Цитатничек

Масонство
Дегенерация
Евреи
Политика
Некрофилия
Преступность



Масонство

Лоллий Замойский "За фасадом масонского храма"
М.:Политиздат,1990. ISBN 5-250-01315-5

***

Болонский суд разобрался в механике преступления (речь идет о скандале с масонской ложей "П-2" в Италии) и роли в нем «братьев». В заключении суда говорится: «В Италии создалась невидимая власть. Благодаря связям с организованной преступностью, терроризмом, военно-политическими кругами, некоторыми секторами секретных служб и франкмасонством, а также благодаря умению использовать эти связи во всей совокупности, она смогла контролировать механизмы власти до такой степени, что превратилась в государство внутри государства». с.224

***
Масонство и финансовый капитал. Масонство и военная машина. Масонство и прибыль. Когда оголяешь подобные связи, всегда подвергаешься опасности, что оппоненты обвинят тебя в упрощении.
Что бы подумали читатели, встретив утверждение, что «основным законом» центрального проекта масонства «является просто-напросто закон прибыли», а также установление всемирного «экономического правительства»?
Кто это сказал? Марксист? Антимасонский памфлетист? Нет. Это слова друга Джелли, члена ложи «П-2» писателя Пьера Карпи.
Глава ложи «П-2» твердо усвоил цели, преследуемые современными приверженцами масонских лож. Ему ли не знать идеи и доктрины течения, чей филиал он возглавлял в Италии? Пьер Карпи, по существу, не сказал ничего своего. Он изложил те истины, которые Джелли привозил из США и проводил их в жизнь в Италии.
Поэтому послушаем подробнее, как их резюмирует автор, защищавший Джелли от обвинений в том, что он будто бы в чем-то мог отойти от мировоззрения и правил поведения «каменщиков».
Вот они, фундаментальные истины о пути и программе масонства. Мы даем их не утрируя, не вырывая из контекста, а в той последовательности, как излагает их официальный писатель ложи «Пропаганда-2».
«Курс масонских сообществ разных стран, в том числе Италии, сильнейшим образом определяется Соединенными Штатами Америки, страны, где масонство наиболее могущественно».
«Фундаментальным для такой ориентации являются позиции транснациональных монополий, большинство руководителей которых является членами масонских лож» (Мы сохраняем здесь в неизменности стиль автора, позволяя себе только подчеркивать отдельные фрагменты его высказываний.).
«Под англо-американским влиянием масонами выработан проект будущего переустройства мира. Его критерии гораздо менее утопичны, чем можно было бы представить. Он предполагает ликвидацию национальных границ при сохранении этнических, религиозных и традиционных особенностей разных народов.
Основным законом такой «утопии» является просто-напросто закон прибыли и установление всемирного «экономического правительства». По той же логике транснациональные монополии ставят своей задачей подчинить себе экономику других стран.
В капиталистических странах масонство поощряет развитие тенденции, согласно которой законным социальным инструментом должна рассматриваться собственность. При этом использовать ее следует, прежде всего установив над торговлей и промышленностью контроль особых и узких корпораций, отождествляющих собой экономическую, а тем самым прямо или косвенно политическую власть»(Carpi P. Op. cit. P.133-135).
Так звучит проза, на которой говорят магистры масонства. От лозунга Свободы, Равенства, Братства они перешли к прямой апологии прибыли, диктата монополий во всемирном масштабе. Такова эволюция идей тех, кто скрывается за фасадом масонского храма. с.284-286

