает. Например, если вы заговорите с фрейдистами о дегенерации, то у них начнутся судороги и истерика. Поэтому Фрейда запрещает в принципе не только католическая церковь, но и коммунистическая партия.

Чтобы понять проблему дегенерации, состоящей из половых извращений и психических болезней, лучше представить себе дело так: сначала природа или, если хотите, Бог посылает данным людям предупреждение в форме половых извращений – прекратите размножение данного рода. А если эти легионеры не слушаются Бога, то тогда в последующих поколениях начинаются психические болезни. Ну и еще некоторые физические деформации организма. Теперь проанализируем эту проблему, сделаем вашему дому чудес маленький психоанализ. – Генерал-профессор вынул из шкафа несколько папок и положил их перед Борисом. Это были личные дела чудиков из дома чудес. И дела эти начинались издалека.

На первом месте шел комиссар дома чудес Сосий Исаевич Гильруд. Когда-то его отец Исай Моисеевич издавал в Прибалтике леводемократическую газету, где поддерживал “февралистов”, то есть дело Керенского. Будучи гуманистом и меценатом, он окружил себя либеральными писателями и поэтами. Но в действительности весь этот либерализм заключался в том, что это была шайка гомосексуалистов, своего рода тайное общество. Любимым миньоном, то есть возлюбленным, Сосиного отца был, когда-то в молодости, женоподобный потомок Чингисхана. В этой же шайке крутился и колченогий Артамон. А теперь сын потомка Чингисхана, цыганский барон Люся Шелапутин, был не только шофером, но и миньоном у колченогого Артамона.

– Видите, как эти делишки делаются, заметил генерал-профессор.

Парт-Мефистофель Сося Гильруд, связной между белой и черной магией агитпропа, работал на конспиративной квартире со своим секретарем. Котиком Горемыкиным. Но оказывается, что основная конспирация заключалась в том, что у них там был конспиративный романчик. Одни крутят это со своей секретаршей, а другие предпочитают секретаря.

– Говорят, что от этих-то секретов и произошло слово секретарь, – усмехнулся генерал-профессор.

В свое время колченогий Артамон был директором школы для дефективных детей. Но, оказывается, он и сам был немножко дефективным – и судился за растление малолетних.

Косоглазый Филимон когда-то дружил с первым мужем своей жены. Но оказывается, что эти два мужа употребляли друг дружку. А жена служила им только для маскировки.

Тройной агент Жоржик Бутырский славился своими амурными похождениями. Но в действительности у него комплекс Дон Жуана, то есть не что иное, как латентная, или подавленная, гомосексуальность. Просто двуполая сучка – 33 процента доктора Кинси. По совместительству Жоржик служил миньоном у Соси Гильруда. Потому-то Сося и заботился о Жоржике как приемный отец.

Бухгалтер дома чудес, финансовый гений Акоп Саркисьян, хотя и был женат на русской, но занимался с ней всякими армянскими штуками, которые называются двойник и тройник. В результате этих шуток его сын родился косоглазым и страдает эпилепсией.

Черная социология была наукой чрезвычайно запутанной. Те сумасшедшие, настоящие сумасшедшие, которые окончательно приземлились в сумасшедших домах, – это просто жертвы нашей цивилизации, жертвы прогресса. А честные открытые педерасты – это просто последняя станция прогресса. Но вся беда, все зло – в промежуточных стадиях этого процесса. Вот там-то и происходит борьба между Богом и дьяволом – в душе человека. И комбинаций там больше, чем волос на голове.

В результате этой борьбы отец Соси Гильруда перебежал от антихриста к Христу, то есть выкрестился. Но потом его потянуло назад, и он решил схитрить – женился на караимке, то есть из еврейских староверов Моисеева завета. Но Бога не обманешь – и его сын Сося получился таким же гомо, как и его отец. Да еще и с огромным черным пятном на боку, что когда-то называли печатью дьявола. Кроме того, у Соси так называемая жировая дегенерация, потому он и жирный, как баба. Потому-то в народе и говорят, что хороший кочет – всегда худой.

