Григорий Климов. Имя мое Легион

Глава 13. Операция “Черный Крест”

Дьявол – это пятая колонна всех веков и народов.
Дени де Ружмон. Роль дьявола

Тройной агент и вечный жених Жоржик Бутырский опять собирался жениться. На этот раз его невестой была Магдалина, секретарша Адама Баламута, которая теперь дружила с Капиталиной, секретаршей чародея Гильруда.

Надо сказать, что Капиталина была очень капитального телосложения, за что в доме чудес ее называли просто лошадью. А Магдалина мало чем уступала капитальной Капиталине. В доме чудес так и говорили – пара гнедых.

Как обычно, Жоржик занял у невесты немножко денег на обзаведение хозяйством – и моментально пропил. А Магдалина тем временем узнала от Капиталины, что у Жоржика имеются еще две невесты, включая и Капиталину, у которых он тоже подзанял на обзаведение хозяйством.

Тогда три невесты сговорились и совместными усилиями поймали тройного жениха на вокзале. Не подумайте, что Жоржик хотел убежать из Москвы. Вовсе нет. Просто он любил крутиться на вокзале в поисках транзитной любви. По ночам, подвыпивши, он искал существо в юбке, которое дремало на чемоданах, и предлагал переспать у него на квартире.

Три невесты обступили тройного жениха с трех сторон:

– Ах ты, жулик!

– Ах ты, мошенник!

– А ну пошли в милицию!

Тройной агент попытался увильнуть:

– А вы разве не знаете, что я на секретной работе? Я здесь того... на агентурном задании.

Одна невеста схватила тайного агента за один рукав.

Другая за другой. А Магдалина уцепилась за галстук.

– Магда, душечка, ты меня задушишь! – взмолился Жоржик.

Но три невесты вцепились в коллективного жениха, как ищейки, и таскали его из стороны в сторону.

– Давай назад наши деньги! Или пошли в милицию! Кругом начала собираться толпа любопытных.

– Эх, молодцы бабы, карманщика поймали! Говорят, что тройной жених смутился и покраснел. Но так говорят только те, кто не знает Жоржика. На самом деле он вырвался и убежал, оставив в руках невест свой пиджак. Следом за ним неслись мальчишки и улюлюкали:

– Гэй, держи вора! Держи...

Чтобы обманутые невесты не нашли его дома, Жоржик прибежал в дом чудес и завалился спать на столе в комнате Мушера, заместителя президента по социальным вопросам. Вместо подушки он подложил под голову папки по социальным делам. Утром Мушер нашел Жоржика храпящим на своем столе и удивился:

– Эй, что ты здесь делаешь?

– Ох, видишь, что такое агентурная работа, – кисло улыбнулся тройной агент. – Ой, все кости болят. Меня чуть на части не разорвали.

В полдень Магдалина явилась к президенту дома чудес и официально подала ему счет за долги Жоржика – сразу от трех невест. На заявлении пострадавших президент начертал такую резолюцию: “Бухгалтеру Саркисьяну: удерживать деньги из зарплаты, как алименты, из расчета на три персоны”.

Узнав, что у Жоржика вычитают алименты, да еще тройные, цыганский барон Люся Шелапутин бегал и спрашивал:

– Жоржик, так у тебя что, сразу тройня?

– А детки как – здоровенькие? – интересовался потомок Чингисхана. – Мальчики или девочки?

– Ах, пошли бы вы все к черту! – огрызался Жоржик. – Я занимаюсь секретной работой, а меня загоняют в бутылку. А потом меня же обвиняют, что я алкоголик. Да я теперь нарочно еще больше пить буду!

При следующей встрече в доме под золотым петушком профессор темных дел Малинин спросил:

– Говорят, вы там с Жоржика алименты вычитаете?

– Я бы этого сукиного сына давно выгнал, – сказал Борис, которому уже порядком надоели все эти чудеса в доме чудес, – Но мой Сося-Мефистофель уверяет, что все это делается по приказу свыше.

– А знаете, Жоржик был на вокзале действительно на агентурном задании, – усмехнулся генерал-профессор. – Он должен был встретить там жену одного американского дипломата. И получить от нее кое-какие секретные материалы.

Профессор темных дел вынул из портфеля папку и положил ее перед Борисом. В 13-м отделе КГБ любили употреблять разноцветные папки, и эта палка была черная. А на белой этикетке стояла надпись “Операция “Черный крест” и штемпель “Совершенно секретно”.