***
Поворот к распространению власти США в глобальном масштабе сопровождался повсеместной перегруппировкой масонских колонн, их чисткой от "либеральных" элементов, созданием "штурманских", потаенных лож типа "Пропаганда-2" и других невидимых образований. Процесс этот не был безболезненным. "Европейскую карбонаду" надо было заменить объединенной армадой, послушной сигналам из США. Необходимо было повернуть к новым целям большие отряды и там, где сильны были антиамериканские чувства, особенно в Латинской Америке, во многих развивающихся странах. Причем американские установки надлежало довести до "масонского народа" в той форме и кодах, к которым масонство было приучено за ряд столетий.
Вот как объяснял мне эти цели латиноамериканский журналист, весьма преданный идеалам масонства. Беседа происходила в конце 70-х годов, но вряд ли с той поры что-либо радикально изменилось.
"В настоящее время "Большая масонская ложа", стоящая во главе масонского движения стран Латинской Америки и включающая многих ее президентов, министров, руководителей ведущих партий, проповедует включение в "земную ось Восток — Запад".
На просьбу изложить эту идею более понятным языком мой собеседник объяснил: "Восток" — это, так сказать, первая историческая земля обетованная, а точнее — Израиль. А "Запад" — вторая земля обетованная, современная, а именно — Соединенные Штаты.
Каковы задачи включения в "земную ось"?
— Бороться с влиянием Зла, которое угрожает великой земной оси.— Увидев мое выражение лица, журналист улыбнулся и продолжал: — Видите ли, земная ось, то есть Восток-Запад, а еще точнее — Израиль-США, это, так сказать, олицетворение Добра. А то, что этому мешает, а сюда входит многое, но прежде всего то, что в ложах называют "опасностью неистинного влияния", то есть влияния материалистических, коммунистических идей, подлежит устранению. Наше движение под руководством "земной оси" стремится "вселить людям новую душу", "очистить Землю от Зла".
Я обратил внимание собеседника на то, что пытаться все подчинить влиянию Соединенных Штатов в условиях Латинской Америки вряд ли реально. Есть традиции национально-освободительного движения, такие примеры, как Боливар, Хосе Марти, Сандино, Альенде, традиции революционного, антиимпериалистического движения, в котором участвовали и масонские авторитеты. Если даже кто-то в Вашингтоне оценивает убийство Альенде и установление фашистской диктатуры Пиночета как победу Добра над Злом, то можно ли в этом убедить тех, кто испытывает на себе последствия диктатуры? (Как выясняется, Сальвадор Альенде недооценил опасность переворота, который готовил Пиночет, полагая, что масонская этика (оба они были "каменщиками") не позволит генералу покушаться на власть (и жизнь) законно избранного президента Чили. "Мне рассказывали,— свидетельствует в интервью журналу "Пуэн" бывший Великий магистр "Великого Востока Франции" Роже Лерэй,— что Альенде перед путчем повторял, что может доверять Пиночету, поскольку оба принадлежат к одной, масонской организации".— Le Point. №832. 29 aout 1988. Р.77.)
Собеседник был заметно взволнован. Я подумал, что мои аргументы как-то повлияли на его точку зрения. Оказывается, причина была в ином. Он объяснил, что я просто не понимаю саму сущность масонства.
— Вы привыкли к политическим меркам. Альенде — левый, Пиночет — правый. А важнее другое — в нашем движении каждый, независимо от ориентации, стремится к максимальному совершенству в своей области. Если левый — то он может быть революционером, добивающимся успеха, а если, как вы говорите, правый, то он — выдающийся диктатор. И то и другое может быть важно для движения. Важно оставаться верным движению, даже там, где ощущается враждебность к нашим целям.
Значит, заметил я, возможны случаи, когда вы работаете в противоположном вам лагере?
— Почему бы и нет? Важно контролировать ЛЮБОЕ движение, которое имеет будущность, чтобы потом исправить неистинное влияние на истинное. Более того, братья могут пойти на подвиг любым путем, даже формально изменяя себе и своему пути. с.214-216

***
В передовой статье в газете "Работническо дело" 22 июля 1946 года Г.Димитров писал:
"Часто общественность удивляется тому, что известные государственные деятели быстро и на первый взгляд без достаточных оснований меняют свои позиции по весьма существенным вопросам, касающимся нашего государства и нашей нации, или говорят одно, а делают совершенно противоположное.
Для поверхностного наблюдателя это нечто нелогичное и совершенно непонятное. Для тех же, кто знаком с деятельностью разных масонских лож, вопрос достаточно ясен.
Указанные деятели в качестве членов масонских лож обыкновенно получают указания и директивы от соответствующей ложи и подчиняются ее дисциплине, что находится вразрез с интересами народа и страны" (Димитров Г. Съчинения. София, 1954. Т.12, с.235-236.).
Особенно активно на Западе работа "по ту сторону баррикад" по масонским каналам ведется в моменты больших социальных конфликтов, общественных всплесков, в пики напряженности, когда надо сбить накал, отвратить от рабочего движения массы, население. с.279