Правда, Сося был гомо так называемого активного типа, то есть который натягивает других мужчин, своего рода сверхмужчина, юберменш. За эту активность дьявол дегенерации наградил его комплексом власти, сделал его типичным комиссаром. Но этот комиссар делает все в темноте, сзади или наоборот. Потому-то Сося так изворотлив, двуличен и лжив. А это уже одна из форм шизофрении, расщепление личности, где человек сам не замечает, где правда и где ложь. Кроме того, Сося типичный неврастеник и истерик. Потому-то он так осторожен с алкоголем, иначе ослабевают тормозящие моменты, и вся пакость выскакивает из души наружу. Так, как это частенько получается у колченогого Артамона.

– Хм, но каким образом все эти люди женаты? – удивился Борис, листая личные дела.

– А вы присмотритесь поближе, – посоветовал генерал-профессор. – Все это браки не простые, а специальные. Нужно только найти соответствующую женщину – из французских анекдотов. А таких тоже легион. Вот вы этих легионеров не видите, а они друг дружку прекрасно видят.

Смотрите, у Соси жена больная. И болезнь у нее не где-нибудь, а в голове. Детей у Соси нет. И у Артамона детей тоже нет. И у Филимона опять бездетный брак. А у кого из них дети есть, то эти дети, как правило, дефективные. Такие, что лучше их не иметь.

Столь же просто объяснялись загадки и всех остальных чудиков из дома чудес. Потомок Чингисхана был гомо пассивного типа, то есть своего рода подмужчина, или унтер-менш. Кроме того, он мазохист и импотент. Отсюда и его вечные стишки про несчастную любовь, и его излюбленные разговорчики про самоубийство. Потому он всегда такой грязный и немытый. Просто старый битник, или, как говорят теперь, хиппи.

Маленькая техническая деталь. Большинство людей думает, что гомо употребляют друг друга в зад. Но в действительности большинство этих легионеров натягивают друг дружку не в зад, а в рот, что в медицине называется феллацио. Оттого-то и произошли такие, казалось бы, бессмысленные ругательства, как х...сосы и в рот е...ные. В наше модерное время это не мешает знать также и нормальным людям, чтобы не попасть впросак.

Например, когда потомок Чингисхана состарился и уже не соблазнял других гомо, у него появилась дурная привычка. Он выпивал с кем-нибудь и подсыпал своему собутыльнику в стакан снотворное. Когда человек засыпал, злосчастный поэт сосал у него своим беззубым ртом. В большинстве случаев это сходило незамеченным. На следующее утро пострадавший чувствовал, что в штанах у него какой-то беспорядок, но что это такое – не понимал. Но иногда пострадавший понимал, что выпивал с х...сосом, и тогда старого поэта изрядно колотили.

Вот вам и поэт – певец любви! О, эти серые глаза меня пленили...

Не лучше была и бывшая жена, седьмая жена потомка Чингисхана, – Ирина Забубенная, баронесса-поэтесса, которая тоже писала стихи про чистую любовь. В молодости Ирина немножко лесбиянила. Она была гомо активного типа, то есть мужик-баба. Потому-то она и курит, и пьет, как мужик. За это дьявол дегенерации наградил ее еще нимфоманией, как говорят в народе, бешенством матки, и садистскими наклонностями. В своем “пассивном” муже эта “активистка” нашла то, что ей нужно: он сосал у мужчин и лизал у женщин. По рецепту папы Фрейда о ротовом эротизме.

После такого эрзац-кофе ведьма Ирина устраивала свальный грех с целой кучей любовников, которые пикировали на нее в порядке живой очереди. А злополучный муж-оборотень смотрел на все это, плакал счастливыми мазохистскими слезами и экспромтом писал стишки про несчастную любовь.

Вот от такой-то собачьей свадьбы и родился их проблематичный сын – цыганский барон Люся Шелапутин, тоже пассивный гомо, мазохист и импотент. Потому-то садист Артамон взял мазохиста Люсю к себе в шоферы, чтобы издеваться над ним при каждом удобном случае, отчего оба получают большое удовольствие, иногда вплоть до оргазма.