– Потом вы ознакомитесь с этим делом более подробно, – сказал Малинин, похлопывая по черной папке. – А вкратце дело заключается в следующем. Вы, конечно, слышали, что с некоторых пор у нас в Москве появилось так называемое демократическое движение – всякие там диссиденты, несогласники и инакомыслящие, а в результате этого подпольный “Самиздат”, нелегальная “Лига прав человека”, тайный “Союз социал-христиан”, возрождающий философию чертоискателя Бердяева, и так далее прочее.

– Кое-что из этого “Самиздата” я даже читал, – сказал Борис, – Чепуха, но забавная...

– Да, это очень забавно, – согласился профессор темных дел. – С таких же забав началась и революция 1917 года. Большой пожар тоже частенько начинается от игры с маленькими спичками. Но в данном случае самое забавное то, что за всем этим новым демократическим движением, как тайный центр, стоит тайное общество “Черный крест”, которое инспирируется и руководится американской разведкой Си-ай-эй. В порядке психологической войны. Они зашифровали все это дело как операция “Черный крест”. Все это построено из расчета на специальные типы людей, среди которых многие с клинической точки зрения являются психически больными. Но имя им – легион. Поэтому некоторых из этих легионеров, играющих под демократов и либералов, мы теперь сажаем в специальные психбольницы – СПБ.

– Да, а сами психи называют их психушками или дурдомами.

– Кроме того, мы этих демократов, конечно, инфильтрировали. Одним из таких агентов является ваш Жоржик. Остапу Оглоедову мы тоже поручили подключиться к “Самиздату” и разнюхать про “Черный крест”.

– О, и сын Остапа Бендера тоже там?

– Да, теперь он даже печатается в “Самиздате”. А Зарем Шахматист, специалист по игре вслепую, поскольку он честный катакомбный христианин, то он будет играть социал-христианина.

– А что же там делает Жоржик?

– Он действительно тройной агент и является связным между легионерами из “Черного креста”, американской разведкой и нами. Три невесты сорвали ему на вокзале встречу с еще одной невестой – агентом Си-ай-эй в юбке. – Профессор темных дел устало улыбнулся: – Так что вы с вашим Жоржиком теперь не шутите. Теперь он видный член героического демократического подполья, о котором шумит вся заграничная пресса.

* * *

Входя в дом чудес, посетители попадали в репрезентационный холл, где посередине красовался большой бассейн, и даже с фонтаном. Правда, фонтан не работал, и бассейн стоял пустой. Посетители сидели на краю фонтана, курили и бросали окурки в бассейн, где за ними потом охотился потомок Чингисхана.

Посмотрев на всё это, президент дома чудес решил навести порядок. Он отыскал в углу кран, покрутил – и молчавший долгие годы фонтан вдруг заработал.

– А где же я буду теперь окурки собирать? – ворчал потомок Чингисхана.

– Принесите-ка мне ведро, – сказал президент.

– Зачем ведро? – удивился Жоржик Бутырский. – Переливать из пустого в порожнее мы и без ведра умеем.

Президент молча взял ведро, сел в машину и уехал. Вскоре он вернулся с ведром, полным воды, где плескалась живая рыба. Эту рыбу он купил на рынке и теперь выплеснул в бассейн.

– Какие они толстенькие, жирненькие! – обрадовался потомок Чингисхана. – Я их хлебушком кормить буду. Они у меня будут как родные детки.

Сын потомка Чингисхана сочувственно покачал головой:

– Ох, бедные рыбки...

А Борис Руднев опять сел в машину и поехал в дом под золотым петушком, где он принялся штудировать черную папку с делом “Операция “Черный крест”. Пришла немецкая овчарка Максима по имени Рекс и, повиляв хвостом, улеглась рядом.

Сверху в папке лежала фотокопия документа из центра американской разведки Си-ай-эй в Вашингтоне – принципиальная схема операции “Черный крест”. Несмотря на жирный штемпель “Top Secret”, уже через неделю копия этого документа была в Москве.

Это была директива усилить подрывную деятельность в СССР, пользуясь послесталинской либерализацией и опираясь в принципе на “опыт тех тайных обществ, которые были столь активны во всех революциях, включая и русскую революцию”. Рекомендуется маскировать всю операцию как “демократическое движение за свободу и права человека”. В левом крыле этого Движения культивировать неотроцкизм, а в правом крыле – псевдонеохристианство типа Бердяева.