***
Путь в элиту у многих известных американцев начинается со студенческих лет. Университеты США — кузница кадров олигархии. Юношей из "хороших семей" тщательно изучают, вводят в круг, подвергают многоступенчатым испытаниям, нередко весьма бьющим по психике, которые и решают выбор — будут ли они "под" или "над".
Воротами в мир богатых и преуспевающих являются и студенческие масонские братства. В своей книге "Апостолы двуликого Януса" А. Манаков рассказывает о методике отбора, общей для высших учебных заведений, особенно тех, которые считаются наиболее престижными, таких, как Гарвард, Массачусетс или Йель. Из их стен вышла едва ли не половина тех, кто составляет высшую часть "истеблишмента" США.
"В ложах,— пишет Манаков,— овладевают волей и разумом человека, изучают его привычки, наклонности, слабости, вкусы, способности, и лишь после того как он зарекомендовал себя абсолютным послушанием и выдающимися успехами в бизнесе и политике, перед ним открывают дверь из "плохо освещенной передней", как когда-то назвал масонство один из его магистров, в "главный зал", куда допускают уже только самых избранных" (Манаков А. М. Апостолы двуликого Януса. М., 1986, С, 23.).
В Иеле привилегированной кастой являются "костяшники", те, кто прошел особый обряд посвящения, когда испытуемого помещают в гробницу голым, причем насыпают туда золу и грязь, добавляют кости мертвецов. Юноша должен исповедоваться в своих грехах, сексуальных наклонностях, отрешиться от прежней жизни во имя той новой и блестящей, которую ему обещают. Генри Стимсон, военный министр в правительстве Ф. Д. Рузвельта, утверждал, по свидетельству журналиста Р. Розенбаума, что опыт, полученный им в "гробнице", был самым впечатляющим его жизненным опытом. Через "гробницу" прошли упоминавшиеся нами У. Бакли и У. Банди (Esquire. September 1977. Перепечатано в сб.: Дорога в никуда. М.1986. С.47.).
Через "Череп и кости" (так называется тайная ложа Йельского университета) прошел Генри Люс, владелец крупнейших изданий США, а если взять и другие ложи университета — "Свисток и ключ", "Книга и змея", "Волчья голова", "Берцелиус" (всего их семь), то мы увидим среди их адептов таких известных политиков, как Дин Ачесон, Сайрус Вэнс и многие другие.
Если бы выстроить имена всех, кто был крещен подобным "костяшным" и иным способом для руководства духовной, политической, финансовой и иной жизнью Америки со времени 1776 года, когда в Вильямберге (Виргиния) родилось первое тайное студенческое братство "Фи-бетакаппа" — "Мудрость — руководительница в жизни", получился бы очень определенный круг, внутри которого формировалась и формируется верхушка современных Соединенных Штатов.

с.227-228



Дегенерация


В каждой хорошенькой девочке,
В каждой застенчивой лапушке,
Могут быть где-то упрятаны
Бл#дcкие гены прабабушки!

Народное творчество



Евреи

Богатый немецкий еврей при помощи своего денежного могущества над всеми отраслями хозяйственной жизни, которые непосредственно затрагивали интересы правящего класса в Германии, мог купить то положение, которое он стремился занять в обществе. Но ухитрялся даже еврей неимущий получить то значение, которого он домогался. Ибо все евреи воодушевлены одинаковым стремлением; оно у них в крови. Жажда власти неудержимо владеет ими.

Генри Форд. Международное еврейство

Еврейский анархизм не есть анархизм чистой воды; еврей пользуется им единственно, как средством для достижения определенных целей. Богатый еврей не анархист потому, что он может достигнуть желаемой цели при помощи имеющихся в его распоряжении средств, неимущий еврей, напротив, другими средствами не располагает. Однако и бедные и богатые идут одним и тем же путем и связь взаимной симпатии между ними не прекращается никогда: ибо если анархия будет иметь успех, то бедный еврей займет подобающее ему место рядом с богатым;

Генри Форд. Международное еврейство

Как в Германии, так и в России, надо строго различать приемы богатых и неимущих евреев: одни рассчитаны для воздействия на правительства, другие имеют в виду настроения народных масс, но все они направлены к одной и той же цели. Низшие еврейские классы стремятся не только к тому, чтобы прекратить притеснения над собой, но еще и к достижению господства. Воля к власти, — вот что руководит их существом.