Маленькая техническая деталь. Странная родословная цыганского барона Люси Шелапутина – это вовсе не случайность, а своего рода закономерность. Этим методом деторождения, от чужого дяди, дегенеративные родители пользуются совершенно сознательно и довольно часто, чтобы понизить шансы дьявола дегенерации на 50 процентов. С точки зрения семантического анализа от этих-то фокусов и родилось такое, казалось бы, бессмысленное выражение: “На чужом х... в рай попасть”. И пустили его в обиход сами легионеры. Но обмануть Бога не так-то просто. И поэтому цыганский барон Люся Шелапутин попал не в рай, а в тот же самый ад, в котором варились его родители. Поэтому-то он уже несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством. Комплекс саморазрушения.

Так говорили папки 13-го отдела КГБ. И теперь Борис Руднев, советский Фома Неверный, сам видел, что все это правда. Вот они бесы 13-го отдела, которых красный папа Максим Руднев посадил на цепь и заставил служить советской власти.

У флегматичного Филимона в душе сидит бес суккуб, который превращает мужчин в женщин, бес пассивной педерастии. Потому-то Филимон и подсказал футуристу Маяковскому такую рекламу сосок Главрезины: “Лучше сосок в мире нет – готов сосать до старости лет!” Вот от этого-то футуризма Маяковский и застрелился.

Кроме того, у Филимона комплекс кастрации. Потому-то он, когда перепьется, то лезет к мужчинам целоваться, а потом футболит объект своей любви коленом между ног, за что его много раз били по морде. Потому-то Филимон и косоглазый.

– Бог шельму метит, – пояснил профессор темных дел Малинин. – Смотрите, и тот приятель, по фамилии Гречко, у которого Филимон выменял свою жену, тоже косой. Сын Акопа Саркисьяна тоже косой. У Остапа Оглоедова падчерица косая. А у вашей, извините, принцессы Нины фон Миллер кузина косая. Потому и говорят: дурной глаз, который наводит на людей порчу, то есть несчастье.

Это типичные дегенеративные признаки. Артамон – колченогий, хромой и маскирует это ортопедической обувью. У вашей, извините, богини Нины фон Миллер не только косоглазая кузина, но мать этой кузины еще кривобокая и хромая от рождения.

– Нина говорила, что она упала, когда была ребенком.

– Так они все врут. Потому и говорят, что дьявол дегенерации – это лжец и отец лжи. А кузина эта, по-видимому, пальцем деланная, так как мужа там нет – и не было. Вероятно, поэтому Нина и завела с вами разговор про искусственное осеменение. Чтобы проверить, знаете вы эти фокусы или нет.

Обратите внимание, что у Соси Гильруда на боку огромное черное пятно, что в доброе старое время называлось печатью дьявола. А у вашей бывшей богини Нины подобная печать на подбородке – метка ведьмы, правда немножко вырезанная. И на теле у нее еще несколько таких печатей.

Бывший любимец богов листал личное дело своей бывшей богини и хмурился. Когда-то Нина щебетала: “Изо всех невозможно-возможных возможностей – ты всех невозможней – и всех милей!” Этой тайной любовью была французская Лиза. А их любовным гнездышком была дамская уборная на радио “Свобода”, где они занимались тем, что называется взаимным онанизмом. Любовь на скорую руку.

Чего уж там стесняться в наше модерное время, где даже и любовь тоже модернизируется. Ведь теперь в американских школах ввели новый предмет – сексуальное обучение, где детей учат, что все виды секса, включая куннилингус и феллацио, то есть лизание и сосание, – это совершенно нормальное явление. То, что раньше называлось французской любовью, теперь стало американской любовью.