Перелистнув несколько страниц, Борис наткнулся на знакомые имена – Жоржик Бутырский, Люся Шелапутин и даже жена швейцара Назара, беззубая Назариха. Но, оказывается, Назариха была вовсе не такая беззубая. Она была очень зубастым агентом 13-го отдела КГБ. И вся сумасшедшая истории с Ромео и Джульеттой, которая в свое время так волновала дом чудес, теперь выглядела совсем иначе.

В действительности, все начиналось с того, что Назариху, которая по профессии была парикмахершей, послали делать прически жене одного американского дипломата, которую звали Джульеттой и за которой уже давно следил 13-й отдел. Но Джульетта – это была только агентурная кличка. Официально же эту американку звали Дока Залман, девичья фамилия Бондарева.

Отец Доки вовсе не был консервным королем, и Дока вовсе не была принцессой долларов. Но родословная у нее была довольно интересная.

Дока любила похвастаться, что ее дед был царским генералом. Но в действительности он был вовсе не царским генералом, а липовым генералом липового правительства Керенского, который уже с 1912 года был членом тайных обществ всяких дегенератов, которых в 13-м отделе называли просто легионерами. Все свое правительство и генералитет Керенский подобрал из таких же братьев-легионеров. Условно эти горе-вояки называли себя младотурками (этих младотурков усиленно расхваливает Солженицын в своем “Августе”) по аналогии с такой же революцией Кемаль-паши в Турции.

Сын этого младотурка Кока Бондарев вырос уже в эмиграции в Америке и был таким же легионером, как его отец. Поэтому он сразу же вступил в тайное братство легионеров, которые сами себя называют гуманистами, а другие называют их сатанистами. А по профессии брат Кока был профессиональным бездельником. Когда-то он немножко преподавал где-то русский язык, а потом всю жизнь бездельничал и называл себя профессором.

Свой же хлеб “профессор” Кока зарабатывал тем, что немножко работал в американской разведке в качестве связного с эмигрантской организацией Союз трудового народа – СТН, которая когда-то забрасывала парашютистов в СССР. Тех самых СТН-ских парашютистов, которых сразу же переловили при помощи Жоржика Бутырского и его бесенят, голеньких мальчиков, которые беспокоили его по ночам.

С точки зрения диалектического христианства тайные братства, к которым принадлежал брат Кока, состояли из тех самых чудаков, которых в средние века жгли как ведьм и ведьмаков. Таким образом, его дочка Дока Бондарева была, так сказать, ведьмой в третьем поколении.

Агентурные данные 13-го отдела, то есть советской инквизиции, говорили, что свою молодость ведьма Дока провела в Вашингтоне, где она крутила однополую любовь с полуеврейкой Наташей Мельник (работает в “Голосе Америки”), отец которой Жорж Мельник был евреем-выкрестом, но тщательно скрывал это и даже прикидывался русским монархистом. Таких тайных евреев, или криптоевреев, в 13-м отделе называли марсианами. Видимо, по аналогии с теми марсианами из романов Уэллса, которые хотят захватить мир.

Специалисты 13-го отдела считали, что там, где есть миллион евреев, рядом будет миллион криптоевреев, то есть марсиан. Частенько это люди в смешанных браках с евреями или продукты этих браков – полуевреи и так далее. И среди этих марсиан такие имена, как Керенский и Ленин, Сталин и Гитлер, Гиммлер и Тельман, фашист Пилсудский и коммунист Гомулка. И даже президент Рузвельт. Действительно, князья мира сего! И путаница такая, что сам черт не разберется! А теперь в Москве под маской диссидентов дурят такие марсиане, как Сахаров и Солженицын.

Как агент 13-го отдела, беззубая Назариха была не только зубастая, но и языкастая. Делая прически ведьме Доке, она, как многие женщины, чесала не столько гребешком, как языком. И при этом вычесывала все детали из жизни Доки.

Потом эти данные дополнялись рапортами других агентов.

Когда ведьме Доке исполнилось 25 лет (ведьмы обычно стараются выйти замуж в 25 лет), она вышла замуж за полуамериканца или, вернее, за полуеврея по имени Джерри Залман. Вот глядя-то на такие смешанные браки, философ-чертоискатель Бердяев и бормотал про тайный союз сатаны и антихриста, который обещает царство князя мира сего.