Генри Форд. Международное еврейство

Знаю твои дела, и скорбь и нищету, - впрочем ты богат, - и злословие от тех, которые говорят о себе, сто они Иудеи, а они не таковы, но - сборище сатанинское.

(Откр. Иоанна Богослова, 2,9)




Политика

Революция является воплощением еврейской воли к власти; политические партии социалистов, демократов и свободомыслящих есть лишь орудия этой воли. Так называемая «диктатура пролетариата» есть диктатура евреев по преимуществу.

Генри Форд. Международное еврейство

«Всееврейство» охотно предоставляет управление отдельными странами мира местным правительствам; само оно требует себе лишь контроля над ними... ...Только тогда «Всееврейство» вступает в борьбу с другим народом, когда последний создает условия, делающие невозможным для евреев подчинить своему влиянию продукты работы и финансы данной страны. Оно в состоянии вызвать войну и даровать мир. В случае упорства оно вызывает анархию, но в его же силах восстановить порядок. Оно управляет нервами и мускулами человечества в сторону наиболее благоприятную осуществлению всееврейских целей.

Генри Форд. Международное еврейство




Некрофилия

Ниже следующий екст - в основном просто последовательный набор цитат из книги Эриха Фромма «Анатомия человеческой деструктивности» из раздела «Злокачественная агрессия: некрофилия».

Традиционные представления
Понятие «некрофилия» (любовь к мертвому) обычно распространяется на два типа явлений. Во-первых, имеется в виду сексуальная некрофилия (страсть к совокуплению или иному сексуальному контакту с трупом). Во-вторых, речь может идти о феноменах несексуальной некрофилии, среди которых — желание находиться вблизи трупа, разглядывать его, прикасаться к нему и, наконец, специфическая страсть к расчленению трупа.
Однако обычно это понятие не употребляется для обозначения глубинной подструктуры личности, той страсти, которая коренится в самом характере и является почвой для произрастания более явных и грубых проявлений некрофилии.
...некрофилию в характерологическом смысле можно определить как страстное влечение ко всему мертвому, больному, гнилостному, разлагающемуся; одновременно это страстное желание превратить все живое в неживое, страсть к разрушению ради разрушения; а также исключительный интерес ко всему чисто механическому (небиологическому). Плюс к тому это страсть к насильственному разрыву естественных биологических связей.

Некрофильские сновидения
Влечение к мертвому, гнилостному, тленному наиболее ясно обнаруживается в снах некрофилов... ...Это сон крупного ученого, представляющий особый интерес как иллюстрация некрофильского характера современной техники в целом.
«Я приближаюсь к входу в пещеру и уже могу разглядеть здесь кое-что весьма впечатляющее: две человекоподобные свиньи толкают маленькую старую вагонетку (такую, какими пользуются в шахтах); они катят ее по рельсам, ведущим вглубь пещеры. В вагонетке сидят нормальные человеческие существа, которые похожи на мертвых, но я знаю, что они только спят.
Следующий сон — как будто продолжение первого, но я в этом не уверен. Начало такое же: я снова подхожу к входу в пещеру, солнце и небо остались за моей спиной. Я иду вглубь пещеры и вдруг вижу очень яркое свечение; я подхожу ближе и с удивлением обнаруживаю, что это светится «модерновый» город: кругом так много света, и я знаю, что все это искусственное освещение — электрическое. Весь город — из стали и стекла — настоящий город будущего. Я иду дальше и вдруг понимаю, что мне еще не встретилось ни одного живого существа: ни человека, ни зверя. Я стою перед огромной машиной. Она напоминает гигантский суперсовременный электротрансформатор, он подключен к чему-то многочисленными проводами типа кабелей высокого напряжения. Они напоминают черные гибкие шланги, и мне кажется, что по ним течет кровь. Эта догадка очень будоражит мое воображение, я нащупываю в кармане предмет, похожий на перочинный ножик, подаренный мне отцом, когда мне было 12 лет. Я подхожу, втыкаю ножичек в один из черных кабелей — и в этот миг на меня выпрыскивается что-то жидкое. Я вижу, что это кровь, и тут я просыпаюсь в холодном поту.»