Молоденькие ведьмы Нина и Лиза имели еще одно гнездышко – в переулке Энтузиастов. Потому-то Нинина комната и замыкалась так тщательно, словно там мастерская фальшивомонетчиков. Там делали фальшивую любовь – куннилингус. Ведьмы ложились валетом, лизали друг у дружки так, что пена летела клочьями, и счастливо облизывались.

В качестве иллюстраций к делу Нины была приложена серия фотографий, снятых секретной камерой. Это чтобы ведьмы потом не отказывались, что они ведьмы. Советская инквизиция шутить не любит. Ведь по букве закона за это полагается тюрьма.

Мало кто знает, что в большинстве стран, включая также и США, где в школах обучают куннилингусу и феллацио, одновременно существуют законы, по которым то, что называется французской любовью, минетом, куннилингусом или феллацио, то есть ротовым эротизмом Фрейда, официально считается преступлением против природы – и за это полагается тюрьма. Вся загвоздка только в том, что тюрем не хватит.

Когда-то Нина весело щебетала, что технически она еще девушка, а вообще же она большая бе-е-е, то есть блядь. Тогда это казалось пикантной шуткой. Но Нина говорила правду. Она лесбиянила напропалую уже с 16-летнего возраста, направо и налево, а технически оставалась девой. А вот и список ее любовников, вернее, любовниц. И список этот был довольно длинный.

Помимо французской Лизы в этом списке была капитальная Капиталина, которую октябрили этим именем в честь “Капитала” Карла Маркса, секретарша чародея Соси. Хотя своими капитальными формами она обещала все блага рая, но в ней сидел бес нимфомании, и она грешила не только с мужчинами и женщинами, но и даже с собаками.

Следующей по списку шла подруга Капиталины – блудница Магдалина, секретарша Адама Баламута, с которой монна Нина когда-то рисовала рубенсовских женщин. Говорят, что художники частенько крутят амуры со своими голенькими моделями. Так вот и Нина с Магдалиной.

Список Нининых любовниц был такой длинный, что Борис смотрел на него даже с некоторой завистью.

Вот тебе и монна Нина! Спящая красавица... Агитпроповская мадонна... Потому-то на мусорной куче агитпропа ее и называли белладонной – красавка, бешеная вишня, сонная одурь.., Белла-донна, прекрасная дама, о которой люди постарше говорят детям: “Не троньте эту дрянь – плакать будете!”

Бывший любимец богов захлопнул личное дело своей бывшей богини и почувствовал такую усталость как иезуит после 13 лет обучения.

– Ничего, – утешал его профессор Малинин. – Если вы хотите невесту из хорошей семьи, то из них 50 процентов такие.

* * *

Над Москвой медленно ползли годы, и психологическая война принимала новые формы. На смену спецпроектам “Чертополох” и “Профсоюз святых и грешников” приходили новые спецпроекты – “Голем” и “Агасфер”, разработанные в мозговом тресте профессора Максима Руднева. Теоретической работой занимался Научно-исследовательский институт – НИИ-13, а практической работой 13-й отдел КГБ.

По сообщениям западной прессы, в Москве бурно развивалось демократическое движение за свободу и права человека в форме диссидентов, несогласников и инакомыслящих, которые весело накручивают “Самиздат”. Одновременно западная пресса возмущалась, что советская тайная полиция – КГБ называет этих инакомыслящих и несогласников просто шизофрениками и параноиками и сажает этих бедных демократов в дурдома. И никто ничего не понимал. Кто тут прав и кто виноват?

А виноваты во всем этом были марксистская диалектика и ленинизм. Да еще спецпроект “Голем”. Но чтобы разобраться в этом деле о дурдомах, сначала нужно сделать маленький исторический экскурс и посмотреть на все это в исторической перспективе.

Началось все это с того, что в начале 50-х годов дядя Сэм поручил лучшему мозговому тресту Америки, Гарвардскому университету, выработать планы психологической войны против СССР. В результате родился Гарвардский проект, где главную роль играл профессор Натан Лейтес и еще целый кагал сионских мудрецов с длинными марксистскими бородами и хромавших на левую ногу.