Чтобы понять это тайное царство по-марксистски, диалектически и материалистически, нужно знать, как ведьмы и ведьмаки делают свою ведьмачью любовь.

Однако тут нужно сначала трижды перекреститься и трижды плюнуть через левое плечо. На Западе такие вещи называют модернизмом. А поскольку нас, русских, упрекают, что мы отстаем от жизни, то вот мы и переходим от соцреализма к соцмодернизму.

В такой культурной и прогрессивной стране, как Америка, этому модернизму теперь учат даже 10-летних детей, называя это “сексуальным образованием”. И получается, что некоторые родители не знают того, чему учат их деток. Так вот, чтобы родители не отставали от своих деток...

С точки зрения диалектического христианства дело выглядит так. Бог – это любовь. Когда ведьмы подписывают договор с дьяволом, Бог лишает их высшего божеского дара, дара любви, и в прямом смысле, и в переносном. Тогда хитрый дьявол, обезьяна Господа Бога, подсовывает ведьмам и ведьмакам в качестве эрзаца однополую любовь. Но инструментов для этого им Бог не дал. Что же делать?

Поэтому модерные ведьмы делают свою модерную любовь при помощи ротового эротизма папеле Фрейда, что в медицине называется куннилингусом, то есть ведьмы ложатся валетом, лижут друг у дружки – и облизываются от удовольствия. Очень просто.

А когда ведьмы выходят замуж, то обычно они подыскивают себе мужа-оборотня, то есть минетчика из французских анекдотов. Тоже очень просто. Ведь таких оборотней тоже легион. И всяких комбинаций тут больше, чем в калейдоскопе. В принципе такая французская любовь, или 69, означает подавленную или латентную гомосексуальность.

В такой культурной стране, как США, согласно знаменитой статистике доктора Кинси, 37 процентов населения более или менее знакомы с гомосексуальностью. То есть каждый третий человек – легионер. А среди интеллигенции таких легионеров-кинсианцев будет уже не 37 процентов, а более 50 процентов, то есть большинство. И в демократических условиях, где решает большинство, они вас демократически переголосуют. И получается не демократия, а сатанократия.

Так или иначе, вот эти-то легионеры и разводят модернизм и “сексуальное образование”, где уже маленьких детей учат, что все виды секса, включая и ведьмачью любовь, куннилингус и феллацио, то есть лизание и сосание, это вовсе не половые извращения, а совершенно нормальное явление, что это просто дело вкуса. А если это вам не вкусно, то нанюхайтесь наркотиков.

Такие модернистические браки довольно легко узнать, даже не заглядывая в спальню. Сову по полету видно – и ведьму тоже. Ведь эти жены-ведьмы в душе являются мужчинами, а мужья-оборотни в душе являются женщинами. Потому что в их душе живут бесы инкуб и суккуб, которые превращают женщин в мужчин, а мужчин в женщин. Зная это, нужно только внимательно присмотреться, где жена-мужик и где муж-баба.

Для людей с чистой совестью – это настоящее сексуальное образование, без кавычек. Но ведьмы и ведьмаки, у которых всегда нечистая совесть, сразу начнут шипеть и врать, что это-де порнография, что это безобразие, что это дискриминация, что это нарушает свободу и права человека и так далее. Вот по этой то лжи вы их и узнаете. Ведь ведьмы и ведьмаки не могут, чтобы не лгать. Поелику их хозяин, дьявол, есть лжец и Отец лжи.

Но вернемся к нашей ведьме Доке и ее мужу-оборотню. Хотя Дока и уверяла, что ее муж американский дипломат, но в действительности полуамериканец и полуеврей (в 13-м отделе таких называли евриканцами) Джерри Залман был только мелким чиновником американского посольства в Москве, где вся его работа заключалась в том, что он лизал и клеил марки и фотографии на паспорта.

Вся работа этого оборотня-лизуна служила только для маскировки. А главную роль, как обычно в таких браках, играла ведьма Дока, которая в действительности была агентом Си-ай-эй. Пока Джерри клеил свои марки, его жена-ведьма, прикрываясь статусом жены американского дипломата, бегала по Москве и, прекрасно зная русский язык, восстанавливала контакты по линии операции “Черный крест”.