«Непреднамеренные» некрофильские действия
Сновидения — это одна из ярких форм выражения некрофильских устремлений, но отнюдь не единственная. Некрофильские тенденции могут иногда проявляться в ненамеренных, «незначительных» действиях (в «психопатологии повседневности»), которые Фрейд интерпретирует как вытесненные явления.
Например, нередко мы встречаем людей, которые имеют привычку ломать и рвать на мелкие кусочки то, что под руку попадается: цветы, карандаши и т.д. Другие могут нанести себе травму, а потом еще и разбередить рану.
С другой стороны, некрофильский характер может проявляться в убежденности, что единственный путь разрешения проблем и конфликтов — это насилие.
Менее явное выражение некрофилия находит в особом интересе к болезни во всех ее формах, а также к смерти.
Сравнительно трудноуловимой чертой некрофильского характера является особая безжизненность при общении. … Некрофил действует на группу, как холодный душ или «глушитель» всякой радости, как «ходячая тоска», от присутствия такого человека все вокруг испытывают тяжкое ощущение и быстро устают.
Следующий аспект некрофилии проявляется в отношении к цвету. Некрофилы предпочитают темные тона, поглощающие цвет: черный, коричневый. Это предпочтение проявляется в одежде, в выборе предметов мебели, штор, красок для рисунков и т.д.
Далее — отношение к запахам. Как показывает материал клинических исследований, большая часть некрофилов отличается пристрастием к дурным запахам типа «задохнувшегося» или уже гниющего мяса. … Однако более распространен другой вариант пристрастия, при котором желание получить удовольствие от дурных запахов оказывается вытесненным. Это приводит к своеобразной реакции, которая доступна наблюдению: человек пытается устранить любую возможность дурного запаха, даже когда на самом деле ничего подобного в его окружении нет. (Это похоже на сверхчистоплотность человека с анальным характером.) Однако так или иначе все некрофилы реагируют на дурные запахи. Как было подмечено, эта заинтересованность нередко проявляется в специфической мимике, напоминающей гримасу «принюхивания». Так что некрофила можно распознать по выражению лица. И хотя такая гримаса не является обязательной для всех, но уж когда она есть, то это, пожалуй, самый надежный признак некрофила. И еще одна характерная черта мимики: некрофил практически не умеет смеяться. Его лицо как маска. Ему недоступен нормальный, свободный, облегчающий душу смех, его улыбка вымучена, безжизненна, она похожа скорее на брезгливую гримасу. Например, по телевидению мы иногда видим, что у выступающего совершенно неподвижное лицо: только в начале и конце речи на его лице появляется подобие улыбки — какая-то автоматическая гримаса, символизирующая американский обычай «лучезарного» общения. Такие люди не умеют одновременно говорить и улыбаться, ибо их внимание сосредоточено обычно на чем-то одном, их улыбка не органична, она появляется будто запланированное действие, как это бывает у плохого актера. Некрофила нередко выдает кожа: ее цвет и «фактура» производят впечатление какой-то «высушенной», неживой «бумажной» поверхности, и когда мы встречаем человека, о котором хочется сказать, что у него какое-то серое лицо, мы имеем в виду не то, что он не умывался, а это и есть наше восприятие некрофила…