Эти сионские мудрецы мудрили-мудрили, шептали кабалистические формулы из Маркса и Фрейда, и наконец намудрили, что психвойна должна базироваться на ленинизме, то есть на комплексе Ленина, точнее, на комплексе латентной педерастии товарища Ленина (см. “Новое русское слово” от 23.IX.1958г. и немецкий журнал “Дёр монат”, орган америк. военной админ. в Берлине, №107, август 1957 г., статья главн. ред. Мельвина Ласки “Письмо из Оксфорда”, стр.19.). В общем, типичная фрейдовская кабалистика.

Вслед за Гарвардским проектом появился некий Американский комитет по освобождению России от большевиков при помощи троцкистов и меньшевиков и затем целый комбинат психвойны в Нью-Йорке и Мюнхене: радио “Освобождение”, радио “Голос Америки”, радио “Свободная Европа” и прочие пропагандные лавочки. За всем этим маячила американская разведка Си-ай-эй в Вашингтоне.

Пока сионские мудрецы из Гарвардского проекта заглядывали под хвост товарищу Ленину, в Москве тоже не дремали. Советские мудрецы из мозгового треста профессора Максима Руднева прекрасно знали, что такое “комплекс Ленина”. Ведь папеле Фрейд говорит, что латентная гомосексуальность, то есть французская любовь типа ХС или ПЛ, это основная причина большинства психических болезней. И фрейдисты считают, что гомосексуальность – это первоисточник агрессивности и любой агрессии, начиная от простой драки между мужем и женой и вплоть до всемирных войн и революций.

С точки зрения 13-го отдела КГБ все это выглядело так. Если американцы базируют свой комбинат психвойны на “комплексе Ленина”, то это означает, что они насадили там всяких ленинцев с “комплексом Ленина”, то есть всяких дегенератиков типа ХС или типа ПЛ, чтобы они через радио и печать мутили своих советских собратьев с “комплексом Ленина”, тоже типа ХС или ПЛ, то есть шизофреников и параноиков, садистов и мазохистов, и подбивали их на бунт против советской власти. В общем, инсценировка “Бесов” Достоевского в постановке американской разведки.

0’кей! Согласно марксистской диалектике, по закону о единстве и борьбе противоположностей, советские мудрецы из мозгового треста профессора Руднева ответили на Гарвардский проект санитарным кордоном в форме спецпроекта “Чертополох”, где московское радио “Свобода” переругивалось в эфире с мюнхенским радио “Освобождение” и “Голосом Америки”. А чудики из дома чудес и недоделки из Недоделкино помогали этому на бумаге.

Весь этот “Чертополох” исходил из того же ленинского принципа, что и Гарвардский проект. Дело в том, что сионские мудрецы были совершенно правы – в теории. А на практике всё это было нейтрализовано спецпроектом “Чертополох”. По принципу “клин клином вышибают”.

Тогда американская разведка опять обратилась за советом к сионским мудрецам. Мудрили они, мудрили и намудрили операцию “Черный крест”, которая должна была оперировать в Москве под маской демократического движения за свободу и права человека. Как полагается в такой кабалистике, поскольку у товарища сатаны два крыла, то и у “Черного креста” тоже было два крыла: слева неотроцкисты со своей перманентной революцией, то есть анархисты и нигилисты, маскирующиеся под демократов, а справа неосатанисты-бердяевцы, маскирующиеся под неохристиан.

Операция “Черный крест” опять базировалась на ленинизме, то есть на комплексе латентной педерастии товарища Ленина, где папеле Фрейд говорит, что это просто психи типа ХС или ПЛ, то есть х-сосы и п-лизы. А такие были, есть и будут. Потому-то и говорят, что Ленин умер, но дело его живет. Потому-то товарищ Сталин, лучший ученик товарища Ленина, во время Великой Чистки и перестрелял всех этих ленинцев, как бешеных собак. Ведь он сам был “таким” – и все это знал.

Пока сионские мудрецы оперировали со своим “Черным крестом”, советские мудрецы пустили в ход спецпроект “Голем”.