Модус операции был такой. Ведьма Дока в принципе вынюхивала среди московской литературной богемы таких же легионеров, как ее муж-оборотень: всяких неудачников типа ХС или типа ПЛ, недоделков и придурков, пальцем деланных, шизофреников и параноиков, которых мучил комплекс неполноценности или маленькая мания величия. Затем ведьма Дока засовывала такому легионеру палец в его больную душу, ковырялась там и мурлыкала:

– Миленький, вы такой талантливый... Вы прямо-таки гениальный! Какое безобразие, что вас здесь, в СССР, не признают. Знаете, никто не пророк в своем отечестве. Но я вам помогу – и вы загремите на весь мир. Еще и Нобелевскую премию получите – как Пастернак. Ведь это все мы ему сварганили. Только делайте так, как я говорю... И мы с вами наделаем такие чудеса, что вам и не снилось.

Затем и впрямь начинались чудеса. Ведьма Дока подсовывала этим легионерам материалы, состряпанные американской разведкой. Легионеры перепечатывали эту стряпню на советской машинке, на советской бумаге, размножая на ротаторе, и возвращали Доке. Затем в подвале американского посольства, в специальной лаборатории, эти материалы обрабатывались так же, как фальшивые доллары, чтобы придать им вид “бывших в употреблении”.

Следующим номером программы ведьма Дока передавала эти материалы американским журналистам и уверяла, что это самый настоящий советский “Самиздат”, который ходит по всей Москве. Падкая до сенсаций американская пресса делала из дохлой мухи белого слона и кричала на весь мир о мощном “демократическом подполье” в СССР.

Польщенные этой рекламой, демократы-легионеры потом уже сами искали встреч с иностранными журналистами и охотно рассказывали им всякие басни. А ведьма Дока отправлялась на поиски следующей жертвы.

Когда-то советские мальчишки распевали частушки, как американец вставляет где-то палец и думает, что он заводит граммофон. Так вот и американская ведьма Дока опять вставляла палец в больную душу очередного легионера и, как граммофон, заводила:

– Душенька, вы такой талантливый, такой гениальный... Так в Москве в порядке “Самиздата” зародился знаменитый СМОГ, то есть Союз молодых гениев, о котором до хрипоты кричала международная пресса. Кстати, по-английски смог означает ядовитый туман. Видимо, оперативник из Си-ай-эй, выдумавший это название, был не лишен чувства юмора.

Помимо ведьмы Доки в операции “Черный крест” принимала участие целая сеть агентов Си-ай-эй, замаскированных под дипломатов и журналистов. Ведь в американской прессе открыто пишут, что во всех американских посольствах мира большинство сотрудников являются не так дипломатами, как агентами Си-ай-эй. Кроме того, самой лучшей маскировкой для агента Си-ай-эй является профессия журналистов, которые суют свой нос везде и всюду.

Почти все агенты операции “Черный крест” были марсиане, то есть криптоевреи, люди в смешанных браках с евреями или продукты этих браков – полуевреи и так далее. Эти оперативники вербовались, как правило, из членов тех тайных обществ, которые сами себя называют гуманистами, а другие называют их сатанистами. Но во время Великой Чистки 13-й отдел перестрелял тысячи и тысячи этих гуманистов-сатанистов из ленинской гвардии. Перед расстрелом они ползали на коленях и наперебой выкладывали все свои тайны. И в 13-м отделе прекрасно знали, что это такое.

Теперь же эти международные легионеры, замаскированные столь же тщательно, как ведьма Дока, опять бегали по Москве и вынюхивали себе подобных, сколачивая из них тайное общество “Черный крест” и пытаясь создать такую же ситуацию, как в 1917 году.

Вот таким-то образом после “Самиздата” и Союза молодых гениев – СМОГ в Москве зародилось левое крыло демократического подполья – неотроцкистская “Лига прав человека”. Эти лигаонеры издавали на ротаторе свою подпольную “Хронику”, где в основном сообщалось, кого из братьев-лигаонеров посадили в специальные психбольницы – СПБ, которые сами психи окрестили психушками или дурдомами.