Обожествление техники и некрофилия
Начнем с рассмотрения самых простых и очевидных признаков современного индустриального человека: его больше не интересуют другие люди, природа и все живое. Его внимание все больше и больше привлекают исключительно механические, неживые артефакты. Примеров тому — тьма. В нашем индустриальном мире сплошь и рядом встречаются мужчины, которые к своей автомашине питают более нежные чувства, чем к жене. Они гордятся своей моделью, они за ней ухаживают, они моют ее собственноручно (даже когда достаточно богаты, чтобы заплатить за мойку). В самых разных странах многие автолюбители называют свою автомашину ласкательным именем; они уделяют машине массу внимания, прислушиваются к ней, наблюдают за ее поведением и немедленно принимают меры, если обнаруживаются малейшие признаки дисфункции. Разумеется, автомашину нельзя назвать объектом сексуального интереса, но вполне можно утверждать, что это объект любви: жизнь без машины представляется человеку порой куда как более невыносимой, чем жизнь без жены. Разве такая «любовь» к автомашине не убедительная примета извращения?
Возьмем другой пример — увлечение фотографией. … Сделать снимок, «щелкнуть» (в самом слове содержится весьма характерный элемент агрессивности) означает, по сути дела, что сам процесс видения сведен к получению объекта — фотографии, которая затем будет предъявлена знакомым как доказательство того, что «ее владелец там был». То же самое можно сказать о «меломанах», для которых прослушивание музыки превратилось в повод «поиграть» со своей домашней звуковой системой — проигрывателем, стереоусилителем и т.д. Слушание музыки для них — это лишь изучение технических качеств записывающей и воспроизводящей аппаратуры.
Описывая подобные модели поведения, я, разумеется, вовсе не хочу сказать, что пристрастие к фотографии, автомобилю или использованию технических приспособлений — это проявление некрофильских тенденций. Но бывает, что страсть к техническим приспособлениям заменяет (вытесняет) подлинный интерес к жизни и избавляет человека от применения всего того обширного набора способностей и функций, которыми он наделен от рождения.
Вторая мировая война внесла одну решающую перемену: самолеты стали средством массового уничтожения. Летчики, которые сбрасывали бомбы, вряд ли думали о том, что за несколько минут они убивали тысячи людей. В самолете сидела команда: пилот, штурман и стрелок, а вернее, бомбометатель. Они вряд ли отдавали себе отчет в том, что имеют дело с врагом, что они убивают живых людей. Их задача состояла в том, чтобы обслуживать сложную машину в точном соответствии с планом полета.
Современная война в воздухе следует принципам современного автоматизированного производства, в котором и рабочие и инженеры полностью отчуждены от своего труда. … От них никто не ждет, что они спросят, что несет эта продукция — пользу или вред. Это решают управляющие.
Для инженера, как и для пилота, достаточно того, что он получает готовое решение управляющих, и никто не думает, что он может в нем усомниться или даже задумается по этому поводу.
Однако, невзирая на все различия, фактически обе ситуации имеют и нечто общее: автоматизм деструктивности, в результате которого практически устраняется реальное осознание того, что происходит. Когда процесс уже необратим, для деструктивности не остается никаких преград, ибо никто ведь и не разрушает, просто каждый выполняет свою функцию по обслуживанию машины в соответствии и программными (и, видимо, разумными) целями.
…даже садисты все-таки способны к сосуществованию; они стремятся властвовать над другими людьми, но не уничтожать их. Следующая ступень враждебности нарциссизма и человеконенавистничества — это уже некрофилия. У некрофила одна цель — превратить все живое в неживую материю; он стремится разрушить все и вся, включая самого себя; его врагом является сама жизнь.
Таким образом, мы выдвигаем следующую гипотезу. В аномальном развитии личности просматривается такая последовательность: «нормально»-анальный характер — садистский характер — некрофильский характер. В этой последовательности четко улавливается нарастание нарциссизма, враждебности и деструктивности (хотя, конечно, в данном континууме огромное многообразие вариантов). Суть нашего предположения состоит в том, что некрофилию можно определить как злокачественную форму проявления анального характера.
Но если бы связь между анальным характером и некрофилией была бы столь простой, как я изобразил на схеме, то была бы совершенно очевидна теоретическая неполноценность всей конструкции. … И в самом деле, новый тип человека и его характер не умещаются в рамки старой типологии: их нельзя квалифицировать в терминах орального, анального или генитального характера. Я в свое время пытался найти для этого нового типа обоснование в терминах маркетинга; я так и назвал его «Marketing-Charakter» — рыночная личность.
Для рыночной личности весь мир превращен в предмет купли-продажи — не только вещи, но и сам человек, его физическая сила, ловкость, знания, умения, навыки, мнения, чувства и даже улыбка. С исторической точки зрения такой тип личности — совершенно новое явление, ибо это продукт развитого капитализма, где центральное место занимает рынок — рынок потребительских товаров, рынок услуг и рынок рабочей силы; принцип данной системы — извлечение максимальной прибыли путем удачной торговли и обмена.
Анальный (так как оральный или генитальный) тип личности относится к тому периоду развития общества, когда отчуждение еще не приобрело тотального характера. Такие типы могут существовать лишь до тех пор, пока человек не утратил чувственного восприятия своего тела и процессов, в нем протекающих. Что же касается кибернетического человека, то он живет в таком отчужденном состоянии, что он и тело-то свое собственное воспринимает исключительно как инструмент (средство) для достижения успеха.
Этот новый человеческий тип интересуют в конечном счете не трупы или экскременты; наоборот, у него даже может быть полное неприятие трупов и страх перед ними (трупофобия), которые он препарирует, что мертвый у него выглядит живее, чем при жизни. (Это общая ориентация на все искусственное, на вторую рукотворную реальность, отрицающая все естественное, природное как второсортное.) Однако он совершает и нечто еще более страшное. Он отворачивает свой интерес от жизни, от людей, от природы и от идей — короче, от всего того, что живет; он обращает все живое в предметы, вещи, включая самого себя и свои человеческие качества: чувства и разум, способность видеть, слышать и понимать, чувствовать и любить. Секс в набор технических приемов («машина для любви»); чувства прощаются и заменяются просто сентиментальностью, радость, как выражение крайнего оживления, заменяется возбуждением или «удовлетворением», а то, что раньше у человека называлось любовью и нежностью, он большей частью отдает теперь технике (машинам, приборам, аппаратам). Мир превращает в совокупность артефактов: человек весь (от искусственного питания до имплантируемых органов) становится частью гигантского механизма, который находится вроде бы в его подчинении, но которому он в то же время сам подчинен.
Мир живой природы превратился в мир «безжизненный»: люди стали «нелюдями», вместо белого света мы видим «тот свет», вместо живого мира — мертвый мир. Но только теперь символами мертвечины являются не зловонные трупы и не экскременты — в этой роли отныне выступают блещущие чистотой автоматы, — а людей мучит не притягательность вонючих туалетов, а страсть к сверкающим автоматическим конструкциям из алюминия, стали и стекла. Однако за этим стерильным фасадом все яснее просматривается настоящая реальность. Человек во имя прогресса превращает мир в отравленное и зловонное пространство (и на сей раз в прямом смысле, без всякой символики). Он отравляет воздух, воду, почву, животный мир — и самого себя. Он совершает все эти деяния в таких масштабах, что возникает сомнение в возможности жизни на Земле через сто лет. И хотя факты эти известны и многие люди протестуют против продолжения экологических преступлений, но те, кто причастен к этой сфере деятельности, продолжают поклоняться техническому «прогрессу» и готовы все живое положить на алтарь своему идолу. …что-то мешает людям сделать необходимые выводы из имеющихся знаний, это «что-то» и есть некрофильский элемент в характере человека.