Кто сейчас знает, что такое Голем? Это даже и не все евреи знают. Но это хорошо знали в мозговом тресте профессора Руднева.

Ведь до революции в России было около 7 миллионов евреев. Потом произошла революция, где главную роль играли евреи, якобы боровшиеся за свои права. А после революции, где евреи не только получили все права, но и гораздо больше, спустя 50 лет, по официальной переписи населения 1970 года в СССР осталось только около 2 миллионов евреев. Кто же съел эти исчезнувшие 5 миллионов? Голем! А оставшиеся евреи теперь вопят на весь мир – и бегут из СССР, который они сами же и породили. Но кто их там преследует? Тот же Голем!

Есть такая еврейская легенда, что в средние века один мудрый раввин, по имени Иуда Леви, из Праги, вылепил из глины слугу по имени Голем. Затем мудрый раввин Леви при помощи кабалы вдохнул в Голема душу и поручил ему защищать еврейский народ. Но в результате всей этой кабалы Голем вдруг начал лупить самих же евреев.

Таким Големом оказалась и советская власть, которую породили евреи. И с сионскими мудрецами из американской разведки получилась та же история, как с мудрым раввином Иудой Леви из средневековой Праги.

В результате операции “Черный крест”, базирующейся в соответствии с Гарвардским проектом на комплексе латентной полупедерастии – полуеврея Ленина, в первую очередь запсиховали советские евреи. Просто потому, что у евреев по еврейской же статистике профессора Ломброзо психических болезней в 6 раз больше, чем у других народов.

В ответ на “Черный крест” заработал спецпроект “Голем”, то есть спецпсихбольницы – СПБ, психушки и дурдома, куда сажали психов с “комплексом Ленина”. Но в большинстве случаев это были евреи, люди в смешанных браках с евреями или продукты этих браков – полуевреи, и так далее. В общем, такие байстрючата, как Ленин, Керенский, Гитлер и Гиммлер.

А чтобы не было воплей об антисемитизме, руководил этими дурдомами полковник КГБ и профессор Лунц, сам еврей. Юридическую сторону дурдомов оформлял старший советник юстиции при генпрокуроре СССР Давид Львович Голинков, тоже еврей. Вот оно и получалось: та самая аллегория – Голем.

Вслед за спецпроектом “Голем” и дурдомами потихоньку заработал спецпроект “Агасфер”. В средневековых легендах Агасфером называли еврея, который подгонял Иисуса Христа, когда он нес крест на Голгофу. В наказание за это Агасфер был осужден вечно бродить по всему миру, вплоть до второго пришествия Христа. Агасфер – это Вечный Жид, символизирующий блуждание евреев по миру.

А спецпроект “Агасфер” заключался в том, что дурдомщиков стали высылать за границу. В большинстве случаев это были опять-таки евреи, люди в смешанных браках с евреями или продукты этих браков – полуевреи, и так далее. Одним из первых сплавили за границу заслуженного борца за свободу Валерия Тарсиса, хромоного автора “Палаты №7”, который упорно отказывался от своих еврейских родителей и твердил, что он потомок Аристотеля.

Однако спецпроект “Агасфер” был делом довольно щекотливым. Если начать высылать за границу тысячи, тысячи и тысячи евреев, да еще из дурдомов, то евриканская и еврипейская пресса сразу поднимут гвалт, что это-де новая форма антисемитизма, что это опять погром, что это нацизм, фашизм, геноцид и так далее. Поэтому мозговой трест профессора Руднева решил действовать по формуле дьявола, который делает все в темноте, сзади и наоборот. Ну и нажали на соответствующие кнопки.

Философ Кьеркегор уверяет, что в наше время дьявол поселился в печатной краске. И западная пресса заводится, как граммофон. Нужно только знать, где у этого граммофона ручка. В качестве такой граммофонной ручки 13-й отдел КГБ покрутил за хвост дьявола, князя мира сего, имя которому легион, и который лжец и отец лжи. Потому-то пресса и такая лживая.