Вслед за лигаонерами из “Лиги” у тайного общества “Черный крест” появилось правое крыло – подпольный “Союз социал-христиан”, который базировался на философии чертоискателя Бердяева. Того самого Бердяева, который проповедовал союз сатаны и антихриста. Братцы-бердяевцы маскировались под неохристиан, неославянофилов и даже либеральных неомонархистов. Но цели у них были совсем другие. Вот такие-то монархисты и развалили монархию, работая, как термиты, изнутри.

Листая папку с делом “Черного креста”, Борис все время натыкался на знакомые имена, 13-й отдел так инфильтрировал “Черный крест”, что иногда было трудно разобраться, где свои агенты и где чужие. Путаница такая, что тут и сам сатана запутается.

Вот агентурная фотография какой-то веселой пьянки, где “неохристиании” Серафим Аллилуев, высунув язык, ухаживает за ведьмой Докой и подает ей языком какие-то тайные знаки. А Остап Оглоедов, сын Остапа Бендера, в это время лапает ее мужа-оборотня.

На другой фотографии, снятой секретной камерой, ведьма Дока лесбиянит с какой-то советской лесбиянкой, агентом 13-го отдела. Надо признать, что эта советская ведьма была такая ослепительная красавица, что тут потеряет голову любая американская ведьма. Фото было такое пикантное, прямо как наглядное пособие для уроков сексуального образования в американских школах, где французскую любовь теперь называют американской любовью.

Следом шел отец ведьмы Доки, ведьмак Кока, липовый профессор и агент Си-ай-эй, а также член эмигрантской революционной организации “Союз трудового народа”, или СТН. Правда, у этого СТН была и другая расшифровка: Са-Та-На. Эти СТН-исты занимались в основном тем, что за деньги Си-ай-эй печатали и распространяли за границей литературу “Самиздата”.

Модус операнда ведьмака Коки был такой. Сначала его дочка-ведьма ловила в свои сети легионеров из московской литературной богемы и накручивала с ними “Самиздат”. 13-й отдел преспокойно сажал этих легионеров в дурдома, а некоторых потом высылали за границу. Там их поджидал ведьмак Кока, который отправлялся с этими дурдомщиками в пропагандное турне.

Раньше цыгане водили по ярмаркам медведя на веревке и с кольцом в носу, который танцевал гопака и показывал всякие фокусы. Подобным образом СТН-ист Кока разъезжал теперь по Америке и показывал на собраниях советских дурдомщиков, уверяя, что это члены мощного СТН-истского движения в СССР. Почему-то, как правило, все это были евреи, полуевреи или люди в смешанных браках с евреями.

Перед выступлением бедных жертв психвойны накачивали американскими успокоительными таблетками – транквилайзерами. Они сидели с мутными глазами, кивали головами и рассказывали, что советская власть совершенно дегенерировалась и вот-вот развалится. А СТН-ист Кока распинался, что это вовсе не психи из дурдомов, а пламенные демократы, диссиденты, инакомыслящие и несогласники, ставшие жертвой психтеррора КГБ.

Штаб-квартира Си-ай-эй под большим секретом информировала ведьму Доку, что Жоржик Бутырский – это проверенный и доверенный американский агент в Москве, на которого она может полностью полагаться. Поэтому тройной агент Жоржик теперь функционировал в качестве связного между ведьмой Докой и левым крылом “Черного креста” – неотроцкистской “Лигой прав человека” и их “Хроникой” из дурдомов.

Со своими левыми мальчиками-лигаонерами Жоржик встречался в основном в московских кабаках, где его хорошо знали и где он не возбуждал никаких подозрений. Идеологией этих неотроцкистов была теория перманентной революции Троцкого, то есть, попросту говоря, перманентная анархия. Помимо всего прочего Жоржик теперь даже пописывал в подпольном журнале “Феникс”.

Тем временем человек-компьютер Зарем Волков, шахматный чемпион по игре вслепую, подключился к правому крылу “Черного креста” – к тайному “Союзу социал-христиан”. Поскольку все знали, что Зарем катакомбный христиан, то социал-христиане встретили его как родного брата. Однако в своих рапортах брат Зарем с негодованием писал, что это вовсе не социал-христиане, а самые настоящие сатанисты-бердяевцы, которые только маскируются под неохристиан.