Преступность

... Спросите в любом провинциальном городке: кто идёт в милицию. Отребье всякое идёт. Иногда просто бандиты. Тот же самый принцип: государственная власть выстраивает себя из тех, с кем она, казалось бы, бороться должна.
В школе, где я учился двадцать лет назад, существовал такой отряд школьной дружины – «Дзержинец». Знаете, кого в него брали? Шпану. Говорю об этом со знанием дела, поскольку одна из первых моих заметок как юнкора в газете «Рыбинская правда» этим самым «дзержинцам» (то бишь шпане) и была посвящена. Собственными глазами наблюдал: растёт сволочь, бьёт малышей, устраивает всё время драки, по наклонностям – садист. И вдруг – хлоп, дзержинец! Чистые руки, горячее сердце, холодная голова. Ходит по школьным этажам с какой-то плёткой, все его боятся. Объясните, как сволочь могла в дзержинца превратиться?
И ведь везде так: был бандит, стал мент. В местах лишения свободы кто порядок поддерживает? Думаете, менты? Суки! Те же заключённые. Ходят по зоне в тех же телогрейках, спят на тех же нарах, но… вынул ключик из кармана, дверь открыл и пошёл туда, куда другие не ходят. Значит, мент всё-таки.
Преступность в государстве – это лента Мёбиуса. Ведёшь пальцем по одной стороне, тут же перескакиваешь на другую. Мент – бандит. Бандит – мент. Мистика какая-то!
…Я смотрю на белозубую улыбку Беслана Гантемирова. По физиономии видно, что негодяй. Украл миллиард – посидел в тюрьме – стал милиционером. Ну и ничего: вот Путин. Станет президентом. Потом посидит. А потом тоже милиционером станет.
Андрей Новиков, для Чеченпресс,13.07.04 г.
www.chechenpress.com



Глaвнaя стрaницa