Философ-чертоискатель Бердяев, которого легионеры называют лучшим русским философом 20 века, любит болтать о союзе сатаны и антихриста. Пользуясь формулой Бердяева, 13-й отдел КГБ подергал за хвост и антихриста – и стал нашептывать ему на ухо всякие фигли-мигли, обещая ему великую империю от Нила до Евфрата. При помощи советских евреев, которые рвутся в бой за великий Израиль и которым страшно хочется работать в кибуцах. Вы только попросите немножко – и мы их охотно выпустим.

И вдруг произошло чудо. Вдруг мировая пресса, как по команде, подняла дикий гвалт, требуя, чтобы советских евреев выпускали из СССР в Израиль. Пока евреи сидели в Кремле и стреляли друг дружку, советская власть была хорошая. А когда кремлевские евреи друг дружку перестреляли, а их сыновей стали садить в дурдома, да еще впрыскивать им в одно место сульфазин и аминазин, советская власть сразу стала плохая. Поэтому советским евреям теперь живется хуже, чем в египетском плену. И все они спят и видят, как бы это эмигрировать в Израиль.

В общем, поднялся в мировой прессе такой гвалт, такой писк и визг, такое светопреставление, словно сорвались с цепи и сатана, и антихрист, и вся подвластная им нечисть. Словно во всем мире нет других хлопот и забот, как бедные советские евреи. Видно, правы были и Кьеркегор, и Бердяев.

Вся эта свистопляска была как раз тем, что и требовалось мозговому тресту профессора Руднева для спецпроекта “Агасфер”. Раз вы сами просите, то теперь вы уже не скажете, что это антисемитизм. А за этим криком и шумом мы под шумок сплавим вам всех наших дурдомщиков из дурдомов, в первую очередь тех ленинцев, на которых так рассчитывал гарвардский профессор Натан Лейтес и прочие сионские мудрецы из американской разведки.

Вы опять, как в 1917 году, хотели насыпать России ленинских вшей за шиворот. Но теперь мы еще посмотрим, кто от этих вшей в конечном итоге будет чесаться. Намудрили вы там операцию “Черный крест”, так мы этот черный крест повесим на вашу же собственную шею.

Профессора из НИИ-13 и генералы из 13-го отдела КГБ смотрели на это дело так. За марксизм, ленинизм и революцию, за 50 лет существования советской власти Россия заплатила 50 миллионами человеческих жизней – за роды нового общества. А мы – тайная государственная полиция новой молодой России. И с этими новыми ленинцами, которым опять хочется крови, мы разделаемся по-марксистски. По всем правилам диалектики.

И машина 13-го отдела КГБ заработала полным ходом. Тихо раскрылись ворота спецпсихбольниц, психушек или дурдомов. По спецпроекту “Голем” новых ленинцев садили в дурдома, где им вправляли мозги при помощи сульфазина и аминазина. А если это не помогало, по спецпроекту “Агасфер” этих дурдомщиков, как по конвейеру, высылали за границу. Так бунт обрезанных превратился в обрезанный бунт.

На всех документах, связанных со спецпроектами “Голем” и “Агасфер”, стоял гриф “Особо секретно”. Но самыми лучшими хранителями этих секретов были сатана и антихрист, которые не любят выдавать свои тайны. В лучшем случае вы увидите от них только хвост да рожки – вроде Гарвардского проекта.

Еще долгие годы историки и писатели, фантазеры и щелкоперы, журналисты и прочие бумагомаратели будут ломать себе голову – и морочить голову другим людям, пытаясь анализировать и синтезировать загадку советских дурдомов и “3-й евмиграции” из СССР. Это будет вам такой “Троянский конь”, такой новый “Трест”, что... И у хитрецов изо всяких хитрых органов во всех странах мира будет еще много хлопот. Хитрили они хитрили – и сами себя перехитрили.

Когда у вас в тылу помимо собственных психов запсихуют еще 300 тысяч советских психов, тогда вы сами увидите, что Ленин умер, но дело его живет.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