Человек-компьютер методично, как в шахматной игре, сообщал, что религия этих неосатанистов очень проста. Это просто дегенераты, которые молятся на дегенерацию, то есть на сатану и врага рода человеческого, которого они называют князем мира сего. Дегенерацию и половые извращения, поскольку это всегда начинается с верхов общества, они считают признаком человеческой элиты, признаком избрания и приобщения к, так сказать, высшему классу людей. Поэтому эти х-сосы и п-лизы, садисты и мазохисты, шизофреники и параноики считают себя избранными людьми, элитой рода человеческого и высшим классом. Но поскольку нормальные люди, то есть быдло, всех этих премудростей не понимают, то все это нужно держать в строжайшей тайне. В принципе эти бердяевские черточеловечки просто шли по стопам евреев, которые уже давным-давно объявили себя “избранным народом”.

Затем шла справка специалистов 13-го отдела. Вот за этот-то неосатанизм, маскирующийся под “Неохристианство”, царский Святейший Синод в 1915 году и приговорил чертоискателя Бердяева к вечной ссылке в Сибирь. А теперь американская разведка пытается возродить эту бердяевщину под маской социал-христиан.

Революционную литературу “Самиздата”, которая исходила из подвала американского посольства, знающие люди называли в честь дяди Сэма “Сэм-издатом”. Но подобная штучка исходила и из подвала дома чудес, где этим занимались два сталинца. Бывший повар Васьки Сталина, Женька Южный, по ночам варил в этом подвале самогон. А днем он накручивал там ротаторный журнальчик, который по аналогии тоже назвали “Самогоном”. В этом деле ему помогал Миша Гейм-Данилов, бывший собутыльник Васьки Сталина.

Редактировали это варево косоглазый Филимон и Ирина Забубенная-Розенберг, баронесса-поэтесса и мать цыганского барона Люси Шелапутина. А варил этот “Самогон” для того, чтобы потом было легче взять за жабры легионеров из “Сэм-издата”.

В свое время генерал-архиепископ Питирим предупреждал, что в доме чудес будет не только белая пропаганда, но и черная пропаганда, какая-то черная магия, которой Борис даже и видеть не будет. Теперь же он видел, что это за черная магия, которой занимался чародей Гильруд, служивший ему в качестве Мефистофеля.

Борис вспомнил, как он собирался писать книгу об идеальных советских людях нового типа – гомо совьетикус. Но потом словно черт попутал и перемешал все карты. Засунули его в этот проклятый дом чудес. И все получается не так, как он думал. Вместо идеальных гомо совьетикус получается черт знает что.

Пока Борис листал папку с делом “Черного креста”, немецкая овчарка Максима осторожно положила ему голову на колени. Глаза у Рекса были такие красивые и умные, почти как у ребенка. И он так дружески виляет хвостом, словно хочет что-то сказать.

– Да, Рексик, старик Шопенгауэр был, пожалуй, прав, – сказал Борис, гладя Рекса по голове. – Плохо было бы жить на свете, если бы не было собак, на честную морду которых можно смотреть с абсолютным доверием.

Рекс лизнул ему руку и сочувственно вильнул хвостом.

* * *

В доме чудес продолжались чудеса. Жоржик Бутырский украл где-то породистую сиамскую кошку и весь день игрался с нею. А в фонтане исчезла одна из рыб.

– Куда моя рыба делась? – спросил президент дома чудес.

– Ее, наверно, кошка съела, – ответил потомок Чингисхана.

По ночам тройной агент Жоржик занимался своей агентурной работой по линии “Черного креста” и “Самиздата”, а днем болтался по дому чудес, зевал и учил свою кошку ходить на задних лапах. А президент дома чудес заглянул в бассейн и удивился:

– Эй, а куда еще одна рыба пропала?

– Странно, – сказал потомок Чингисхана. – Может, это рыбы не простые, а летучие?

Американское радио “Освобождение” захлебываясь сообщало о развитии подпольного демократического движения в СССР и о героическом “Самиздате”. Тем временем демократ-подпольщик Серафим Аллилуев сидел в дурдоме имени Кащенко, в палате №7, и играл в подкидного дурачка с другими демократами.

А когда президент дома чудес опять заглянул в свой фонтан, в бассейне вместо рыб плавали одни окурки.

– Энтих рыбок потомок Чингисхана выловил, – объяснил швейцар Назар, переминаясь с ноги на ногу. – Жоржик водку приносил, а закусона у них нема. Так они энтих рыбок варили и жрали.



Следующaя глaвa
Перейти к СОДЕРЖАНИЮ